Репортаж «Джаз.Ру»: девятая (или тридцать третья?) «Джаз-Весна» в Самаре

0
Даниил Крамер (фото © Михаил Пузанков, Самарская филармония)
Даниил Крамер (фото © Михаил Пузанков, Самарская филармония)
реклама
Фестиваль Джаз Тихой Заводи 13 июля
Фестиваль Джаз Тихой Заводи 13 июля
Фестиваль Джаз Тихой Заводи 13 июля
Фестиваль Джаз Тихой Заводи 13 июля

фото: Михаил Пузанков (Самарская филармония)

В предконцертных листовках этот проект именовался «IX Международный фестиваль Jazz-Весна в Самаре 2019». Если отсчет вести с 2003 г., то так оно и есть. Но…

реклама на джаз.ру
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE

Джазовый фестиваль с этим названием появился в Куйбышеве в 1962 г. и до 2003 уже проходил с разной периодичностью двадцать четыре раза. Его организатором был джаз-клуб, родившийся в Куйбышеве в 62-ом, а проведённый в том же 1962 году Первый Куйбышевский фестиваль стал третьим по счёту в тогдашнем огромном Советском Союзе. Правда, это лидерство как-то совсем не обрадовало партийных идеологов в горкоме КПСС, и после того, как они услышали на пяти фестивальных концертах обилие «американщины» при полном отсутствии сочинений композитора Будашкина, их возмущению не было границ. Фестиваль был категорически и однозначно запрещён. Каюсь, есть в этом и моя вина как председателя оргкомитета того самого первого фестиваля: в ходе подготовки мне довелось выбрасывать из репертуаров участников низкопробные эстрадно-песенные поделки, меняя их на заокеанские джазовые стандарты.

Второй фестиваль нам удалось провести только в 1967 г., через пять лет, когда в городе уже сменилось партийное руководство и несколько подзабылись годы «разгибания саксофонов». С этого момента фестиваль «Джаз-Весна» какое-то время проводился ежегодно и стал очень известным и престижным в стране. На фестивальную сцену в 60-70-е годы выходили практически все инструменталисты и вокалисты, ставшие позже ведущими исполнителями отечественного джаза: народными и заслуженными артистами, профессорами, ректорами и деканами музыкальных учебных заведений. А в жюри фестиваля были такие мэтры, как Игорь Лундстрем, Анатолий Кролл, Юрий Саульский, Аркадий Петров, Алексей Баташёв, Владимир Фейертаг, Алексей Козлов… География участников фестиваля была очень широкой — от Новосибирска и Ташкента до Калининграда, Львова, Тбилиси и Баку. Куйбышевский фестиваль именно как «Весна» вошел с персональной статьёй в вышедший в 2009 г энциклопедический справочник «Джаз в России».

Ветераны-организаторы со временем стали менее активными, хотя в девяностых вновь включились в работу и провели ещё семь очень интересных музыкальных праздников. Причем в это время засекреченный Куйбышев уже стал открытой для иностранцев Самарой, и на самарскую сцену стали приглашать музыкантов из Англии, США, Бельгии, Германии, Японии, Франции и даже Австралии, а фестиваль стал международным. Но к началу XXI века у ветеранов в джаз-клубе не нашлось достойной смены, и фестивальная традиция перешла в самарскую филармонию, где получила прекрасное продолжение и художественное руководство в лице известного пианиста, народного артиста России Даниила Крамера. Кстати, нынешний художественный руководитель в начале восьмидесятых сам был рядовым участником куйбышевской «Джаз-Весны». Конечно, великолепная сцена, а также уникальные профессиональные и технические возможности филармонии сегодня трудно сравнить с условиями, в которых проводились многие предыдущие фестивали.

Впрочем, уместно вспомнить, что и в 1962 г. два заключительных концерта Первого джазового фестиваля в Куйбышеве/Самаре проходили на сцене филармонии — хотя, конечно, еще в старом здании, построенном в 1907 г. под цирк «Олимп», а в семидесятых снесённом. Кстати, и председателем жюри первого фестиваля был художественный руководитель филармонии пианист Алексей Трифонов. Уже в девяностых два очередных музыкальных праздника джаз-клуб проводил на сцене филармонии. Вот такая, сложившаяся 57 лет назад, тенденция филармоническо-джазового сотрудничества в музыкальной Самаре сохраняется до наших дней.

