Игорь Бутман: в Москве создаётся Академия джаза. Подробности — в интервью «Джаз.Ру»

8
Игорь Бутман
Игорь Бутман
реклама
RAINY DAYS JAZZ FEST 2019
RAINY DAYS JAZZ FEST 2019
RAINY DAYS JAZZ FEST 2019
RAINY DAYS JAZZ FEST 2019

Это интервью можно прочитать глазами, а можно, промотав до конца этого текста, просмотреть на видео.

Поводом для интервью послужило следующее сообщение информационного агентства ТАСС:

реклама на джаз.ру - продолжаем читать текст после рекламы
DIZZY DUTCH DUCK - AMSTERDAM
DIZZY DUTCH DUCK - AMSTERDAM
DIZZY DUTCH DUCK - AMSTERDAM
DIZZY DUTCH DUCK - AMSTERDAM

Государственное училище духового искусства (ГУДИ) в Москве с сентября нынешнего года будет преобразовано в Академию джаза. Об этом сообщил ТАСС народный артист России, директор ГУДИ Игорь Бутман.

Сейчас действует Государственное училище духового искусства, куда мы уже привлекли сильных преподавателей-практиков, которые работают в Московском джазовом оркестре, однако в училище в основном преподаются духовые инструменты. С сентября 2019 года заведение будет преобразовано в Академию джаза, где упор будет сделан на профессиональные стажировки с практикующими мэтрами джазовой сферы всех направлений, мы привлечём как можно больше серьёзных и интересных людей, которым есть что рассказать и показать, — сказал Бутман.

[…]

ГУДИ было открыто в Москве в 1990 году, это единственное в Европе училище, специализирующееся на подготовке профессиональных музыкантов-исполнителей на духовых и ударных инструментах. В нем учатся свыше 150 юных музыкантов, функционирует 10 учебных отделов.
В мае 2017 года директором училища был назначен Бутман.

Игорь Бутман
Игорь Бутман

И вот ваш корреспондент беседует с Игорем Бутманом в его рабочем кабинете на базе Московского джазового оркестра.

Наша сегодняшняя беседа посвящена тому, что в Москве открывается Академия джаза — новое учебное заведение, которое, как понимает издание «Джаз.Ру», будет создано на базе Государственного училища духового искусства. Вопрос первый: как это выглядит организационно — из училища вдруг делается Академия? Это будет высшее образование?

— Нет, пока это будет среднее [специальное] учебное заведение. Сейчас к нашему училищу присоединяется детская музыкальная школа им. Гершвина, она переводится в помещение нашего училища, а также школа им. Блажевича, которая находится в одном здании с нами: это тоже духовая школа. Все они объединяются. Будет образование с самого юного возраста, будут люди учиться в Джазовой академии. Со временем мы, конечно, планируем, чтобы это был полный курс и чтобы это было высшее образование, естественно. Но мы постараемся сделать так, чтобы Академия, будучи формально средним учебным заведением, выпускала профессиональных музыкантов, чтобы уже к окончанию музыкального училища музыканты имели уровень высшего образования, то есть высшей подготовки, так скажем. Это основная наша задача — интересная, сложнейшая задача, которую мы поставили себе и надеемся её выполнить.

Поскольку это учебное заведение создается на базе ГУДИ, нетрудно предположить, что педагогический коллектив тоже в основном будет унаследован оттуда. Или он будет расширяться?

— Ну, он уже расширился. ГУДИ было сугубо академическое учебное заведение, где упор делался на духовой оркестр, духовые инструменты в академической музыке. Уже с моим приходом в ГУДИ как директора я привёл туда джазовых музыкантов, и во всех областях обучения музыкальному искусству были введены инструменты музыкантов большого оркестра — джазового биг-бэнда. Мы вели дополнительно гитару, ввели контрабас, [специальность] фортепиано появилась в учебном заведении, джазовая ударная установка. Действительно, я бы не сказал бы, что это будет строиться на базе Государственного училища духового искусства. Это будет абсолютно новое учебное заведение, в котором останутся педагоги Государственного училища духового искусства — те, которые захотят работать в новом формате. И мы постараемся сделать так, чтобы у нас выходили универсальные специалисты, которые могут продолжать свою деятельность и как академические музыканты, но с обязательным обучением джазу, импровизации, пониманию всех аспектов музыкального джазового искусства. Ну, естественно, музыканты будут учиться импровизировать, музыканты будут знать стили, будут знать исполнительское мастерство, которое требуется для джаза. Так что, в принципе, это будет новое учебное заведение с новой философией, с новыми дополнениями и педагогами.

