«Джаз.Ру»: избранное. Джон Скофилд: «В первую очередь я — гитарист». К 65-летию музыканта

0

interview26 декабря 2016 гитарист Джон Скофилд отметил 65-летие. В честь юбилея выдающегося джазового и джаз-рокового музыканта «Джаз.Ру» воспроизводит интервью, которое впервые было опубликовано нами в «Полном Джазе 1.0» весной 2003 г., когда Скофилд готовился впервые приехать в Россию с концертом (впоследствии, в 2011, Джон Скофилд ещё раз выступил в нашей стране — на фестивале «Усадьба Джаз» в Архангельском под Москвой). Интервью сопровождают уникальные фотографии, которые «Джаз.Ру» сделал тогда, пользуясь эксклюзивным доступом к артисту: автор этого интервью работал в те дни с Джоном в качестве переводчика.


Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото)
CM

В Россию для выступления на фестивале «Богема Джазз» (проходил ежегодно в 1999-2004 г. — Ред.) приезжает Джон Скофилд — один из ведущих гитаристов современного джаза. Значение этого события трудно переоценить: последний раз импровизирующий гитарист такого же уровня известности — Пэт Мэтини — был в Москве в 1987 г.

Джон Скофилд в Москве, май 2003 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Джон Скофилд в Москве, май 2003 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Джон Скофилд родился в глубинке американского Среднего Запада, в штате Огайо, 26 декабря 1951 г. Он вырос в Коннектикуте — старинном штате на Востоке США, который тяготеет к двум ближайшим мегаполисам — Нью-Йорку и Бостону. Джон начал играть на гитаре в 11-летнем возрасте, когда слушал в основном блюз и рок-н-ролл. Местный учитель музыки познакомил его с игрой тогдашних титанов джазовой гитары — Уэса Монтгомери, Джима Холла, Пэта Мартино: так началась любовь Скофилда к джазу, которая не проходит и поныне.

19-летним он поступил в колледж Бёркли в Бостоне, одно из старейших джазовых учебных заведений в мире. Уже в 1973-м он появился на профессиональной джазовой сцене и играл с титанами, среди которых были Чарлз Мингус, Хэрби Хэнкок, Чик Кориа, Джо Хендерсон, Билли Кобэм, Джордж Дюк, Джерри Маллиган, Маккой Тайнер и Гэри Бертон. В 1981 г. 31-летний Джон Скофилд окончательно вошёл в обойму первых имён в области джазовой гитары: началась его работа в ансамбле великого трубача Майлза Дэйвиса, продлившаяся три с половиной года и документированная несколькими альбомами («Star People», «Decoy», «Atmosphere», «You’re Under Arrest» и др.).
ВИДЕО: Джон Скофилд играет соло в ансамбле Майлза Дэйвиса, 1984

Еще в конце 1970-х Скофилд начал записываться как лидер — сначала для западногерманского лейбла Enja, затем для Grammavision (на котором вышли в том числе и весьма удачные альбомы «Blue Matter» (1986), «Loud Jazz» (1987) и «Flat Out» (1988), с 1989 — на Blue Note, где, в том числе, вышел его общепризнанно лучший джазовый альбом с участием легендарного саксофониста Эдди Харриса «Hand Jive» (1993), а с 1995 г. — на Verve. Новые альбомы Скофилда демонстрируют две одновременно развивающиеся линии в его творчестве. Первая линия достигла своего апогея в альбоме 1998 г. «A Go Go», который Джон записал вместе с участниками трио Medeski Martin & Wood — самого на тот момент передового коллектива новейшего импровизационного течения так называемых «джем-бэндов». В этой линии Скофилд экспериментирует с эстетикой джем-бэндов, соул-джаза, фанк-грува и других суперсовременных импровизационных направлений, в этой же стилистике — только менее спонтанной и более организованной — выдержан и его альбом «Uberjam» (2002).

Джон Скофилд (справа гитарист Ави Бортник) на сцене ГЦКЗ «Россия», май 2003 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Джон Скофилд (справа гитарист Ави Бортник) на сцене ГЦКЗ «Россия», май 2003 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Вторая линия более близка современному джазовому мэйнстриму; в этом ключе выдержан предыдущий альбом Джона — «Works For Me», в котором он собрал свою «команду мечты» с участием легендарного барабанщика Билли Хиггинса, своего «однокашника» по группе Майлза Дэйвиса — альт-саксофониста Кенни Гарретта и других прекрасных музыкантов современного джазового мэйнстрима, и недавний «ScoLoHoFo», записанный с участием старого партнёра — саксофониста Джо Ловано, басиста Дейва Холланда и барабанщика Эла Фостера.
ВИДЕО: Джон Скофилд «So You Say» — выступление в туре с материалом сольного альбома «Blue Matter», 1987, Копенгаген

Однако в гастрольной деятельности Скофилда превалирует первое направление — живая, горячая эстетика современных джем-бэндов, танцевальный соул-грув и острая фразировка фанка. Басист Энди Хесс, гитарист / программист Ави Бортник и барабанщик Адам Дейч составляют новую концертную группу Джона Скофилда.