Большой Джазовый Оркестр
Большой Джазовый Оркестр

Последние 16 лет фестиваль проводится раз в два года, и вот 1-3 марта филармонические синкопы вновь известили о приходе «Джаз-Весны» в Самару. Программа «Весны-2019» была не совсем обычной. В предыдущих музыкальных праздниках на сцене доминировали малые инструментальные составы. Последним из солидных профессиональных больших оркестров на этом фестивале в Самаре выступал, пожалуй, еще в девяностых годах — «МКС биг-бэнд» Анатолия Кролла. А нынешний фестиваль украсило выступление сразу двух больших оркестров. Да, и если на предыдущих фестивалях можно было услышать широкую стилистику джаза, включая и всевозможные музыкальные эксперименты, то направленность «Весны-2019» была исключительно мэйнстримовской — от раннего свинга до бибопа.

Фестиваль начал БДО — московский Большой Джазовый Оркестр под управлением Петра Востокова. Этот биг-бэнд в Самаре впервые. Создан он в 2010 г. и сегодня уже стал одним из лучших в стране, а его молодой основатель и руководитель трубач Пётр Востоков успел войти в число ведущих музыкантов российского джаза. В организации коллектива активное участие принимала Дарья Антонова. Сегодня она — ведущая вокалистка БДО и одновременно директор оркестра. Пётр Востоков учился в Академии музыки им. Гнесиных, стажировался в США в рамках программы «Открытый мир» в 2006 г. В России Пётр играл в самых известных биг-бэндах, в том числе у Анатолия Кролла в «Академик Бэнде», у Игоря Бутмана, у Бориса Фрумкина в Оркестре им. Олега Лундстрема, а также в малых составах, и сам несколько лет вёл класс джазовой трубы в Гнесинской академии.

Пётр Востоков
Пётр Востоков

Концерты БДО воскрешают «золотую эпоху джазовой лихорадки», возвращая слушателей в 20-40-е годы прошлого века, во времена триумфа стиля свинг. Оркестр уникален по звучанию, а сам Пётр строго относится к качеству исполняемой музыки и точному соответствию её замыслам композиторов и подлинному звучанию в бэндах прошлого, особенности творчества которых молодые музыканты представляют. Одна из новых программ БДО была недавно представлена в Москве в Большом зале консерватории. Она называется «Из Нового Света» и включает околоджазовые сочинения Джорджа Гершвина, Игоря Стравинского и Леонарда Бернстайна. А под названием «11 друзей БДО» у оркестра есть цикл именных программ, посвященных Бенни Гудману, Джимми Ландсфорду, Арти Шоу, Томми Дорси, Диззи Гиллеспи, Гленну Миллеру и другим гигантам. Первое отделение мартовского самарского концерта БДО было посвящено предстоящему в апреле 120-летию великого «Джазового герцога» — Дюка Эллингтона.

Необходимо отметить, что творчество Дюка Эллингтона в истории мирового джаза стоит особняком и при выстраивании близких по стилю музыкантов под команду «по порядку номеров рассчитайсь!» Дюк из списка выпадает: он совершенно уникален как композитор, как аранжировщик, пианист и руководитель биг-бэнда. То есть список выглядит так: Дюк Эллингтон, а далее — первый, второй, третий и другие по ситуации. Творческая биография джазового Герцога (Duke — по-английский «герцог». — Ред.) — это нескончаемый путь музыкальных открытий, порой не сравнимых с музыкой соратников, даже очень талантливых. Кроме того, Эллингтон ухитрялся внутри джаза успешно работать в самых разных жанровых разновидностях и по характеру музыки, и по форме — от инструментальных миниатюр до крупных форм: сюит, фантазий и даже духовных концертов.