Мы введем также историю джаза в рамках музыкальной литературы. У нас будут изучаться стили. Мы также введем аранжировку, введём джазовую гармонию, мы введём музыкальную инструментовку для всех стилей — постараемся, в общем-то, сделать академию музыки, в первую очередь, современной, которая, конечно же, не представляется без классики, не представляется без тех фундаментальных знаний, которые необходимы любому музыканту. Если сказать, чем отличается, допустим, музыкант, который играет на трубе и джаз, и классику — то практически просто очень хороший музыкант, который знает стили джаза, знает импровизацию, а также, конечно, великолепно владеет своим инструментом. Что трубач, что тромбонист.

Ещё одна особенность, которую я хочу ввести — это чтобы музыканты, играющие на саксофонах, умели играть также прекрасно на кларнете и совмещали кларнет / флейту. А ещй добавим и гобой, а также фагот. Музыканты по специальностям, которые нетипичны для джазового оркестра: гобой, фагот, валторна — тоже будут обучаться у нас в училище. Они будут учиться больше, конечно, как академические музыканты, но у них тоже будет и джазовая гармония, и джазовое исполнительство. Плюс я, конечно, собираюсь устроить так, чтобы они умели играть на саксофонах, флейтах и на других родственных инструментах. Вот основная задача. И я думаю, это нам по силам. Хочу привлечь мощных и самых лучших людей среди педагогов — молодых, амбициозных, с международным опытом. Хочу также пригласить и ветеранов преподавать у нас в училище, в нашей Академии, потому что без них тоже никак.

Чисто организационно — это федеральное или московское учебное заведение?

— Это московское заведение. Это Департамент культуры подошёл ко мне с таким предложением. Они знали о моих обращениях к мэру Сергею Семёновичу Собянину. Также говорил я об этом и с руководящими органами, и с министерством культуры, и даже с нашим президентом. Но это всё было достаточно давно, и вот наконец-то начало решаться естественным путём, через понимание того, что джазовая музыка сейчас находится в России в очень хорошем состоянии с точки зрения новых молодых талантливых исполнителей, есть много новых интересных фестивалей. Джазовое искусство необходимо для того, чтобы повысить уровень нашей и эстрадной музыки. Возникла такая необходимость, пока мы ещё при ясной памяти и при полных физических возможностях, сделать всё серьёзно. Мы будем, конечно, разрабатывать новые методические основы для обучения джазу и в других учебных заведениях. Так, у нас уже есть предпосылки к открытию филиалов, допустим, в Челябинской области, в Южно-Сахалинске, идут переговоры с Тульской областью… Пожалуй, все, так сказать, регионы и города заинтересованы в таком опыте, новом опыте преподавания современной, внеакадемической музыки.

Вопрос учебных программ. В нашей стране собственные учебные программы разрабатывались с 1974-го года, когда впервые начали преподавать джазовое искусство, но не секрет, что впоследствии очень многое было почерпнуто и у западных учебных заведений, где готовят джазовых музыкантов, в том числе и у колледжа Бёркли. Будет ли здесь учитываться зарубежный опыт, или программа будет оригинальная, собственная?

— Ну конечно, будет учитываться зарубежный опыт. Зачем нам изобретать велосипед, когда он уже есть? Лучшие экземпляры, различные марки велосипедов и прочее, и прочее. Поэтому, конечно, мы будем пользоваться этим опытом. И я, в первую очередь, и мои коллеги. Но этот опыт будет добавлен к тому уникальному опыту, который есть у нашего музыкального образования. И зачем нам отказ от того, что есть у нас, взамен того, что мы можем взять у тех же наших коллег из Бёркли, из Джулиарда, из университетов Соединённых Штатов или других стран, которые в этом образовании пока идут впереди нас? Мы будем, конечно, учитывать опыт таких профессоров и преподавателей, как Александр Осейчук и Анатолий Кролл, и тех, кто у нас преподают джазовую аранжировку и инструментовку. Конечно мы будем использовать всё, что у нас есть хорошего, всё, что у нас есть… более сконцентрированное даже, чем у наших зарубежных коллег! Вот, допустим, учебник Александра Осейчука — более концентрированный, более информативен, чем аналогичные учебники американцев. Потому что Александр Викторович собрал всё самое лучшее в свой учебник, сконцентрировал. Вот такие вот пособия мы, конечно, будем использовать, и опыт наших коллег.

