In Memoriam. Барабанщик Дмитрий Севастьянов (1970-2017)

7
Редакция «Джаз.Ру»
фото: архив «Джаз.Ру»
LK



NEW: прощание с Дмитрием Севастьяновым состоится 19 августа (11:00) в морге городской клинической больницы им. Плетнёва (57-я ГКБ): 11-я Парковая ул., д. 32 (м. Первомайская).

15 августа после продолжительной болезни ушёл из жизни один из ведущих барабанщиков московской джазовой сцены — Дмитрий Севастьянов.

Более двух лет он с помощью своей семьи, друзей и коллег-музыкантов мужественно боролся с тяжёлым заболеванием. По его воле эта ситуация не становилась известна широкой публике.

Дмитрий Севастьянов
Дмитрий Севастьянов

Дмитрий Севастьянов родился во Владивостоке 7 мая 1970 г. в семье музыкантов. Он вырос в Благовещенске, административном центре Амурской области, в 8000 км к востоку от Москвы. В Благовещенске Дмитрий получил музыкальное образование по классу фортепиано, а барабанами позднее овладел самостоятельно; именно это он считал основой своего ощущения гармонии и ритма.

В первой половине 1990-х гг. Севастьянов влился в московскую музыкальную сцену. Он был чрезвычайно востребован в джазовых кругах, хотя не считал себя чисто джазовым музыкантом и много работал в рок-группах, записывался как студийный музыкант с эстрадными исполнителями и композиторами (Юрий Антонов, Алексей Глызин, Александр Добронравов). Тем не менее, наиболее широко Дмитрий был известен джазовой и пограничной филармонической аудитории: много лет подряд он выступал с пианистом Денисом Мацуевым, саксофонистом Георгием Гараняном, кроссовер-проектами братьев Ивановых, петербургским мультиинструменталистом Давидом Голощёкиным.

1993, трио Германа Лукьянова: Яков Окунь, Герман Лукьянов, Дмитрий Севастьянов
1993, трио Германа Лукьянова: Яков Окунь, Герман Лукьянов, Дмитрий Севастьянов

Севастьянов стал первым барабанщиком фьюжн-группы композитора и саксофониста Анатолия Герасимова, когда тот вернулся в Москву после 23 лет жизни на Западе. Его игра звучит на записанных в 90-е годы альбомах этого коллектива «Yes» (Boheme Music, 1998) и «Живой ракурс» (ArtBeat Music, 2013), а в мае 1998 Дмитрий выступил с этой группой в Нью-Йорке на II фестивале им. Сергея Курёхина: тогда с группой Герасимова вышли на сцену саксофонист Чико Фриман и перкуссионист Сиро Баптиста. С ансамблем пианиста Игоря Бриля и его сыновей-саксофонистов Дмитрия и Александра в 1999 г. Севастьянов играл в Канаде на Монреальском джазовом фестивале.
ВИДЕО: 1999, прямой эфир телепрограммы Дмитрия Диброва «Антропология» — квартет Георгия Гараняна (альт-саксофон): Михаил Иванов (клавишные), Андрей Иванов (контрабас) Дмитрий Севастьянов (барабаны)

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Дмитрия Севастьянова 

Дом Композиторов, 1997. Дмитрий Севастьянов в составе группы Анатолия Герасимова
Дом Композиторов, 1997. Дмитрий Севастьянов в составе группы Анатолия Герасимова

Среди тех, с кем работал, записывался, гастролировал Дмитрий Севастьянов — пианист Леонид Винцкевич, продюсер, композитор и басист Алекс Ростоцкий (альбомы «Boiled Borsht» на американском лейбле Pope Music, 1998, и «Oriental Impress» на российском L-Junction, 2000), вокалист и клавишник Сергей Манукян, авангардный саксофонист Владимир Чекасин, клавишник Антон Севидов (впоследствии — лидер всемирно известной российской поп-группы Tesla Boy: Севастьянов входил в его фанк-фьюжн-группу конца 1990-х Citric Acid), пианист Яков Окунь и буквально десятки других российских, европейских и американских музыкантов.

