In Memoriam. Джазовый педагог Анатолий Иващенко (1947-2020)

0
Анатолий Иващенко (1947-2020)
Анатолий Иващенко (1947-2020)
реклама
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!

26 января в Пятигорске после тяжёлой болезни ушёл из жизни джазовый музыкант, педагог и известный российский поэт Анатолий Иващенко. Вся его жизнь была связана с джазовой педагогикой и со столицей Республики Башкортостан — городом Уфа. Он был организатором эстрадного отдела Уфимского училища искусств (далее — УУИ) и его первым заведующим (1974-1982).

Анатолий Георгиевич происходил из семьи потомственных военных музыкантов. Его биография и биография его семьи волею судьбы сложились так, что он стал подлинным свидетелем истории. Его дед во времена царствования Николая II — военный дирижёр лейб-гвардии кирасирского полка Его Величества (Жёлтые, или Царскосельские, кирасиры), а отец — также военный дирижёр, герой Великой Отечественной войны: в 1942 г. он спас знамя полка, бросившись с ним в ледяную воду Балтийского моря с взорванного немцами тонущего боевого корабля. После лечения Георгий Иващенко переехал в Уфу, возглавив оркестр Уфимского пехотного училища. Музыканты его оркестра были одними из первых, кто с 1952 г. начал играть «околоджазовую», «легкожанровую» советскую музыку — как в то время называли музыкальную эстраду — в уфимских кинотеатрах «Октябрь» и «Родина». Мать Евгения Иващенко — замечательная скрипачка, лауреат столичных конкурсов, — переехав в Уфу, также возглавила небольшой эстрадный оркестр. Этот первый удивительный момент истории сложился в начале 1950-х — в то время, когда со «стилягами» ещё не боролись, но джаз в официальные мероприятия и афишные концерты в Уфе уже не пускали. У джазистов оставалось лишь несколько возможностей для продолжения профессиональной деятельности (да и то «окно возможностей» с каждым годом сужалось) — либо музицирование в ресторанах или кинотеатрах перед сеансами (а летом — в парках), либо работа иллюстраторами в вузовских оркестрах: ректора вузов (медицинского, позже — авиационного и нефтяного) подчинялись напрямую Москве и были формально независимы от террора Отдела идеологии Башкирского обкома КПСС.

Парадоксально, но в единственном собственно музыкальном среднем специальном учебном заведении Уфы — Уфимском училище искусств — до 1974 г. не было биг-бэнда. А ведь уже лет за 15-20 до того в медицинском институте и нефтяном НИИ активно играли оркестровый джаз, пользуясь либеральным отношением руководства. В учреждениях культуры и искусства Башкирии идеологический прессинг был особенно жёстким. И хотя с невероятными усилиями в 1962 году на базе УУИ был собран джазовый оркестр из энтузиастов п/у Геннадия Жебарова — он не сумел получить государственный статус и через год прекратил существование…

Такими же путями, оказавшись в уфимских военных госпиталях или будучи эвакуированными вместе с заводскими оркестрами, первыми джазистами Уфы в 1940-е гг. стали либо военные дирижёры, либо «рядовые» музыканты — немцы и евреи, случайно оказавшиеся в нашем городе (Файхт, Томберг, Кирш). Но нежданно-негаданно в 1949 г. Сталин разрешил вернуться эмигрантам из Харбина и Шанхая в СССР (правда, с запретом жить в столицах — этот запрет будет снят только после его смерти) — и одна часть музыкантов из уже сложившихся джазовых коллективов п/у Олега Лундстрема уехала в Казань, а другая, п/у Бориса Быстрова — в Уфу. Лундстрем и его музыканты смогли более или менее успешно устроиться в Татарстане, сам он окончил Казанскую консерваторию по классу А.С. Лемана. В Уфе консерватории не было, и большинство музыкантов оркестра Быстрова, не найдя стабильной работы, к началу 60-х уехали из города. Но «джазовая зараза» — не только их ученики, но и их музыка, грампластинки, сам их образ жизни и поведение, радикальные антисоветские взгляды, шокировавшие запуганных аборигенов — попала в благодатную среду и укрепилась навсегда.