Конечно, мы будем привлекать и наших оригинальных мастеров джаза к обучению молодёжи. Очень хочется, чтобы проводились мастер-классы, встречи, открытые уроки, допустим, того же Германа Лукьянова, того же Алексея Кузнецова, Алексея Козлова. Слава богу, люди живы и в отличной форме. И нам необходимо будет их привлекать. Мы будем привлекать и среднего возраста музыкантов, добившихся больших успехов: того же Даниила Крамера, того же, допустим, Вадима Эйленкрига; музыкантов более молодого поколения: Пётр Востоков, Евгений Лебедев… Ну и всех, кого мы знаем. Мы хотим приглашать людей, которые являются энтузиастами джаза, которые организовывают концерты, фестивали, сами играют и ещё являются хорошими менеджерами. Таких, как Леонид Винцкевич, Ольга Юшкова — из разных регионов. Мы хотим всех их привлекать для того, чтобы нам для нашей академии находить учеников и в регионах, для того, чтобы найти самых талантливых людей и действительно дать им возможность получить лучшее образование — именно джазовое. И, конечно, опыт Berklee College of Music, где я учился, мне очень пригодится.

Я говорю и о Николае Левиновском, которого я хочу обязательно пригласить на теоретические дисциплины для того, чтобы поставить на поток обучение людей аранжировке, поскольку этот аспект у нас в данном случае не сильный. Не будем говорить слабый, хотя он слабый. Скажу «не сильный», чтобы никого не обижать, но нам надо просто поставить это на конвейер. Чтобы приходили талантливые люди и могли научиться писать [аранжировку] на квинтет, на секстет, на малый состав, на большой, на биг-бэнд, на симфонический оркестр. И мы должны всё это делать в нашем стилевом направлении, в нашем искусстве, чтобы эти люди уже выходили грамотные и подготовленные.

Конечно, мы не обойдём стороной и рок-музыку. У нас будет, я надеюсь, возможность пригласить преподавателей, которые и этот аспект закроют — мы хотим приглашать гитаристов, бас-гитаристов, барабанщиков разных стилей. Я хочу, чтобы это был полный комплектвсех стилей, всех уровней. Потому что это уже есть всё: и музыка фьюжн, и свинг, и бибоп, и рок.

Будет здорово, если мы будем учить вокалистов, у нас тоже появится вокал, чтобы люди могли петь и аранжировать для вокальной группы, трио, квартета, секстета. Опять же, у нас такие специалисты есть, но они должны поделиться своим опытом. Я бы очень хотел их тоже привлекать. Мы надеемся, что в ходе начинающейся сейчас реконструкции нашего здания у нас появится концертный зал на 700 мест. И хотя это достаточно технически сложно сделать, но это будет зал и для студентов, и, естественно, для концертов, фестивалей, конференций и прочего. Так что у нас планы достаточно мощные.

У нас останется и духовой оркестр. Великолепные преподаватели у нас есть по духовым, у нас останутся преподаватели классики, но они будут на равных с преподавателями джаза. Это будет не побочная какая-то линия, это будет не то что играть джаз будут классики — это будут профессиональные музыканты, которые могут играть на своих инструментах, абсолютно понимая стиль, различия артикуляции. Так что я надеюсь — и меня в этом поддерживает руководство города, — надеюсь на то, что мы это сделаем. Но я привлекаю очень интересных хороших людей, которые мне помогут. Надеюсь, что вы тоже, как специалист по истории джаза, стилям джаза, который знает музыку различных народов, различных стилей, — тоже будете, так сказать, с нами в одной лодке.

Игорь Бутман
Игорь Бутман

Лет 15 назад был такой почти анекдотический случай. Мне написал один из самых известных в мире саксофонистов — Кенни Гарретт — и сказал следующее: «Я хочу провести недельную резиденцию в Российской Академии музыки им. Гнесиных». Я связался с Российской академии музыки имени Гнесиных, и они сказали: «Ну, мы можем дать ему комнату».

— А мы сможем дать две.

Ну, здесь понятно, что одной комнатой дело не обойдётся, потому что всё-таки услуги артиста не всегда достаются даром, их нужно оплачивать. Как-то такое предусматривается? Будет ли возможность приглашать артистов не только с разовыми мастер-классами, а именно на интенсивные резиденции, на неделю-две?