Дмитрий Севастьянов, март 2016
Дмитрий Севастьянов, март 2016

Были у Дмитрия и собственные проекты: фанк-рок-группа The Whales и электронный рок-дуэт с гитаристом Андреем Звонковым Zoolect, с которым Дмитрий выступил в Сиэтле (США) на рок-фестивале с 200-тысячной аудиторией и выпустил две работы на ArtBeat Music: аудиоальбом «ZHR (Zvonok Hip Rock)»  в 2012 и бокс CD+DVD «Embryolody / Live at Alexey Kozlov Club» в 2014.
ВИДЕО: Дмитрий Севастьянов с ансамблем братьев Михаила (фортепиано) и Андрея (контрабас) Ивановых — соло в пьесе Хуана Тизола «Caravan» 11 апреля 2010, КЗ им. Танеева, Владимир.

«Джаз.Ру» выражает глубокое соболезнование семье Дмитрия, жене Светлане и их детям.
АУДИО: группа Анатолия Герасимова, 1997, за барабанами Дмитрий Севастьянов 
«Не в огне гореть (To Burn But Not On Fire)»
Фрагмент записи прямого эфира программы Константина Волкова «Московский свинг» на «Радио РаКурс». Бас-гитара — Антон Ревнюк, гитара — Валерий Белинов, перкуссия — Юрий Генбачёв, сопрано-саксофон — Анатолий Герасимов.

7 КОММЕНТАРИИ

  1. 15.08. ушёл Дмитрий Cевастьянов.

    5.08. ушёл Дмитрий Cевастьянов.
    Для нашего джаза – Севастьянов это очень яркое и неординарное явление.
    Так получилось, что хотя мне с ним и не удалось играть, мы с ним много общались по проблемам смещения у барабанов слабой доли в разных стилях.
    Это явление, мне открыл барабанщик Миша Жуков, когда в груве слабая доля на малом барабане играется, в зависимости от стиля, то с опережением (подхлёст), или с опережением (оттяжка).
    Сейчас и уже и на Западе стали отмечать это явление и даже есть термины обозначающие “подхлёст” -- Ahead Of The Beat и “оттяжку” -- Behind The Beat.
    Удивительно, но в те, 90-е годы мне в Москве не с кем было обсудить это явление, кроме Димы.
    Помню он приходил в мой подвальный класс на Ордынке и приносил примеры необычных барабанных смещений. Так как-то он принёс мне пример смещения 4-й доли из песни британской арт-роковой группы Marillion.
    Удивительно, но когда укажешь на это смещение, все сразу его начинают слышать, а самостоятельно это услышать никому не удается.
    Потом, когда я опубликовал книгу «Скэт-импровизация», то в звуковом пособии в папке «Ритмические смещения» я поместил этот приём.
    Я думаю, что такое тонкое проникновение в мир джазовых ритмов было у Димы потому, что он также, как Арт Блейки и Жак ДеЖонет стали барабанщиками пройдя фортепианную школу. Ещё конечно повлияло и то, что у Димы был потрясающий педагог -- Женя Казарян, ушедший 2 года назад.
    Мой сын Кирилл, тоже барабанщик плотно общался с Димой и даже однажды заменил его на джаз-фестивале в ЦДХ, где там он играл дуэтом с джазовой певицей, поэтому я был в курсе Диминой жизни.
    Дима долгое время снимал квартиру неподалёку от нас около Савеловского вокзала. Но потом он отказался от съёма и вернулся в квартиру жены в ближнем Подмосковье, а когда начались ежедневные работы, то он научился ночевать на репетиционной базе на раскладушке.
    Как-то тогда, в 90-е, я ему позвонил и предложил сыграть в некоммерческом проекте, но оказывается, у Димы была фиксированная ставка, которая не укладывалась в наш бюджет. Такую ставку, как мне он объяснил, ему пришлось установить из-за дороговизны съёмного жилья.
    Наверное, поэтому он показывался в последнее время с уже раскрученными музыкантами – с Гараняном, Мацуевым.
    Конечно, когда я видел Диму с этими звёздами по ТV, мне было немножечко жаль, что он должен был играть с ними мейнстрим и не может показать свою фанк игру, в которой был особенно силён и парадоксален, ибо он владел смещениями «подхлёст и оттяжка».
    Но жизнь так идёт, как идет, и переиграть её уже потом не возможно.
    Забавно, когда я узнал у джаз-смещениях ещё в 80-е, я не поленился и обзвонил многих барабанных звёзд, чтобы узнать, применяют ли они приём «подхлёст и оттяжка».
    Так оказалась те, кто владеют им – Васильков, Ипанешников, Гагарин – мне ответили, что играют «ровно». Ибо делали это подсознательно, и лишь Дима владел этим приёмом осознанно. Вот почему его игра так гипнотизировала слушателей.
    Конечно нестерпимо жаль, когда безвременно уходят мои студенты, а мы с Димой делали дипломную аранжировку для биг-бенда и он блестяще показался, как дирижёр, получив отлично.
    Мы с ним, уже в 2000-е, пересекались на фестивале «Московская осень» и Дима всегда показывал выдающуюся игру.
    Дима Севастьянов, после таких корифеев, как Буланов, Васильков, Савельев стал одной из самых самобытных и ярких звёзд русских джаз-барабанов 90-х и 2000-х.
    И он занял достойное место в джазовом пантеоне России, и теперь на её джазовом небе всегда будет ярко сиять звезда по имени

