Челябинск: тринадцать раз «Удивительный мир», и всё как впервые

0
реклама
Фестиваль Джаз Тихой Заводи 13 июля
Фестиваль Джаз Тихой Заводи 13 июля
Фестиваль Джаз Тихой Заводи 13 июля
Фестиваль Джаз Тихой Заводи 13 июля
Наталья Риккер,
Челябинск
Фото: Евгения Маркова
NR

report8 и 9 июня в Челябинске прошёл международный джазовый фестиваль «Какой удивительный мир!». Порядковый 13-й номер форума отнюдь не смутил организаторов. Ни минуты не задумываясь о мистических смыслах этой цифры, художественный руководитель фестиваля народный артист России Игорь Бурко несколько месяцев кряду в преддверии события работал над тем, чтобы при ограниченном бюджете, выделяемом из областной и городской казны, повторить праздник не меньшего, чем в прошлые годы, масштаба. Вопрос, насколько печален или оптимистичен объём дотаций, насколько легко подвигнуть на джазовое меценатство банкиров и промышленников, конечно, неоднозначен. Положительно и показательно уже то, что этот известный далеко за пределами Челябинской области фестиваль по умолчанию ставят на баланс региона. И причина мозговой атаки оргкомитета заключалась, главным образом, в том, чтобы не уронить знамя фестиваля, поднятое в прошлые годы.

Игорь Бурко
Игорь Бурко

«Какой удивительный мир!» в полной мере оправдывал своё лирическое название — цитату из знаменитой песни Джорджа Вайса «What A Wonderful World», которая стала неформальным гимном, лейтмотивом концертов. С 2000 г. фестиваль каждое лето на несколько дней погружает город-миллионник в пространство джазовой музыки, преимущественно традиционной. Он освоил лучшие концертные площадки — как самые крупные, закрытые, так и уличные в центре города; он привозил джазовых звёзд федерального и даже международного масштаба. Важнейшая черта фестиваля — особое внимание к локальным исполнителям, которые неизменно выступали на фестивальной сцене в паритетном соотношении со знаменитыми коллегами, ведь Челябинску, без ложной скромности, есть кого показать.

реклама на джаз.ру
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE

Задачу найти компромисс между желаемым и возможным Бурко успешно решил, и не последнюю роль в решении этого уравнения помогла дополнительная помощь от городского Управления культуры. Челябинск, тем самым, в который раз подтвердил статус одного из джазовых центров России. Более того, к логичному и ожидаемому смыслу форума — подарить горожанам джазовый праздник — добавились новые воспитательные цели. В интервью прессе Игорь Владимирович неоднократно подчеркивал, что приоритетным в выборе приглашаемых гостей на фестиваль станут ансамбли с выраженной духовой составляющей. Ведь они не только выступят в основной концертной программе, но и вместе со всеми челябинскими музыкантами пойдут в массовом марше во время стрит-парада по Кировке. Это, по мнению мэтра, стимулирует студентов музыкальных вузов обратить внимание на редеющие год от года ряды исполнителей на духовых, заразит их любовью к блеску и звучанию «меди».

Впрочем, на невнимание к джазу со стороны юного поколения Челябинску и прилегающим к нему городам грех жаловаться. Количество детей и подростков, желающих принять участие в детско-юношеском форуме «Baby-Jazz» в 2013 г., было настолько велико, что его худрук Георгий Анохин предложил Игорю Бурко внести в фестивальную программу полноценную детскую страницу. Ноу-хау пришлось по душе всем — и юным джазменам, и их педагогам, и публике.

“Baby-Jazz” – солист ансамбля “Весёлые саксофонисты”, Екатеринбург

ДАЛЕЕ: подробный рассказ о концертах фестиваля

“Baby-Jazz” – вокальный ансамбль Wave, г. Сухой Лог, Свердловская обл.