Позволю себе вспомнить свои собственные первые общения с джазом. У тети в коллекции шеллаковых еще на 78 оборотов в минуту бьющихся грампластинок я услышал диск Апрелевского завода, на голубой наклейке в центре которого было написано «Экспресс. Фокстрот. Играет оркестр». На другой стороне пластинки значилось «Джунгли. На английском языке». Услышанное меня потрясло. Я уже учился тогда в музыкальной школе, но в голове восьмилетнего мальчика эта музыка ещё явно не укладывалась. Много позже я узнал, что как фокстрот на грампластинке была представлена композиция Дюка Эллингтона «Ранний экспресс», а «Джунглями» именовалась скэтовая версия пьесы Ника ЛаРокка «Тигровый рэгтайм» в исполнении вокального ансамбля «Братья Миллс». Английский на этикетке был упомянут, видимо, для того, чтобы слушатели не приняли звучащую словесную абракадабру за какой-нибудь таджикский язык: на диске шла откровенная слоговая импровизация, и ни одного слова со значением просто не было… Эти воспоминания нахлынули на меня, когда в исполнении БДО я услышал тот самый «Ранний экспресс».

Дарья Антонова и БДО

А вообще самарский фестиваль открылся под звуки знаменитой пьесы Билли Стрейхорна «Take The A Train», уже давно ставшей знаком каких-то джазовых стартов-финишей. Далее было немало известных мелодий Дюка в его же подлинных аранжировках. Конечно, бэнд вспомнил композицию «It Don`t Мean a Thing…», которая звучит или просто упоминается, как только речь заходит вообще о свинге в музыке Эллингтона. Была пьеса «Cotton Tail» с великолепным дуэтом теноровых саксофонистов. Был и бессмертный «Караван», который, правда, при объявлении Пётр Востоков представил, как композицию латиноамериканского джаза. Возможно, он подспудно подразумевал происхождение автора — пуэрториканского музыканта и композитора Хуана Тизола… Прозвучали и очень своеобразные аранжировки Герцога, сделанные им в 20-30-х годах в так называемом «стиле джунглей». Обладательница красивого низкого тембра голоса, владеющая всеми секретами джазового вокала Дарья Антонова напомнила залу несколько эллингтоновских мелодий, в том числе красивейшую «Solitude».

Пётр Востоков
Пётр Востоков

Второе отделение концерта БДО было отдано композициям из репертуара других классических свинговых биг-бэндов. Здесь вокал Антоновой дополнили несколько инструменталистов оркестра, которые с чувством джаза и без особых претензий на звание певцов выступили с сольными номерами. Правда, когда они все объединились в вокальный ансамбль, неожиданно вдруг выплыла откровенная голосовая нестройность этого самодеятельного вокального квинтета. Были и ещё какие-то небольшие «проколы», но напомню, что Большому Джазовому оркестру нет ещё и десяти лет, в нём играют молодые музыканты, а в целом в Самаре он представил очень высокий уровень звучания.

ВИДЕО: Телеканал Диалог ТВ. Открытие фестиваля «Джаз-весна в Самаре-2019»

Второй день фестиваля предназначался солирующим инструменталистам и малым составам. Много писать о руководителе фестиваля и уникальном пианисте Данииле Крамере сегодня не буду: делал это уже не один раз. Маэстро всегда в форме и готов играть любую музыку и в любом ансамбле. А его талант композитора, аранжировщика, лидера, да и просто общественного деятеля, пропагандиста и популяризатора всего высокого искусства заслуживает большого и интересного отдельного разговора. На джазовой «Самарской Весне» компанию Даниилу на сцене составили Олег Бутман на ударных и и контрабасист его квартета Павел Протасов. Дополнил этот ансамбль гость из Парижа скрипач Флорин Никулеску. По происхождению он румынский цыган и, окончив консерваторию в Бухаресте, в 1991 г. переехал в Париж, где пытался получить уроки у своего кумира, великого французского джазового скрипача Стефана Граппелли. Но тот, прослушав Флорина,сказал, что научить его ещё чему-то просто не сможет — его уровень владения инструментом и знание джазовой специфики мэтр оценил очень высоко.

Даниил Крамер, Флориан Никулеску, Павел Протасов, Олег Бутман
Даниил Крамер, Флорин Никулеску, Павел Протасов, Олег Бутман

Первое отделение на сцене был квартет Олега Бутмана с отличным альт-саксофонистом Павлом Скорняковым, а на рояле и клавишном синтезаторе играла супруга Олега — талантливая пианистка и интересная вокалистка Наталья Смирнова.