27 мая Джон Скофилд даст в ГЦКЗ «Россия» (имеется в виду не нынешняя площадка во Дворце спорта «Лужники», а снесённый в 2006 г. концертный зал в центре Москвы, в южном крыле гостиницы «Россия». — Ред.) полуторачасовой концерт, причем приедет он именно с группой Uberjam, названной так по альбому 2001 г., где эта группа была впервые зафиксирована в грамзаписи. Кроме 51-летнего Скофилда, остальные участники ансамбля крайне молоды и представляют новейшее поколение «джем-бэндов» (jam bands).
Джон вообще никогда не выступал в России, и мы начинаем телефонный разговор с легендарным гитаристом как раз с вопроса о его отношениях с нашей страной.

— Это будет мое первое выступление в России. Правда, я побывал в России раньше — в Санкт-Петербурге то ли пятнадцать, то ли двадцать лет назад, просто как турист. Я не выступал там. Тогда он назывался ещё Ленинград, верно? Конечно, система управления и вообще социальная система там была совершенно не такая, как та, к которой я привык, но это — прекрасный город, очень красивый, и люди мне понравились — очень доброжелательные. Вот и все мои представления о России. Поэтому я очень волнуюсь перед приездом в эту огромную и такую важную страну, в которую у нас так долго не было доступа! Правда, я уже очень много выступал в странах бывшего советского блока — в Польше, Чешской Республике, Югославии — но это будет моё первое выступление в Москве.

Джон Скофилд на фестивале «Усадьба Джаз», июнь 2011 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Джон Скофилд на фестивале «Усадьба Джаз», июнь 2011 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Как-то я прочитал в одном из ваших интервью, что вы не любите давать интервью — правда ли это?

— (смеётся) Ну, не совсем так! Я очень люблю разговаривать о музыке с людьми, которые любят музыку. В этом смысле я очень люблю интервью! Когда я был помоложе и только начал давать интервью, я думал: ух ты, как здорово — меня спрашивают о моей музыке, я могу подробно и четко все объяснить про неё. А потом я понял, что я, на самом деле, толком ничего не могу рассказать про свою музыку! Наверное, никто не в состоянии толком объяснить что-то про свою собственную музыку… Когда я это понял, я здорово расстроился и решил: я лучше буду играть музыку, чем говорить о ней… (смеётся).
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Джона Скофилда 

Пресс-конференция Скофилда в «Интерфаксе», 27 мая 2003 (слева редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков, выступавший в роли переводчика). Фото © Александр Забрин
Пресс-конференция Скофилда в «Интерфаксе», 27 мая 2003 (слева редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков, выступавший в роли переводчика). Фото © Александр Забрин

Тем не менее, я хочу спросить вас как раз о музыке, точнее — о музыкальном течении. Джем-бэнды, современные импровизационные коллективы, которые соединяют ритмы и язык современной музыки — рока, ритм-н-блюза, соул — и импровизационное начало джаза. Вы ведь отдали изрядную дань этому направлению на недавних своих альбомах — «A Go Go», «Bump!», да и «Uberjam», с программой которого приезжаете в Москву. Вы считаете себя частью этого движения?

— Видите ли, я всю жизнь играл того или иного рода смесь джаза и рока. С самого начала меня больше всего интересовало смешение ритм-н-блюза и джаза, рока и джаза, в какой пропорции это сделать, насколько это естественно получается — в общем, постоянно работал с этими пластами музыки. И вот несколько лет назад я сделал запись с джем-группой Medeski Martin & Wood — альбом под названием «A Go Go» — и масса молодых ребят стала ходить на мои концерты, я стал выступать на фестивалях, где играют джем-бэнды, перед публикой, которая раньше обо мне особо и не слышала. И вот теперь я — действительно часть джем-бэндовой сцены, и это очень здорово. Нас слушают люди, которые не только и не столько поклонники джаза — это слушатели студенческого возраста, которые просто любят музыку, самую разную музыку, и они приходят не только слушать музыку, но и танцевать, и при этом разбираются во всех тонкостях, понимают все экспериментальные идеи — это совсем не те танцы, которые бывают на поп-концертах! Это просто такой, как бы сказать, физический способ откликнуться на музыку — как это делалось в 60-е и 70-е, когда я только начинал. Они при этом ведь продолжают слушать! Я надеюсь… (смеётся).