Для стартового концерта в двухдневном марафоне воспитанникам «Baby-Jazz» предоставили малую уличную сцену на пешеходной части улицы Кирова. В субботний полдень 8 июня площадка приняла около сотни вокалистов (их традиционно в Челябинске — перевес) и инструменталистов. Среди последних преобладающими оказались как раз духовики — питомцы Георгия Анохина, так же как и он играющие на флейте, и саксофонисты, десантом приехавшие из соседнего Екатеринбурга, — ученики энтузиастки игры на саксофоне Юлии Киприяновой. Возрастная амплитуда участников получилась весьма убедительной — от трёх до 17 лет. С разной степенью мастерства, которая, по правде говоря, пока серьёзно ограничена профессиональной неопытностью начинающих артистов и лишь начальным знанием законов джазового музицирования, ребята прилежно и не без волнения исполнили набор классических для эстрады и джаза тем, некий джентльменский набор джазового школяра: «Summertime» Гершвина, «Moon Glow» Уилла Хадсона, «Cheek to Cheek» Ирвина Берлина, «Take The A Train», «Mood Indigo» Эллингтона, «Strangers in the Night», «Go Down Moses» и т.п. Певцы, как правило, воспроизводили известные интерпретации стандартов, копируя недосягаемых Эллу Фитцджералд, Луи Армстронга, Натали Коул, Этту Джеймс, с магнитофонной точностью исполняя не только тему, но и частично скэтовые фрагменты. Инструменталисты ограничивались исполнением темы, с лёгким, аккуратным её развитием в пределах аранжировки, написанной руководителем их ансамбля.

“Baby-Jazz”: вокалист Эдик Риккер

Вопрос, стóит ли и нужно ли ждать большего от детского исполнения джазовой музыки, на мой взгляд, спорный. Он вскрывает серьёзную проблему, очевидную, как минимум, для челябинского музыкального образования. Системного обучения джазовому исполнительству в городе просто нет. В рамках программы дополнительного образования азы джазовой музыки ребятам преподают энтузиасты. Большинство из них — не профессиональные джазмены, а педагоги с классической (дирижёрско-хоровой или инструментальной) выучкой. Большинство из них просто любят эту музыку и, так сказать, по наследству передают свою любовь, своё видение джаза питомцам. Приоритет академического звукоизвлечения и мышления в образовательной программе даёт о себе знать — ребята обучаются джазу дедовским методом передачи устной традиции, через прослушивание и копирование классических записей джаза. Качественный скачок молодого исполнителя происходит гораздо позднее, когда, набравшись мастерства и наслушавшись записей, он самостоятельно начинает постигать законы джаза, а затем, если повезёт, окажется в профессиональном джазовом составе.

К числу таких счастливцев я бы отнесла студентов Южно-Уральского Государственного университета, которые играют в вузовском бэнде под управлением Георгия Анохина. Студенческая духовая секция плотно поддерживается в оркестре профессиональными джазменами — ритм-секцией с участием пианиста Константина Щеглова, контрабасиста Станислава Бернштейна и барабанщика Игоря Борискина. В репертуаре, составленном Георгием Анохиным, удачно сочетаются джазовые стандарты (например, «Watermelon Man» Хэрби Хэнкока) и авторские произведения Анохина (например, несложные по структуре пьесы «Магистраль» и «Куб», основанные на повторяющихся блюзовых риффах). В качестве солистов к оркестру Георгий Петрович подключает и младшее поколение «Baby-Jazz’а»: флейтисток Женю Гридневскую, Полину Васильеву и других, давая им возможность поиграть хрестоматийные темы с большим джазовым составом. Так, практически «на глазах у изумлённой публики», методом прямого погружения происходит процесс обучения джазу.

И всё же, массовый приток детской аудитории на фестиваль, повышенное внимание зрителей на концерте, которые без всякого принуждения оставались у Малой сцены на Кировке, свидетельствуют о положительной тенденции. Она позволяет надеяться на то, что в недалёком будущем в нашем городе найдётся достаточное количество педагогических сил и намерений, чтобы поставить процесс джазового образования на более высокий уровень.