— Ну это мы тоже об этом думаем и мечтаем, это входит в наши планы. Единственное, это всё упирается в одно — что в Гнесинке, что у нас: это упирается в финансирование. Надеюсь собрать попечительский совет нашей Академии и с помощью поддержки наших попечителей иметь возможность приглашать действительно выдающихся музыкантов, чтобы это был не один мастер-класс, а это было работа со студентами. Чтобы это была работа с педагогами в какой-то степени. Конечно, мы всё это планируем. Это тоже будет наша задача. Но моя задача как директора — я должен находить финансирование и дать основное направление. Я очень рад, что со мной в паре теперь мой первый заместитель Павел Овчинников — очень трудолюбивый, а самое главное — ответственный человек, который вместе со мной это всё делает. Плюс мои ребята, которые занимаются фестивалями, и мои ребята, которых я пригласил сейчас преподавать: и Илья Морозов, и Эдуард Зизак, все члены моего оркестра: Айк Григорян, Сергей Долженков, Евгений Побожий, Сергей Корчагин — все эти музыканты, конечно, тоже будут обеспечивать и на данном этапе уже обеспечивают работу джазового сектора нашего ГУДИ.

Но опять же, без моей твёрдой руки тоже не обойдется, потому что даже будучи уже руководителем, директором ГУДИ, я узнал, что импровизацию у нас хотят преподавать — мои же ребята джазмены — говорят о преподавании импровизации на каком-то курсе более высоком, чем первый или второй: на третьем. Получается, что то, ради чего мы собрались учить людей импровизировать, учить творческому подходу ко всему музыкальному действию джаза — они хотят обучать на третьем курсе.

Я это, по-моему, пресёк, но должен всё время проверять, потому что музыкант, который приходит к нам в колледж, он должен знакомиться с основами импровизации с первого же урока. Тогда он поймёт, для чего нужна теория музыки, для чего нужна гармония, для чего им нужно знать интервалы, для чего нужно заниматься ear training — в народе называется сольфеджио, но сольфеджио — это объединённая такая теория с тренировкой слуха, а нам нужна отдельная тренировка слуха, отдельная теория, отдельная гармония. Мы будем это совмещать, мы будем обязательно смотреть опыт наших предшественников по музыкальному образованию в России, но вот это я хочу изменить. Потому что студенту должно быть сразу интересно. Если он хочет заниматься джазом, он должен заниматься джазом с самого начала, а импровизация — это самое главное.

отелось бы также уделить внимание и самому творческому процессу. Каждый предмет должен выливаться в творческое создание какого-то произведения. Проходим сексты, надо написать какой-то эпизод: 8 тактов, 5 тактов, 25 тактов. Использовать те теоретические задания, которые проходят, чтобы это тоже было использовано. Так было в Бёркли. Мне больше всего понравилась в Бёркли вот именно эта составляющая. Мы уже объявили в ГУДИ конкурс на лучшую композицию. И для нас критерии не лучшая композиция в каком-то стиле, а просто любая композиция. Мы опираемся на вкус нашего жюри, которое оценивает: нравится — не нравится, джазовое это произведение, классическое, академическое, народное — всё, что угодно, но заставить наших студентов, нашу молодёжь участвовать в творческом процессе СРАЗУ. Не потом когда-нибудь, через пять лет, мы дадим им написать какой-то джазовый номер, а сразу, с самого начала знакомим, учим и объясняем, зачем им это надо.

Ну это, надеюсь, в некоторой мере сработает. Я основываюсь на своём опыте, как я стал заниматься музыкой по-настоящему — и поэтому мы хотим это тоже использовать.

Хочу привлечь и Олега Аккуратова к преподаванию, хочу привлечь музыкантов из других городов, которые, мне кажется, тоже имеют свой опыт и своё видение.

А как вот это новаторство в программе, как его сочетать с федеральным стандартом программ?

— Я сейчас объясню. Я разговаривал на это тему с Андреем Александровичем Фурсенко, и он мне сказал: «Игорь, вы скажите, что вам надо — мы сделаем. Вы же должны дать нам то, что вы хотите считать федеральным стандартом».

Не придумывает министерство культуры и министерство образования, как преподавать джазовую гармонию. Значит, наши коллеги до нас что-то принесли со своим опытом. Да, это мог быть Игорь Михайлович Бриль, или это мог быть Анатолий Ошерович Кролл, это могли быть те, кто преподавал — Чугунов и прочие люди, начавшие музыкальное джазовое образование в стране. Поэтому всё в наших руках. Мы придём со своими программами и скажем: вот это такие программы, которые нам нужны. И мы их обоснуем, и мы тогда сделаем их федеральными. Мы проведём их через методкабинет. Был же у меня очень смешной опыт с методкабинетом, когда Александр Викторович Осейчук, Анатолий Ошерович Кролл и Игорь Михайлович Бриль ко мне подошли и говорят: вот, наш методкабинет нас душит. Я пошёл к мэру и сказал: «Нас душат». Хотя я не понимал, как душат, но они ж специалисты, я там тоже преподавал какое-то время, примерно год. Мы вызвали методический кабинет, эти уважаемые мои коллеги выразили свои претензии к методическому кабинету. Этот невзрачного вида человек, симпатичный мужчина, открыл какую-то книжечку и сказал: это можно сюда, это туда перенести. Так можно? – говорю. Можно. И вопрос тридцатилетней давности был решён меньше чем за минуту. Это говорит о чем? Всё в наших руках.