    ДМИТРИЙ СЕВАСТЬЯНОВ.

    Вот почему я хочу закончить этот мини-некролог стихами:

    Драгоценный ты наш, Дима
    Здесь познал ты много практик.
    Грувы, как у Серафима
    В них огонь больших галактик.
    https://cloud.mail.ru/public/Damn/xnz7d6ka1

  2. Восхищался его мужеством и самообладанием! Я знал, что он борется с тяжелым недугом. И все же использовал каждую возможность выходить на сцену. Помню, как он блестяще отыграл в концерте на 70-летии Михаила Окуня.
    Светлая память Диме.

  3. Irina Robinson (Томаева) джазовая певица США:
    17 августа в 5:02
    Наш однокашник по Гнесинке и коллега, с которым много лет стояли на одной сцене… Он называл меня Ириноджя, а я его Дзимоджя..))) Это было как позывной, с самой студенческой скамьи, все эти годы.
    Кто жил в гнесинской общаге (ДУУЗИ), тот конечно помнит его неповторимые шутки, например, выкрики среди ночи в открытое окно: “Всем барабанщикам собраться в коридоре!!!” или: “Ты давай-давай-даваааай!!!” :)
    Или когда он вставал со скрещенными на груди руками, особым способом закрывая один глаз…это была его “фишка” :) Думаю, многие помнят.
    Он жил прямо над нами, и мы становились невольными слушателями его ежедневных занятий с палочками на дощечке (точно не знаю, что он там использовал, но слышимость была идеальная). Иногда это меня очень сердило, особенно, если приходила из института уставшая, и хотела отдохнуть. Но Дзимоджя занимался не зря. Мы все это впоследствии увидели.
    Слова бессильны.
    Прощай, друг! Да упокоит Господь твою душу…Спасибо что ты был. Спасибо за музыку. Мы будем помнить о тебе.