Отгремев уличным концертом, фестиваль «Какой удивительный мир!» переместился в Театр оперы и балета им. М.И.Глинки. К пяти часам оперный бурлил, в зале — и к этому, надо признать, организаторы привыкли — был настоящий аншлаг. Желающих послушать джаз разместили даже в оркестровой ложе. За годы у фестиваля появились свои традиции, я бы даже сказала, ритуалы. И во многом они делают фестиваль предсказуемым и ожидаемым именно массовым слушателем. Это приоритет традиционного джаза над современным, обязательное участие больших оркестров (включая симфонические), регулярное появление одних и тех же московских и петербургских джазменов. Так, челябинский фестиваль трудно представить без Давида Голощёкина, а Анатолий Кролл изначально выступал в роли художественного руководителя форума и серьёзно влиял на его программу.

Столь же важным для создания торжественности, атмосферы праздника является исполнение песни «What A Wonderful World». На сей раз её аранжировали для могучего сводного состава из камерного оркестра «Классика» под управлением Адика Абдурахманова, ансамбля «Уральский диксиленд» и вокального ансамбля Светланы Андрияновой VITA.

В своё время песня исполнялась ещё большим коллективом, соединявшим и симфонический оркестр ЧГАТОБ им. М.И.Глинки и биг-бэнд Станислава Бережнова. Её пели легендарный челябинский джазмен Борис Савин, американская певица Дениз Перье, Ансамбль Духовной музыки. И, как ни странно, прочтение «What A Wonderful World» от этого принципиально не менялось. Для певцов было важно с нужной патетикой донести мелодию, погрузить растроганного слушателя в чудесный мир образов, о которых так сладко когда-то пел Луи Армстронг, а оркестру с минимальной долей свинга красиво аккомпанировать. И надо отметить, это музыкальное «напутствие» свою роль по сей день отлично исполняет.

Юлия Касьян
Юлия Касьян

Поскольку на сцене уже находился оркестр «Классика», в репертуаре которого преобладает академическая музыка, то начать фестивальную программу вполне справедливо решили с симфоджазового блока. Пьесы в исполнении «Уральского диксиленда» в компании с «Классикой», а также вокальным квартетом DV-Show, — «Hush-a-bye», «Puttin’ On The Ritz», «Java Jive» — для челябинского меломана узнаваемы: коллективы успешно выступали с несколькими такими программами. Приятное разнообразие внесло появление народного артиста России Давида Голощёкина в качестве солиста. Для первого выхода на фестивале Давид Семёнович выбрал хрестоматийную тему «Makin’ Whoopee» Уолтера Дональдсона. И молодой петербургской вокалистке Юлии Касьян рекомендовал не менее классическую гершвинскую «The Man I Love». Впрочем, для неискушённого слушателя такого рода «джаза» было более, чем довольно, ну а, тот, кто эти темы слушал в тысячный раз, с интересом следил за молниеносными перемещениями Голощёкина от рояля к электроскрипке и флюгельгельгорну, наслаждаясь его драматургически выстроенными и математически точными соло.

 

L-Band (Георгий Анохин - справа)
L-Band (Георгий Анохин – справа)

 

Отход от высокого пафоса фестивального пролога наметился в выступлении ансамбля Георгия Анохина L-band, который играл пьесы, написанные на волне увлечения новой импровизационной музыкой и нью-эйдж. Очень кстати пришлась калимба. Она удачно заменила синтезатор в пьесе «Камышовая лодка»: благодаря ей L-band уже не имитировал неспешный темп жаркого полдня тропиков, он им задышал. И пошёл вслед степенной поступи «Монаха» (так называлась вторая пьеса), побрёл причудливыми тропами музыкальной мысли Анохина, где то и дело ломается ритм, где мелодия изворачивается так, что и пропеть её не сможешь, но завороженно останешься слушать нежную флейту в ансамбле с гулким басом, лишь вздыхая: «Как красиво!» Стоит заметить, что пьесы эти имеют 20-летнюю выдержку. И ансамбль, вероятно, всё ещё упоённый недавним празднованием своего четвертьвекового юбилея, снова играл репертуарные хиты. Раз уж на фестивале начался «парад» давних музыкальных трэндов, то почему бы не обратиться к проверенному? Полагаю, именно такой логике последовал челябинский флейтист. Да и состав получился у него переходным: первая ритм-секция L-band’a — братья Виктор и Владимир Риккеры — соединилась с нынешними клавишником Константином Щегловым и перкуссионистом Игорем Борискиным.