Наталья Смирнова-Бутман
Наталья Смирнова-Бутман

Олег Бутман выступал в Самаре уже неоднократно, поэтому хорошо знаком нашим любителям джаза. Причём он и приезжал к нам со своими собственными ансамблями, и выступал как солирующий гость с самарскими музыкантами. Поэтому заново представлять отличного барабанщика, да и вообще первоклассного музыканта, и его ансамбль необходимости нет. В 2014 г. после концерта Олега Бутмана в Самаре я написал статью, назвав её «Самарский «Вояж» и ударник свингового труда». Мне запомнилось и его первое появление в Самаре в 1998 г. Тогда наш джаз-клуб устроил уникальный концерт, на котором Олег вместе со старшим братом, саксофонистом Игорем Бутманом, и братьями Ивановыми — пианистом и контрабасистом — привез весьма любопытную программу, которая бесхитростно называлась «Four Brothers» — «Четыре брата».

Квартет Олега Бутмана
Квартет Олега Бутмана

А Флорин Никулеску стал прекрасным сюрпризом «Джаз-Весны». Перебравшись в 1991г в Париж, он оказался в числе лидеров ставшего в конце девяностых вновь очень популярным джазового стиля «мануш». Зародился стиль именно во Франции ещё в тридцатых годах прошлого века, первопроходцами выступали выдающиеся джазовые музыканты во главе с упоминавшимся уже скрипачом Стефаном Граппелли и бельгийским цыганом гитаристом Джанго Райнхардтом. В начале XXI века ставший уже классическим стиль вновь захватил США и многие страны Европы, но центром его стал опять Париж. В Самаре «мануш» был полноценно представлен лишь единожды, когда на сцену филармонии выходил другой французский гитарист, Фредерик Белинский.

Флориан Никулеску
Флорин Никулеску

Флорин Никулеску с этой музыкой оказался не просто в кровных родственных отношениях. Зажигательный темперамент, эмоциональность при фантастической технике владения скрипкой позволили ему создать неповторимую манеру исполнения, которая никого не оставляет равнодушным. Причём Флорин очень эмоционален и в жизни, и в этом я убедился, когда перед концертом общался с ним в компании моего хорошего друга Даниила Крамера. А подборка джазовых стандартов в исполнении квартета с виртуозными соло Никулеску была с восторгом принята залом, и скрипач нашел в Самаре много новых поклонников своего таланта.

Даниил Крамер, Флорин Никулеску
Даниил Крамер, Флорин Никулеску

3 марта на самарской сцене появился Филармонический Джаз-оркестр республики Татарстан под управлением нашего недавнего земляка, опытного и талантливого альт-саксофониста Сергея Васильева. Казань еще в пятидесятых годах стала джазовым городом, поскольку именно здесь поселили музыкантов оркестра Олега Лундстрема, которым в 1947 г разрешили вернуться на родину из Китая. Правда, именно в это время в Советском Союзе только что стартовала кампания «разгибания саксофонов». Оркестр Лундстрема был распущен и неофициально собирался очень редко, хотя молва о джазовой Казани уже прошла по всей стране. В 1956 г. оркестр взяли в Москву, а часть оставшихся в Казани музыкантов вошли в Государственный оркестр кинематографии автономно республики. Вуководил им соратник Лундстрема, саксофонист Виктор Деринг, и — на более позднем этапе — главный дирижер Анатолий Василевский. А в 2011 г. на базе этого коллектива и был уже создан Филармонический Джаз-оркестр республики Татарстан.

Филармонический Джаз-оркестр республики Татарстан
Филармонический Джаз-оркестр республики Татарстан

Третий день стал едва ли не лучшим на фестивале. В великолепных аранжировках свинговой классики Филармонический джаз-оркестр республики Татарстан выглядел очень ярко. Здесь весьма успешно был представлен риффовый стиль с традиционной вопросно-ответной формой изложения музыкального материала. По сравнению с ранее звучащим БДО музыка биг-бэнда из Казани была более энергичной, и в ней возможности тембрового многообразия коллективного звучания сочетались с индивидуальным мастерством исполнителей. Невольно всплыл вольный перевод уже вспоминаемой композиции Эллингтона «Без свинга нет джаза». Свинг у казанских музыкантов был, и был он очень энергичным и захватывающим. Звучали и композиции самого Герцога, хотя и «Поезд А» и «Караван» (ну, как же без них-то?) были представлены в совершенно отличных от БДО версиях, в современных аранжировках и без слепого следования авторским партитурам. Стандарты свинга и бибопа присутствовали на концерте и в оркестровом и в вокальном обличье. Очень интересно прозвучал квинтет саксофонов в паркеровской «Scrapple From The Apple», а также баллада-посвящение Саре Воэн с трогательным соло альт-саксофона Сергея Васильева.