Джон Скофилд на Триумфальной площади в Москве, 27 мая 2003 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Джон Скофилд на Триумфальной площади в Москве, 27 мая 2003 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Как ваш слушатель, я вижу две линии в вашей работе последних лет: записи в стилистике джем-бэндов — те же «A Go Go», «Bump!» и «Uberjam», а также работы в более джазовом, более мэйнстримовом ключе — «Works For Me» или недавний альбом «ScoLoHoFo». Как вы находите — и находите ли — баланс между этими двумя аспектами своей музыки?

— Нуу… вы знаете, на самом деле я просто делаю то, для чего приходит время! Ну, вот у меня есть эта группа, Uberjam, с которой я приезжаю в Москву. У этой группы есть аудитория, так что мы продолжаем работать над новым материалом. Мы недавно записали новый альбом, который должен выйти в мае. Но, кроме того, у меня есть друзья-музыканты, люди, с которыми я люблю играть, с которыми мне нравится играть — люди более мэйнстримового (straight-ahead) направления в джазе, люди, с которыми я уже играл и поэтому тоже являюсь частью и этой, мэйнстримовой сцены — например, таков саксофонист Джо Ловано, с которым мы много играли раньше и с которым теперь записали этот альбом, «ScoLoHoFo». Отказываться от этой стороны своей работы я тоже не хочу — я почувствовал бы пустоту, если бы лишился возможности играть straight-ahead (современный джазовый мэйнстрим. — Ред.). Поэтому я, действительно, немного напоминаю сейчас человека с раздвоением личности. Но, вы знаете, мне это нравится. Нравится потому, что я имею возможность, переходя от одного направления к другому, освежать свою музыку. И при этом имею возможность не дать себе устать ни от одного из них!

Джон Скофилд и Uberjam Band на сцене ГЦКЗ «Россия», май 2003 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Джон Скофилд и Uberjam Band на сцене ГЦКЗ «Россия», май 2003 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

А что за альбом вы выпускаете в мае?

— Он называется «Up All Night», «Всю ночь на ногах», и записан практически той же группой, что и «Uberjam». В музыкальном отношении это — развитие тех идей, что были заложены в «Uberjam», при этом мы решили его в гораздо более открытом, более импровизационном ключе. При этом, как ни странно, запись получилась более дорогой, потому что мы больше использовали сэмплеров и синтезаторов, записали с наложением четырёхголосную духовую секцию примерно на половине треков альбома, так что там много таких приятных духовых интерлюдий, что мне очень нравится.
ВИДЕО: John Scofield Uberjam Band – Sarajevo Jazz Festival 2013

Как вы работаете с «джемовым», импровизационным материалом в студии? Я интервьюировал Джона Медески по поводу нового альбома Medeski Martin & Wood — «Uninvisible», и он сказал, что в большинстве случаев они просто приходят в студию и начинают играть, не имея никакого подготовленного материала, абсолютно спонтанно. Вы делаете так же?

— Да. Мне ужасно нравится такая свободная игра, и, вы знаете, Medeski Martin & Wood действительно собаку съели на этом деле. Но мои ребята, с которыми я сейчас работаю — Адам Дейч, Ави Бортник и Энди Хесс — они тоже хороши в этом деле, так что три или четыре пьесы нового альбома были действительно сымпровизированы в студии. Вы знаете, когда группа поработает вместе, когда у нее образуется опыт совместной игры — это иногда случается, такая возможность совместно импровизировать. Заметьте, далеко не со всякой группой это обязательно происходит. Но иногда, когда всё складывается в правильную комбинацию, вы просто садитесь и начинаете создавать музыку, совершенно спонтанно, безо всякого плана. Вот и на этом альбоме мои любимые места — не те пьесы, над которыми мы долго трудились в студии, а те, которые просто родились — родились спонтанно.

И все-таки — из чего они рождаются: из мелодии, гармонической сетки, ритмической фактуры?

— Ритм обычно приходит первым: мы берём тот или иной грув из фанка, из современной клубной танцевальной музыки (я очень внимательно слежу за тем, что там происходит). И уже поверх этого ритмического оборота мы начинаем импровизировать. Так что все чаще всего начинается именно с ритма, с бита.