Вокальный ансамбль VITA челябинской «гуру» пения a cappella Светланы Андрияновой мэйнстримовой джазовой стилистикой также пренебрёг, предпочитая ритм-н-блюзовую аранжировку битловской «Lady Madonna».

Гасан Багиров, Валерий Сундарев
Гасан Багиров, Валерий Сундарев

Обратно в более джазовую колею фестивальные дроги развернул дуэт гитаристов — петербуржца Гасана Багирова и челябинца Валерия Сундарева, хорошо сыгранный, несмотря на малое количество репетиций. Этими спонтанно складывающимися союзами как раз, в принципе, и интересен любой джаз-фестиваль. Публика видит новых исполнителей (по утверждению Гасана, в Челябинске он выступал впервые), а музыканты показывают мастерство ансамблевой игры, избирая знакомые темы традиционного джаза или даже эстрады. Повеселившись за кулисами над «бородатым» анекдотом о песне «Can’t Take My Eyes Off You», музыканты её и сыграли. Знаменитый рефрен «I Love You Baby…» оброс такими кружевами красивых гармоний, что тема окончательно стряхнула остатки банальности, превратившись в элегантный гитарный комплимент и любителям сладкоголосого Фрэнки Вэлли, и любителям мудрёных гитарных импровизаций. С теми же намерениями, вероятно, Валерий и Гасан обыграли разменявшую седьмой десяток «Blues in the Closet» Оскара Петтифорда и «Самбу Орфея» Луиса Бонфа.

Ирина Остин
Ирина Остин

К большому сожалению, в силу занятости в Оргкомитете фестиваля, мне не удалось толком пообщаться с коллективом уфимской певицы Ирины Остин, хотя бы задать вопрос саксофонисту Павлу Скорнякову: «Не его ли профессиональной привязанностью к гению Джона Колтрейна был продиктован выбор пьес для челябинского выступления?» Могу лишь предположить, что это была одна из причин обращения к темам «On a Misty Night» и «My One And Only Love», записи которых в исполнении Колтрейна стали для будущих поколений саксофонистов эталонными. И всё же, несмотря на безусловный талант Скорнякова, лидером квинтета является Ирина Остин, любимица и учитель челябинских джазовых вокалистов. Её приезда ждали, у неё стремились в спешном порядке получить консультацию. И именно её непринуждённая манера как ведения концерта, так и пения расслабили зал, слегка подуставший от двухчасового первого отделения. Стоит ли говорить, что стараниями уфимцев (к которым, между прочим, добавилась пианистка и композитор из Екатеринбурга Юлия Перминова) от знакомых мотивов мало что осталось? Ансамбль изрядно поработал над тем, чтобы удивить слушателя, не дать ему заскучать, заставить напряжённо следить за логикой своих музыкальных высказываний.

Павел Скорняков
Павел Скорняков

Ни один из фестивалей «Какой удивительный мир!» не обходится без участия челябинской группы «Шико». Исключением не стал и тринадцатый. Стабильная привязанность к ритмам фламенко в воплощении «Шико» выглядит уже как кредо, прежде всего, фронтменов коллектива — гитаристов Игоря Петрова и Сергея Усольцева. Они и авторскую музыку пишут в том же ключе, хотя на фестивальную сцену собственные сочинения почему-то не вынесли, а обратились к острохарактерным «испанским» пьесам Чика Кории «Fiesta» и «Armando’s Rumba».

Совсем другую разновидность современной гитарной музыки исповедует ещё один любимец организаторов фестиваля и публики Михаил Филиппов со своим ансамблем «Странствующее озеро». Страсти по Джанго Райнхардту — так можно было бы определить репертуарные предпочтения коллектива. И на нынешнем форуме квартет в очередной раз живописал искусное полотно с чёткими выразительными гитарными штрихами Филиппова, расцвеченными акварельной прозрачности соло кларнета Дениса Негрова. Дань уважения великому цыгану воздала его знаменитая лирическая тема «Nuages» и под стать ей сентиментальная тема Rosenberg Trio — «For Sephora».