Ни Фурсенко, ни Мединский, ни Скворцова, ни Васильева — никто не знает, что нужно нам. Мы должны прийти и сказать: нам нужно вот это, вот это… — но мы должны обосновать. И я уверен, что мы этого добьёмся. Нам дан полный карт-бланш в этом плане, и не потому, что мы такие крутые, а потому, что это необходимость.

ВИДЕО: полная версия интервью Игоря Бутмана

Предыдущая статьяМосковский Клуб Алексея Козлова назван лучшим в мире джаз-клубом. Это как?
Следующая статьяНеожиданный союз: валторнист Аркадий Шилклопер и «Ансамбль Средиземноморской Деконструкции»
Родился в Москве в 1968. По образованию — журналист (МГУ им. Ломоносова). Работал на телевидении, вёл авторские программы на радио, играл в рок-группе на бас-гитаре, писал и публиковал фантастические романы, преподавал музыкальную журналистику в МГУ и историю джаза в РГГУ, выступает как ведущий джазовых концертов и фестивалей, читает лекции о музыке (джаз, блюз) и музыкальной индустрии. С 1998 г. — главный редактор интернет-портала «Джаз.Ру», с 2006 — главный редактор и издатель журнала «Джаз.Ру» (Москва). С 2011 также член совета АНО «Центр исследования джаза» (Ярославль). Публикуется как джазовый журналист в ряде российских изданий, а также в американской и европейской джазовой прессе (DownBeat, Jazz Forum, Jazz.Pt, Jazzthetik). Научные публикации в сборниках: Россия, Китайская Народная Республика, Япония. Выпустил ряд книг о джазе и смежных жанрах: «Индустрия джаза в Америке» (автор, 2008, расширенное переиздание — 2013), «Великие люди джаза» (редактор-составитель и один из авторов: 2009, второе издание — 2012, третье — 2019), «Блюз. Введение в историю» (автор, 2010, переиздания 2014 и 2018) и «Российский джаз» (2013, редактор-составитель и один из авторов совместно с Анной Филипьевой). Редактор-составитель сборника работ основоположника российского джазоведения Леонида Переверзева («Приношение Эллингтону и другие тексты о джазе», 2011). Автор главы «Джаз в Восточной Европе» в учебнике «Откройте для себя джаз» (издательство Pearson, США, 2011) и раздела о джазе в СССР и России в сборнике «История европейского джаза» (издательство Equinox, Великобритания, 2018).

8 - НАПИСАНО КОММЕНТАРИЕВ

  1. Доброго здоровья).. вопрос образования,, среднего и высшего очень интересный..на словах можно объединить,, а ка к в документах, программах?

  2. Спасибо. На сколько я понимаю новый директор Игорь Бутман прошёл конкурс на место дирктора, хотелось бы услышать, увидеть данное виде и подробнее разобраться в его позиции.. Спасибо.
    Я досмотрел видео до конца,)

    • Сергей, Игорь Бутман работает директором ГУДИ с 2017 года.
      Правильно ли мы понимаем, что Вы досмотрели видео до конца, но Вам хотелось бы услышать, увидеть данное видео?
      А что Вы с ним делали, когда смотрели -- не слышали и не видели?
      Да Вы странный!

  3. Звучит все здорово. Но жаль что пока без высшего, хотя может быть за год-два что то изменится.
    Хотя что я говорю, все равно конкурс не пройду)))

  4. В Таиланде музыканты-нструменталисты (кроме вокалистов, теоретиков, хор-диров…), окончивших училище искусств, при приеме на работу в качестве преподов в университеты и др. учебные заведения приравниваются к «бакалавру», а после института искусств к «мастеру», а не инструменталисты после института к «бакалавру»))) Всем платили по минимуму, после проверки из министерства образования Тайланда сделали перерасчет за 7 лет))))))))
    Так что даешь Игорь по «бакалавру» всем, окончившим ГУДИ)))

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.