  4. Антон Севидов (Тесла бой) джазовый пианист:
    Кажется, мне было 13, я уже ходил к Mikhail Okun на уроки на Ордынку. В одну из суббот, после занятий, в зал вошли ребята, и среди них был Дима. Через несколько минут ребята начали репетировать. Помню, что все они играли очень круто. Но от Димы просто невозможно было оторваться. У меня просто отвисла челюсть. Я не понимал, как такое может происходить? Я реально вижу то что я сейчас вижу, а главное, слышу?
    Позже, я ходил на множество джемов и концертов, и всегда жадно слушал и следил за тем как играет Дима. Это всегда было феерично
    Прошло примерно два года, и я осмелился подойти и спросить у Димы -- не хочет ли он со мной играть в группе? С моей стороны это была конечно наглость, хоть меня уже и знали в джазовой тусовке Москвы, но я был абсолютно зелёный, да и было мне 15 лет, а Диме 25. Каково же было моё удивление, когда Дима сразу согласился, сразу заявив, что он вообще любит рок музыку, и очень здорово, что я играю современные вещи, выходящие за рамки джаза.
    Это был потрясающий счастливый период совместной игры и дружбы. Множество фестивалей, клубов и выступлений на радио. Дима стал мне старшим братом, так важны мне были его мнение и оценки. И он очень поддерживал меня, когда я остался без отца -- звонил почти каждый день и вытаскивал меня репетировать.
    Никогда и ни с кем я не получал такого удивительного накала страстей в игре. Он был по-настоящему гениальным. Нет, не барабащик, нет, он просто был гениальным музыкантом и гениальным человеком.
    А о том каким удивительным чувством юмора он обладал, об этом вообще можно писать отдельную книгу. Кажется половина моего юмора -- это от него. Мы всегда бесконечно смеялись и веселились. Юмор был неотъемлемой частью Димы.
    В последнюю нашу встречу, он сказал, что не знает сколько еще проживёт, и что очень удивлён друзьями, которые бросились его спасать. А я сидел тогда, смотрел на него и подумал, а вдруг я вижу его в последний раз? К несчастью, это оказалось правдой.
    Дима, спасибо, что ты был в наших жизнях, спасибо за музыку, которую мы играли вместе. Спасибо за твою любовь.

  5. С Димкой мы были земляками -- оба приехали учиться в Гнесинское уч-ще из Благовещенска, жили в ДУУЗИ. Общались не часто, но очень по-человечески тепло, стараясьдруг друга поддерживать в сумасшедшей круговерти Москвы. Всегда поражала его спокойная уверенность в наших силах, его оптимизм. Помню, что палочки барабанные он из рук не выпускал и, Боже мой, какие кульбиты он этими палочками вытворял!!!…По окончании училища пути наши разошлись и мы не общались. Когда же мы через много лет созванивались, ощущение было такое, словно только что жарили картошку на кухне в ДУУЗИ. Говорил, что без жилья, что много и интересно работает, но мешают боли в спине (грыжи). С восторгом и восхищением говорил о дочери. Он был эрудитом, увлекался историей, много читал.Был, конечно, непростым человеком, но невероятно самобытным, ни на кого не похожим. Музыкантом он был фантастическим и разносторонним. При этом был хорошим, добрым ЧЕЛОВЕКОМ…Большая потеря. Светлая память тебе, Дмитрий!

  6. Самородок из дальневосточных “каторжан”. Хочу сказать о его маме Ларисе Дмитриевне Севостьяновой -зав кафедрой была долгие годы в музыкальном училище города Благовещенска( ныне уничтоженного чиновниками) Пианистка-педагог высший класс. Воспитала целую кагорту замечательных людей и пианистов. Вся их семья и папа его отменные музыканты. Можно очень много сказать и вспомнить…. хвала и светлейшая память этой выдающийся музыкальной семье. Дмитрий -это Ломоносов ударных. Сам пришёл пешком и все сделал. Народ сейчас смотрит и слушает всякую гадость. Эх зря не знает настоящих талантов и героев. Браво Артист!!!

  7. Честь и Слава Дмитрию!!!Эго творенье живёт в наших сердцах!!!Мы будем помнить….Диму до конца дней наших..!!! Браво!!!!!!!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.