Lisa Ose
Lisa Ose

Впрочем, приток слушательского восторга вызвал не столько сам квартет, сколько его партнёрша — певица из Германии Лиза Озе. Их союз — тот самый случай удачного партнёрства, когда аккомпанемент позволяет вокалу раскрыться во всех бархатных обертонах, а тёплый тембр Лизы в свою очередь гармоничен с уютной атмосферой в духе Hot Club de France. Да и песня «I Can’t Give You Anything But Love», исполненная фройляйн Озе, родом из той же эпохи. О точности стилистического попадания красноречиво говорили реплики, услышанные мною в фойе: «Она <Лиза> как будто бы оттуда, из 30-х годов!»

The Kikipikles
The Kikipikles

Но отнюдь не пасторальная ностальгия по золотой эпохе свинга поставила точку в этом бьющем рекорды длительности концерте. Фестиваль двинулся в глубь времён, в Нью-Орлеан начала прошлого столетия. Весёлый московский состав The Kikipikles трубача Константина Гевондяна и певицы Полины Касьяновой зашагал стрит-парадом по залу, раздавая удивлённым зрителям воздушные шары, загудел сузафоном Стаса Черёмушкина, задребезжал велосипедными звонками, затарахтел стиральной доской Александра Иванова, прорезал душный воздух оперного засурдиненной медью духовых, запищал игрушечными «дуделками» и подчинил себе публику до конца и без остатка гнусавым пением через мегафон. Словом «радость» я, пожалуй, и не отражу даже доли экстаза зала, который вызвало шоу The Kikipikles. Высший пилотаж музыкальной иронии, подкреплённый глубоким знанием природы раннего джаза, клоунада с большим джазовым вкусом, заразительный кайф от первородного свинга — вот что такое The Kikipikles! И программа аж из девяти (!) песен вовсе не казалась затянутой, как не может быть затянутым остроумный экспромт. Начав с программной «When You’re Smiling» (как же не испить из неиссякающего источника ранних хитов великого Луи Армстронга?), ансамбль увлёк нас в лёгкую прогулку по шлягерам 20-х гг. И ноги под креслами вдруг совершенно «суверенно» от туловищ начали отплясывать чарльстон под темповую «Swing That Music», лица растянулись в улыбках от шуток под «арабские притчи» «Sheik of Araby» Теда Снайдера и «Egyptian Ella» Уолтера Дойла. Пыль столетия словно и не коснулась этих песен! Константин и Полина в компании со своими «огурчиками» (Pickles в переводе с английского означает «соленья») умело воспользовались эффектом «бабушкиного сундука» (а правильнее будет сказать, «дедушкиного», если иметь в виду кураж армстронговских ансамблей): всё новое оказалось забытым старым, весёлое — серьёзным, лёгкое — требующим изрядной исполнительской техники. Пафос, который часто сопутствует филармоническим джазовым концертам, сгинул, как призрак в предрассветной дымке. Вот, оказывается, как пела прародительница женского блюзового вокала Гертруда «Ма» Рэйни! Полина Касьянова воплотила её образ так живо, словно вчера с ней беседовала где-нибудь в шумном гарлемском клубе и слушала её прославленный хит «See See Rider».

Финальная «New Orleans Music», кажется, тоже вспомнилась ансамблю неспроста. Большая часть музыкантов этого коллектива, включая Полину и Константина, неоднократно участвовали в праздничном шествии на челябинской Кировке. Влюблённый в нью-орлеанский джаз Игорь Бурко неизменно делает стрит-парад центральным событием фестиваля, и москвичи, а с ними и питерцы во главе с Давидом Голощёкиным, идут в начале колонны, задают тему и темп маршу. И в необозримом количестве российских джазовых форумов именно стрит-парад, привлекающий внимание СМИ всех мастей, публики всех поколений, делает фестиваль «Какой удивительный мир!» оригинальным, выделяет из потока мэйнстримовых джазовых событий. В полдень на самой красивой улице города снова родилось чувство всенародного праздника, которое вдохновляет музыкантов с неослабевающим жаром играть, а их поклонников петь, танцевать и даже нести самодельные рисованные знамёна.

О том, как это было 9 июня — репортаж телеканала ОТВ:

Природа благоприятствовала шествию — недаром Игорь Владимирович всегда, шутя, спрашивает у коллег: «Как вам погода, которую я заказал у небесной канцелярии?»