Профессиональных фотографий от Анатолия Иващенко практически не осталось...
Профессиональных фотографий от Анатолия Иващенко практически не осталось…

Такой была ситуация в Уфе, в которой 13 мая 1947 г. родился Анатолий Иващенко. С детства он рос в джазовой атмосфере, учился в музыкальном интернате в Ленинграде, в середине 60-х годов служил в военном духовом оркестре в Казани, а в 1974 г. в числе первых выпускников кафедры теории музыки и композиции открывшегося в 1968 г. Уфимского государственного института искусств волей судьбы стал тем, кому было судьбой предназначено возглавить эстрадный отдел в УУИ. Судя по его рассказам, наиболее сложным было убедить руководство всесильного Министерства культуры Башкирской АССР в самой необходимости открытия эстрадного отдела, хотя в это время они и возникали повсеместно по всему Союзу.

С ранней юности судьба его свела с Вячеславом Назаровым, который вошёл в историю отечественной музыки как выдающийся советский джазовый тромбонист, сделавший успешную карьеру в США, а до того — солист оркестра Олега Лундстрема и ансамбля «Аллегро». Назаров в 1996 г. трагически погиб в Америке в автокатастрофе. Многие не знают, что песня «Есть в графском парке старый пруд» звучит в фонограмме телефильма «Три мушкетёра» именно в его исполнении.

Анатолий Иващенко работал в УУИ с перерывами около 40 лет: вёл импровизацию, джазовую композицию, общетеоретические дисциплины. Очень много играл, выступал с лекциями, участвовал в просветительских проектах. Огромную работу он провёл в 1970-х — 80-х годах по методическому обеспечению процесса обучения на эстрадном отделе. В Уфе (да и по всей стране) в то время не было совершенно никаких учебных пособий по джазу — приходилось буквально их сочинять, придумывать. Требовалось полностью и в самые короткие сроки разработать весь комплекс методических материалов — и вся эта работа лежала, как обычно, на заведующем отделом… Несколько раз эстрадный отдел УУИ был на грани (и даже за гранью) закрытия — как по объективным (ввиду идеологического давления, как «рассадник» неповиновения), так и по субъективным причинам (связанным — увы, надо признать — со свободными нравами студентов и их периодически повторявшимся антиобщественными поступками…). И вновь заведующий отделом брал весь удар на себя.

Это было очередной удивительный момент истории, ещё одно невероятно плодотворное время — когда возникло такое явление, которое невозможно, непредставимо сейчас: будущие деятели искусства СССР и России и учились на только что открывшемся эстрадном отделе — и, одновременно, преподавали на нём! Как удавалось улаживать неизбежные при этом конфликты заведующему отделом Анатолию Иващенко — знает только высшая сила…

Выручало только то, что студенты (несмотря на отдельные случаи) в целом его не подводили — ведь поступать в основном шли взрослые, часто — отслужившие в армии ребята, многие из них уже окончили до того нефтяной или авиационный институт, где до того успели получить крепкую выучку в полуподпольно существовавших самодеятельных джаз-группах или эстрадных оркестрах. Это были люди, решимость которых заниматься джазом была осознанна, огромна и сейчас — просто непредставима. Это предполагало (особенно в 1983-84 гг., в разгар «андроповщины») в том числе и необходимость вести «двойную жизнь» — для комиссии (зачётов и экзаменов) зачастую требовалось играть одну программу (из советской легкожанровой эстрады), а для себя, для подпольных сешнз учить другую: джазовые стандарты. Сейчас это представляется безумным парадоксом — но любовь к американскому джазу на эстрадном отделе приходилось тщательно скрывать!

Конечно, просто невозможно сравнить студентов эстрадного отдела той поры с нынешними обучающимися (до крайности склонными, как и вся современная «творческая молодёжь», к нарциссизму), которые зачастую ведут себя настолько инфантильно в профессиональном учебном заведении, как будто бы всё еще находятся в школе…

Среди тех, кто стал соратниками А.Г. Иващенко и составил будущее ядро уфимской джазовой школы:

  • Марат Юлдыбаев — лидер группы «Дустар», получившей всесоюзную известность. Человек, с именем которого в первую очередь ассоциируется понятие «башкирский джаз»;
  • Георгий Маркоров — основатель и первый дирижёр эстрадно-джазового оркестра Башкирской государственной филармонии;
  • Рустем Хусаинов — виртуозный джазовый пианист и преподаватель, сделавший карьеру в Германии;
  • вышеупомянутый тромбонист Вячеслав Назаров.