В 2014 г. оркестр приезжал в Самару вместе с американским певцом Джейми Дэйвисом. Сам Анатолий Василевский с другими составами своего биг-бэнда ещё в 1967-ом, а также в 1972 и 1974 гг. был в Куйбышеве, и музыканты тогда возвращались в Казань в звании лауреатов фестиваля «Джаз-Весна». Так что в 2014-м при встрече после многих лет нам с Анатолием, конечно, было что вспомнить. Но в 2014 г он, будучи уже заслуженным деятелем искусств, только что передал должность художественного руководителя коллектива пианисту Марату Николаеву, сам оставшись в роли наставника и дирижера. А с 2018 г руководителем оркестра стал Сергей Васильев.

Сергей Васильев
Сергей Васильев

Профессиональный уровень биг-бэнда Татарстана очень высокий. Все музыканты великолепно знают особенности джаза и прекрасно владеют свингом. На концерте мощное и энергичное tutti пересыпалось интересными сольными фрагментами духовых и рояля. В оркестре немало достойных солирующих инструменталистов, причём удачные аранжировки очень уместно определяли место этим сольным фрагментам. Конечно же, вне конкуренции здесь были саксофоновые эпизоды самого Сергея Васильева, но о неём много говорить нет необходимости, поскольку музыкант с большим опытом, а свой талант как земляк уже успел нам представить в предыдущие годы в выступлениях с ансамблями в Самаре и Тольятти.

Эвилена Протектор
Эвилена Протектор

Подлинным украшением фестиваля стала певица из Латвии Эвилена Протектор, приехавшая в Самару специально для выступления с музыкантами из Татарстана. Если бы на фестивале было учреждено звание «Лучший участник «Джаз-Весны»-2019», то его, вне сомнения, получила бы Эвилена. Её сильный, с широким диапазоном голос достоин самых восторженных оценок. В сопровождении биг-бэнда Эвилена исполнила целый список стандартов стиля свинг и бибоп. Прекрасно прозвучал бибоповый скэт певицы в дуэте-состязании с альт-саксофоном Сергея Васильева на фоне риффов оркестра. Очень интересно была представлена знаменитая «Summertime» опять же с фантастическим скэт-вокалом Эвилены и в небычной аранжировке Виталия Долгова, а рядом — уже ставшая классикой «Night And Day» Коула Портера или прекрасная гершвиновская «Embraceabl You». Эвилена великолепно знает специфику джаза, обладает искусством мощной подачи вокального материала. Её исполнительская манера превосходно вписалась в яркий свинг биг-бэнда. В антракте я зашел за кулисы, чтобы поздравить певицу с огромным успехом, и сообщил ей, что я теперь абсолютно спокоен за Латвию: если в Риге есть такие джазовые певицы, то значит в стране всё прекрасно сегодня и будет завтра.

А в завершение финального концерта фестиваля за рояль к биг-бэнду подсел Даниил Крамер. Прозвучала уже упоминаемая необычная версия знаменитейшего «Каравана» и закончилось всё это пиршество свинга популярной и очень ритмичной композицией, которую автор Сидни Уайч назвал «Alright, Okay!». Общий итог прошедшего фестиваля можно обозначить именно этими словами — отлично, прекрасно!

Фестивальные концерты очень удачно были дополнены сопутствующими проектами. Так, 2 марта днем была устроена творческая встреча с Даниилом Крамером, в фойе филармонии все дни работала художественная выставка работ учащихся самарского художественного училища «Рисуем джаз!», а торговой фирмой «Сириус» были представлены образцы современных музыкальных инструментов.

Ну и, возвращаясь к началу и к заголовку этих заметок, можно вспомнить, что число «33» в нумерологии связано с талантом и разносторонними его проявлениями, что это — символ искусства, красоты и неповторимой художественной индивидуальности, да и цифра «9» ассоциируется с проявлением эмоциональности, артистического вкуса и творческой фантазии. Все эти качества и проявились очень ярко в ходе фестиваля «Джаз-Весна в Самаре 2019».

ВИДЕО: сюжет о прошедшем фестивале от ТРК Губерния, Самара

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.