Уличный парад
Уличный парад

Яркое солнце, впрочем, баловало, далеко не весь день. Как только музыканты разошлись по уличным сценам, небо покрылось тучами, заморосил дождь, пугая гитаристов косыми струями. «Не дай Бог, попадёт в гитару или усилитель, — волновались некоторые, — замкнёт же!» И если джазмены прятались под навесами, то их слушателей спасли многочисленные летние кафе на Кировке — с горячими напитками, пледами и хорошим видом на эстрадные площадки.

На малой сцене за внимание публики сражались составы из Челябинска, Екатеринбурга и Уфы. Большая сцена была предоставлена главным образом оркестрам из области. При всём уважении к подвижничеству периферийных бэндлидеров позволю себе опустить описание выступлений всех коллективов: желание играть здесь чаще далеко превосходит исполнительское мастерство, новизну и свежесть репертуара. Отметить хотелось бы три состава — открывший концерт на Большой сцене екатеринбургский квинтет Сергея Чашкина (гитариста, известного телезрителям канала «Культура» по шоу «Большой джаз»), ансамбль кларнетиста и саксофониста Дениса Негрова «Пять четвертей» из Озёрска и Диксиленд Александра Корнилова из Снежинска.

Андрей Плетнёв, квинтет Сергея Чашкина
Андрей Плетнёв, квинтет Сергея Чашкина

Сомневаться в виртуозности музыкантов из соседнего Екатеринбурга — пустое занятие. Биография Сергея Чашкина, где фигурируют Колледж Римон (Израиль) и Berklee College of Music (США), расставляет всё по местам. Только вот в Челябинске ребятам не повезло: решив некоторые технические проблемы, под порывами ветра и дождём квинтет пустился в длинные медитативные поиски смыслов в духе позднего бопа, ни на квадрат не умаляя соло и стараясь не смотреть на пустеющую Кировку. При других обстоятельствах их авторские произведения «Sponge Bop», «Facin’ the Night» и «Вальс’ОК» снискали бы самые бурные овации у подготовленного слушателя. Но на улице под звон трамваев и вой ветра таких знатоков оказались единицы.

Несмотря на рассеявшиеся тучи, квинтет Дениса Негрова «Пять четвертей» также играл для скромного числа любителей джаза: замёрзшие слушатели отбивали ладонями в такт джаз-роковым темам, сидя за столиками соседних кафе. Самым успешным оказался выход снежинского диксиленда. Понятный всем, с традиционными мелодиями («Bye, Bye, Blackbird» Рэя Хендерсона, «Tiger Rag» Ника ЛаРокки и т. п.) ансамбль бравурно, на эмоциональном подъёме так отыграл свою программу, что на её звуки вышли на улицу участники диксиленда Игоря Бурко. «Здорово играют!», — присвистывали они.

Биг-бэнд, DV-Show и Ст.Бережнов
Биг-бэнд, DV-Show и Ст.Бережнов

Тем временем в Театре оперы и балета имени М.И.Глинки полным ходом готовился к открытию гала-концерта биг-бэнд под управлением заслуженного артиста России Станислава Бережнова. Так уж повелось: на фестивале зачин обязательно масштабный, с полноценным оркестровым звуком. Однако грузность пролога наметилась лишь в количестве музыкантов на квадратный метр сцены, а в остальном Бережнов с бэндом, напротив, её сняли, отыграв лёгкую эстрадно-свинговую программу. В начале — темповая «Birds Eye View» Джима Мартина, а затем — серия вокальных номеров из разряда «Золотой фонд мировой эстрады»: баллада «Teach Me Tonight», томно исполненная Анастасией Балакиной; задорное буги «Well Alright ,Okay,You Win», в котором голос Стаса Обухова явным образом испытал влияние Джо Уильямса (а кому ещё подражать, как не выдающемуся баритону оркестра Каунта Бэйси?); и на финал выступления — оптимистичная «It’s All Right With Me» Коула Портера, разложенная по голосам квартетом DV-Show. Бэнд настойчиво продолжает линию популяризации свингового звучания, регулярно, раз за разом, предлагая облегчённую версию оркестрового джаза. Почему патриарх челябинской музыки идёт именно по такому пути, предположить несложно. В оркестре — значительный приток новых сил. Это студенты и выпускники Института искусств им. П.И.Чайковского, где Станислав Васильевич преподаёт оркестр многие годы. Вероятно, так проявляется педагогическая забота мэтра о молодых музыкантах, не поднаторевших ещё в джазовой исполнительской технике, не почувствовавших «соль», суть свинга…