В классе А.Г. Иващенко начали занятия импровизацией и композицией джазовые и эстрадные звёзды: Олег Киреев и Земфира Рамазанова, востребованные в России и мире джазовые музыканты — барабанщик Сергей Остроумов (к сожалению, уже ушедший из жизни), саксофонисты Дмитрий Шапко, Павел Скорняков и Азат Гайфуллин, певица Анна Колчина и др. Многие ребята-академисты (не учившиеся на эстрадном отделе, но контрабандой, втайне от родителей и своих педагогов, бегавшие к Иващенко на занятия по импровизации) стали профессиональными, классными российскими джазистами (среди них — солист Башкирской филармонии и лауреат многочисленных фестивалей и конкурсов Руслан Воротников, позже окончивший РАМ им. Гнесиных по классу профессора И.М. Бриля), зарекомендовали себя на джазовом поприще в Европе — как, например, доцент музыкальной академии во Франкфурте-на-Майне Диас Каримов. «Дядя Толя» всегда занимался джазовой импровизацией с огромным количеством ребят из других учебных заведений совершенно бесплатно — он никогда не был в числе «благоприобретателей» (и потому периодически — а особенно в последние годы — сильно бедствовал).

Катастрофа начала 1990-х, когда из Башкирии разом разъехались кто куда джазовые группы «Дустар», «Орлан», трио «Уфа», ударила и по Анатолию Иващенко. Он тоже пустился в странствия. Вновь он обрёл свою родину — Уфу — только спустя восемь лет, и то, оказывается, не навсегда…

5 ноября 2005 года, почти уже 15 лет назад, Анатолий Георгиевич Иващенко открыл вступительным словом концерт заново собранного биг-бэнда Уфимского государственного института искусств (далее — УГИИ), в составе которого на первых порах играли студенты-эстрадники УУИ и студенты-академисты с духового и струнного отделов вуза. С его благословения оркестр существует и поныне, с успехом концертирует по всему региону Башкирии и Урала — а само то выступление оркестра произвело на руководство вуза настолько благоприятное впечатление, что через полгода решением ректората была организована первая в Башкирии кафедра эстрадно-джазового исполнительства. Мы тогда не осознавали, но именно в этот ноябрьский вечер случился ещё один удивительный момент истории — джазовой молодёжи был передан тот самый музыкантский огонь, который когда-то зажёг ещё дед Анатолия Иващенко — затерявшийся в истории военный дирижёр лейб-гвардии кирасирского полка Его Величества…

Музыкант и педагог Анатолий Иващенко сделал самое главное для джаза Башкирии, поэт Анатолий Иващенко выпустил несколько замечательных сборников стихов… Но самое главное пока ещё таится, оно пока скрывается в наших учениках, в будущих учениках наших учеников — оно пока только готовится в тех, кто придёт после нас и вместо нас — и, возможно, внезапно засияет негасимым музыкантским светом, и начнётся очередной, не конечный удивительный момент истории… Наверное, это произойдёт именно так, как об этом и было сказано в стихах Анатолия Иващенко, посвящённых его другу и соратнику Вячеславу (Славе) Назарову. «Дядя Толя» почти никогда не думал и уж точно никогда не писал о себе — все его мысли были только о других.

Пульс неумолим как метроном
В темпе зажигательного presto.
Подошёл к роялю с кипой нот
Мальчик из военного оркестра.

Оживив дыханьем чутким медь,
Обожая паузы безмолвье,
Успевает и играть, и петь
Под полёт с кулисы гибких молний.

Жизнь — импровизация! О том
(проигрыш иль выигрыш — неважно!)
Пел слегка помятый баритон,
На глаза попавшийся однажды.

Слёзы, крылья, бездна! Тонут в смог
Дни и годы, прожитые за три.
Без предназначенья нет дорог.
Слава не приходит без азарта…

Я глотаю звуков кипяток.
Кто-то, подражая этим всплескам
Станет вдруг земной звездой — как тот
Мальчик из военного оркестра!

реклама на джаз.ру

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.