Джон Скофилд и Uberjam Band на сцене ГЦКЗ «Россия», май 2003 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Джон Скофилд и Uberjam Band на сцене ГЦКЗ «Россия», май 2003 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Совсем не то, когда я играю straight-ahead. Например, в альбоме «ScoLoHoFo» только одна пьеса в той или иной степени имеет свободную форму, остальное — это вполне структурированные мелодии. Каждый из участников записи — Джо Ловано, я, Эл Фостер и Дейв Холланд — принёс две-три пьесы. А, вы знаете, когда музыку пишут такие люди, как Ловано и Холланд — это получаются такие классные темы! И Эл, Эл Фостер — он тоже написал замечательные пьесы.

Вы ведь и гастролировали с этим составом.

— Да, прошлым летом мы совершили большой тур по Европе и теперь вот недельку поиграли в одном клубе в Нью-Йорке. Но, вы знаете, я не думаю, что в ближайшую пару лет мы еще что-то будем делать этим составом. Это, все-таки, в значительной степени «специальный проект».

И тем не менее: вы гастролировали и с ним, и с джем-бэндом. Какова разница между публикой, которая приходит на мэйнстримовый проект, и публикой, которая приходит на джем-бэнд?

— Разница определённо есть — правда, я не уверен, что, скажем, на концерте в Москве она проявится. Но в Нью-Йорке, допустим, если я играю с проектом ScoLoHoFo, то в клуб приходит обычная джазовая аудитория, которая сидит и спокойно слушает. А на Uberjam (который, кстати, в основном играет не в джазовых, а в рок-клубах!) приходит молодёжь, которая курит, танцует и вообще всячески развлекается. Но, вы знаете, между этими двумя столь разными аудиториями есть некий мостик! Есть часть серьезной джазовой публики, которая приходит на Uberjam, потому что находит этот проект интересным — ну, конечно, эти люди не танцуют, они просто стоят (или сидят) и слушают. И, что самое главное — есть молодые ребята, которые приходят на ScoLoHoFo в джаз-клубы — ребята, которые обычно вряд ли пошли бы в джаз-клуб: они приходят потому, что слышали меня с Uberjam и им интересно, что я делаю с другими музыкантами. Они, эти ребята, открыты для джаза — правда, они пока ещё не знатоки (aficionados), но они готовы слушать эту музыку. Так что между этими двумя видами публики постепенно устанавливается некая связь, но разница всё ещё очень велика. В конце концов, это же два разных мира — это гораздо больше, чем разница между рок-клубом и джаз-клубом.
ВИДЕО: Квартет Джона Скофилда (Малгру Миллер — ф-но, Скотт Колли — бас, Билл Стюарт — ударные) на фестивале в Марсьяке, Франция, 2011

Давайте поговорим о ваших внемузыкальных интересах. Некоторые представляют себе музыкантов как эдаких фанатиков, которых ничто, кроме музыки, не интересует…

— Ну, это не так, конечно. Как всякий нормальный человек, я читаю книги, хожу в кино. Спортом занимаюсь очень мало — я совсем не атлет; правда, вот именно сегодня я впервые за целый год хочу съездить в горы покататься на лыжах. Очень люблю кататься на лыжах, но ужасно плохо катаюсь! (смеётся). Но в первую очередь я — гитарист. Поэтому мое время всё-таки в основном делится между гитарой и моей семьей: ведь я женат, и у меня двое детей. Я люблю свою семью, стараюсь проводить как можно больше времени с ними. Это и есть моя жизнь.

Джон Скофилд на Красной площади, 27.05.2003 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Джон Скофилд на Красной площади, 27.05.2003 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Вернемся к фестивалю, на котором вы будете выступать в Москве. Вы знаете, что его поддерживает WWF — Всемирный фонд дикой природы?

— Не знал! Вот как здорово! Я обеими руками за это. Вы знаете, если б я был Джорджем Бушем-младшим, я многие вещи сделал бы по-другому, но самое главное — я подписал бы Киотский протокол (международное соглашение об уменьшении техногенного воздействия на окружающую среду, которое до сих пор не подписано США — Ред.)!

Вы не поддерживаете своего президента?

— Ни в коем случае. Я очень не люблю его. Вы знаете, практически вся творческая часть американского общества не поддерживает его… 11 сентября 2001 года многое изменило в этой стране. В обществе много страха перед окружающим миром. Люди боятся терроризма (я думаю, мне не надо объяснять это русским, ведь в вашей стране это тоже острая проблема). Поэтому консервативные правительства привлекают людей. И, хотя против того, что Буш делает, есть довольно серьёзный протест, большинство людей все-таки в страхе приникают к его правительству, думая, что «крутое» правительство сделает их жизнь безопаснее. Поэтому, не будь 11 сентября, он не имел бы такой мощной поддержки того, что он делает — поддержки войны прежде всего.