Квинтет гитариста Валерия Сундарева и его давнего челябинского, а ныне питерского партнёра — саксофониста Льва Орлова от исполнения махровой классики принципиально отказался. Пьесы, подготовленные коллективом, судя по всему, отражают предмет нынешних профильных интересов музыкантов в области современного американского джаза — творчество гитариста Джона Скофилда и саксофониста Шеймуса Блейка. Пьеса последнего «Fear Of Rooming» произвела сильное впечатление: несмотря на обещающее адреналиновый всплеск название, она оказалась скорее меланхоличной, с красивой темой, позволившей Льву Орлову «развернуть меха» в полёте мелодии.

Денис Галушко
Денис Галушко

Екатеринбургский десант отметился не только на уличных сценах, но и в оперном. Трио (на тот момент ещё будущего) победителя V конкурса молодых музыкантов «Усадьба Jazz 2013» пианиста Дениса Галушко разразилось его же, Дениса, авторскими пьесами «Поиск сокровищ» и «Сафари». Структурно сложные произведения, требующие усиленного слежения за развитием гармонической линии, тем не менее, публику поразили в самое сердце. Подозреваю, что не последним фактором оказалось даже не столько потрясение от таланта Дениса (который безусловен), сколько неподдельная искренность, эмоциональность его ансамбля. В трио сменились контрабасисты: Святослав Коротовский передал инструмент Роману Токареву, на сцену вышла певица Ольга Головина, и перед нами явился уже совершенно новый коллектив. Но не думайте, что если Ольга взяла традиционные пьесы «Love for Sale» Портера или «Fascinating Rhythm» Гершвина, то более-менее классическое прочтение они и получат. Отнюдь. Расстаться с иллюзией состав Головиной заставит с первых тактов: эмоциональный ураган екатеринбургской джазвумен, помноженный на невероятной силы вокальные возможности да ещё недюжинное воображение музыкантов — всё это создаст в итоге не то что «увлекательный ритм», а скорее увлекательный вихрь, яркий, напористый, запоминающийся!

Уральский Диксиленд
Уральский Диксиленд

И «Уральский диксиленд Игоря Бурко», казалось, эту эмоциональную волну подхватил и выдал следом порцию энергичных раннеджазовых стандартов: «That’s A Plenty» Лью Поллака, «Kansas City Stomp» Джелли Ролл Мортона, неувядающую, несмотря на грядущий столетний юбилей, «After You’ve Gone» Джона Тёрнера Лейтона-мл. и др. Расслабленный в манере и при этом остродинамичный, сдержанный на внешнее проявление эмоций, но горячий в свинге, с сильной духовой и не уступающей ей ритмической секциями — это «Уральский диксиленд» в лучшем своём проявлении. И на фестивале мы таким его и услышали.

Тромбон-Шоу (крайний слева - Максим Пиганов)
Тромбон-Шоу (крайний слева – Максим Пиганов)

Выступление диксиленда отметило новую, заключительную фазу развития фестивальной программы, которая вернулась на рельсы традиционного джаза образца первой половины ХХ века. Московское «Тромбон-шоу» Максима Пиганова сыграло порцию популярных джазовых тем, которые разве только как рингтоны не «запилены»: и вам разудалая «Sweet Georgia Brown», и перлы мелодического гения Дюка Эллингтона «In A Mellow Tone» и «It Don’t Mean a Thing (If It Ain’t Got That Swing)», и неожиданно затянутая, медленно тягучая, еле узнаваемая гершвиновская «Lady Be Good», и «Don’t Explain» Билли Холидей, и, наконец, «рефрен» фестиваля — «What A Wonderful World». Слушатель воспринял знакомую музыку с одобрением: игралась она превосходно, и состав при этом выступал нетипичный, с квартетом тромбонов во фронт-линии. Но поражало вовсе даже не инструментальное мастерство ансамбля, и не появление Льва Кушнира за роялем, и не идея сделать секцию тромбонов солирующей, и не особая техника синхронного с игрой на тромбоне пения, которую продемонстрировал Максим Пиганов, и даже не его интеллигентный юмор в репризах между пьесами… Всё это лишь составляющие чего-то большего, что невозможно подвести под краткую наукообразную формулу, составляющие магического секрета, который Пиганову хорошо, как выяснилось, известен. А иначе как объяснить, что при самых малых внешних выразительных средствах рождение яркого шоу?!

Давид Голощёкин
Давид Голощёкин

К Давиду Голощёкину в Челябинске отношение особенное. У него есть преданные поклонники, его мнение авторитетно. Отношения Давида Голощёкина с Челябинском тоже особенные. За 13 лет существования форума «Какой удивительный мир!» он не пропустил ни одного фестиваля! В этом году Давид Семёнович выступал и на второй день, включив в свой квартет петербугского гитариста Гасана Багирова и незаменимую для всех случаев челябинскую ритм-секцию братьев Риккеров. Сохранив равенство между классическими стандартами («These Foolish Things», «Comes Love») и собственными сочинениями («Взгляд пантеры», «Вальс»), Давид Голощёкин так же легко фланировал между роялем, флюгельгорном и скрипкой, разве что не играя на них одновременно. Но, честно говоря, если бы кто-то мне сказал, что он и так может, я бы с лёгкостью поверила — три совершенно разных инструмента в убедительности и законченности соло друг другу ничуть не уступали.

Давид Голощёкин
Давид Голощёкин

Видимо, этот фактор подлинности, настоящей художественной правды и держит зал в искренней заинтересованности в происходящем на сцене до последнего аккорда. А он у фестиваля всегда получается жизнеутверждающим. Этим самым эпитетом награждают коллеги и поклонники развесёлый ансамбль Moscow Ragtime Band, с радостью подпевая его диксилендам, хлопая в такт старинным темам вроде «Why Don’t We Go Down To New Orleans», «Everybody Loves My Baby» или «Somebody Stole My Gal». Опьянённые куражом, они вполне могут представить, будто лидер коллектива Константин Гевондян, приглашённый в состав финский кларнетист и саксофонист Антти Сарпила и певица Полина Касьянова лично знакомы с пионерами джаза из Нью-Орлеана!

Moscow Ragtime Band (в центре - Антти Сарпила)
Moscow Ragtime Band (в центре – Антти Сарпила)

По словам Полины, такое ощущение — следствие большой работы, невероятного количества репетиций, бесконечных гастролей в Европу, постоянных поездок Кости на родину джаза. Но разве нужно об этом думать, когда тебя захватывает общее чувство радости от сопричастности к настоящему? Когда джазмены, забыв об усталости и впечатляющем марафоне фестиваля, собираются на сцене в стихийном всеобщем джеме и играют ставшую почти родной «When The Saints Go Marchin’ In», а публика, скандируя, им отвечает? Как говорила известная литературная героиня, подумаю об этом завтра. Завтра, когда выдохнув и успокоившись, начнём готовиться к следующему празднику джаза в родном городе. А он, как заверил его художественный руководитель Игорь Бурко, обязательно будет.

Antti Sarpila
Antti Sarpila

P. S. Даря друг другу улыбки, благодарности и объятия, джазмены поздним вечером 9 июня переместились в ресторан «Лунный свет»: на фестивале обязателен джем-сешн. Там на маленькой сцене молодёжь упражнялась в беглости пальцев и мыслей, играя в стремительных темпах боповые стандарты. Старшее поколении хмурилось, требуя спокойной босса-новы. А когда всеобщее веселье перевалило за полночь, главной темой для музицирования стала и вовсе не джазовая мелодия — «Happy Birthday». Её под оглушительный плеск оваций и звон бокалов подарили имениннику Давиду Голощёкину. Наступило 10 июня, фестиваль продолжался…

Давид Голощёкин, Гасан Багиров
Давид Голощёкин, Гасан Багиров

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.