Некоторые считают, что творчество The Beatles и вообще музыка 60-х на неопределённое время отодвинула третью мировую войну. Может ли музыка занять такое же важное место в современной жизни, как это было в 1960-е?

— Вы знаете, музыка — и вообще искусство — по-прежнему занимают в жизни людей очень важное место. Людям по-прежнему важно получать от музыки эмоции, учиться у неё человеческому опыту, прежде всего эмоциональному, учиться быть щедрыми, учиться сочувствовать — вообще учиться быть людьми и понимать других людей. Это именно то, что вообще привлекает меня в музыке. Но отодвинуть мировую войну? Вот этого не знаю. Не берусь судить. Сможет ли музыка это сделать? Хотелось бы…

Джон Скофилд на фестивале «Усадьба Джаз», июнь 2011 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Джон Скофилд на фестивале «Усадьба Джаз», июнь 2011 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Кажется, это критик Скотт Янов назвал вас одним из трёх самых влиятельных современных джазовых гитаристов — вместе с Пэтом Мэтини и Биллом Фризеллом. Что вы думаете и о своем месте в этой тройке, и о двух остальных её членах?

— О, я люблю их обоих! Великие, превосходные музыканты и мои друзья. Они — новаторы, они двигают вперед развитие нашего инструмента. И с обоими я записал неплохие дуэтные альбомы! («I Can See Your House from Here», 1994, и «Grace Under Pressure», 1992, соответственно. — Ред.) Но, вы знаете, есть ещё так много других великих гитаристов… Просто эти двое и я — мы из одного и того же времени, понимаете? Так получилось, что нас слушают молодые музыканты. Те ребята, которые только приходят к джазу — они часто копируют нас, они находят у нас направления, по которым хотели бы идти, и узнают о джазе тоже от нас. Точно так же, как мы в свое время узнавали о джазе из игры Джима Холла и Уэса Монтгомери, Джимми Рэйни, Тэла Фарлоу, Грэнта Грина и многих других. Великих гитаристов — много, нам просто повезло принадлежать к одному поколению.

ВИДЕО: Джон Скофилд, 2011. Саундчек на сцене фестиваля «Усадьба Джаз» (видео: Ларри Эппелбаум, JazzTimes)

Предыдущая статьяКрис Поттер, Крисчен Макбрайд и другие: 17-й фестиваль «Триумф джаза» состоится в конце марта
Следующая статьяЧеловек-эпоха: Владимир Борисович Фейертаг. Восемьдесят пять лет
Родился в Москве в 1968. По образованию — журналист (МГУ им. Ломоносова). Работал на телевидении, вёл авторские программы на радио, играл в рок-группе на бас-гитаре, писал и публиковал фантастические романы, преподавал музыкальную журналистику в МГУ и историю джаза в РГГУ, выступает как ведущий джазовых концертов и фестивалей, читает лекции о музыке (джаз, блюз) и музыкальной индустрии. С 1998 г. — главный редактор интернет-портала «Джаз.Ру», с 2006 — главный редактор и издатель журнала «Джаз.Ру» (Москва). С 2011 также член совета АНО «Центр исследования джаза» (Ярославль). Публикуется как джазовый журналист в ряде российских изданий, а также в американской и европейской джазовой прессе (DownBeat, Jazz Forum, Jazz.Pt, Jazzthetik). Научные публикации в сборниках: Россия, Китайская Народная Республика, Япония. Выпустил ряд книг о джазе и смежных жанрах: «Индустрия джаза в Америке» (автор, 2008, расширенное переиздание — 2013), «Великие люди джаза» (редактор-составитель и один из авторов: 2009, второе издание — 2012, третье — 2019), «Блюз. Введение в историю» (автор, 2010, переиздания 2014 и 2018) и «Российский джаз» (2013, редактор-составитель и один из авторов совместно с Анной Филипьевой). Редактор-составитель сборника работ основоположника российского джазоведения Леонида Переверзева («Приношение Эллингтону и другие тексты о джазе», 2011). Автор главы «Джаз в Восточной Европе» в учебнике «Откройте для себя джаз» (издательство Pearson, США, 2011) и раздела о джазе в СССР и России в сборнике «История европейского джаза» (издательство Equinox, Великобритания, 2018).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.