Часть 12. Европеизация джаза. Прогрессив. Третье течение

Вернуться к оглавлению книги   |   Другие книги о джазе на “Джаз.Ру”

Митропольский баннер

Европеизация джаза

Появление стиля кул подстегнуло процессы интеграции джазовой идиоматики и европейского оркестрового искусства. Интересное воплощение в конце 40-х – начале 50-х годов эта тенденция получила в ряде оркестров, в которых главное внимание уделялось аранжировке, в то время как импровизационные фрагменты использовались лишь эпизодически. Лидерами такого подхода стали оркестры Вуди Германа (Woody Herman), Стэна Кентона (Stan Kenton), Гила Эванса и др.

Стиль “прогрессив”

Стиль “прогрессив”, как один из вариантов соединения джаза и симфонической музыки, развивался несколькими оркестрами и экспериментальными составами. Они создавали специальный репертуар “серьезной”, часто программной направленности. В этой лаборатории разрабатывались новые методы аранжировки современной джазовой музыки, привлечения симфонических приемов, создание концертных форм джаза. Разработка этого стиля не имеет прямого продолжения в наше время, но она явилась хорошей базой для создания симфоджазовых конгломератов, а также заинтересовала джазовых музыкантов методами и языком современной (авангардной) академической музыки и, таким образом, способствовала появлению многих форм “нового джаза”.
В этих оркестрах работали многочисленные музыканты бопа и кула. Им принадлежали и многие аранжировки и композиции. Поиски оркестров стиля “прогрессив” носили весьма глубокий и радикальный характер, вплоть до введения приемов додекафонии. Одним из главных шагов в этом направлении была запись оркестром Стэна Кентона в 1943 году пьесы “Artistry In Rhythm”, основанной на теме Мориса Равеля. Ее аранжировка предусматривала структуру и наполнение в духе европейской академической музыки.
Стэн Кентон организовал свой первый оркестр в 1940 г. в Калифорнии. Его бэнд отличался сухой стаккатной фразировкой саксофонов и тромбонов, некоторой атональностью звучания и приближением к классике. К середине 40-х гг. он занимал первые места по конкурсу журналов “Даун бит” и “Метроном” и был назван лучшим оркестром страны в 1947 г. Сам Кентон впоследствии, в 1954 г., был избран в “Пантеон славы” журнала “Даун бит” третьим человеком после Луиса Армстронга и Гленна Миллера!
Расширение и усложнение гармонического языка проистекало также от его увлечения Бартоком, Хиндемитом, Стравинским, Шенбергом и в особенности Вагнером (в 1962 г. был даже записан диск под названием “Кентон играет Вагнера”). Хотя вначале он играл и обычные баллады и исполнял еще некоторые танцевальные номера. Одновременно происходило расширение времени звучания пьес (отдельные концертные варианты занимали уже до 20 минут) и рамок оркестра (появились гобои, валторны, тубы, фаготы, струнные инструменты, латиноамериканская ритмика, правда, никогда не было вибрафона, тогда очень модного). Позднее одна группа медных инструментов у Кентона была такой же большой, как целый биг-бэнд.
Keнтон был близок как к “симфо-джазу”, так и к “третьему течению”, в названии его оркестра все чаще встречались определения типа “инновации” без слова джаз. Это были попытки говорить одновременно нa языке джаза и Вагнера. Но у Кентона всегда работало много молодых музыкантов и аранжировщиков, он содействовал новым талантам. Школа Кентона заключалась в том, чтобы уметь играть любую музыку на любых инструментах, что и делали все джазмены, прошедшие его школу.
Стиль “прогрессив” и Стэн Кентон – тесно связанные между собой понятия (как стиль “боп” и Чарли Паркер). В молодости Кентон мечтал стать врачом-психиатром, но в конце концов стал великолепным педагогом, организуя специальные музыкальные “клиники” для обучения джазу. В 70-х у него была своя издательская фирма “Творческий мир Стэна Кентона”.
Kромe Стэна Кентона, другими представителями “прогрессивного” джаза были оркестры Бойда Рэйберна, Эрла Спенсера, Джонни Ричардса. Правой рукой Кентона с 1945 г. был аранжировщик Пит Руголо, потом с ним работали Билл Руссо (автор многих пособий по джазовой композиции и сам неплохой тромбонист), Шорти Роджерс, Чико О’Фаррил, Билл Холмен и другие.
Таким образом, оркестр стиля “прогрессив” представлял собой большой бэнд с полной группой саксофонов, резко контрастной по отношению к меди, состоящей из высоко звучащих трyб и низких тромбонов. Т.е. это была сильная медь, саксофонная группа, играюшая стаккато, и несколько тяжеловесный ритм.
В историческом отношенни “прогрессив” – это практически второй из самых первых стилей современного (или “модерн”) джаза. Это уже концертная (а не танцевальная) фаза развития классического свинга в контакте с тональными и гармоническими новшествами европейской музыки нашего времени. Заслугой стиля “прогрессив” является разработка новых методов аранжировки современной джазовой музыки, привлечение в джаз некоторых симфонических ресурсов и создание новых концертных форм джаза. За всем этим стояло стремление наполнить оркестровый джаз определенным образным содержанием.
Другим примером может служить метаморфоза, происшедшая с оркестром Вуди Германа, по заказу которого Игорь Стравинский написал “Ebony Concerto”. Это произведение было исполнено в 1946 году в Карнеги-Холле. По похожему пути пошел и оркестр Клода Торнхилла (Claude Tornhill), аранжировки для которого делал будущий знаменитый бэнд-лидер Гил Эванс.

ВИДЕО: Стэн Кентон и его оркестр

Третье течение

Термин “третье течение” (third stream) был введен критиком Джоном Уилсоном (John Wilson). Он обозначил альтернативу, а точнее – варианты синтеза первого и второго течения, т.е. академической музыки и джаза . Направление это сформировалось в 50-е годы и не связано с определенным стилем. Экспериментальные работы разных музыкантов захватывали симфоджаз, джаз-рок, авангардные направления.
Джаз, как один из наиболее своеобразных видов музыкального искусств XX века, постепенно стал завоевывать весь мир и, в конце концов, приобрел интернациональный характер. Это произошло прежде всего благодаря тому, что его композиторы и исполнители в своем творчестве нередко обращались к музыке других стран и народов – индийской, южноамериканской, арабской и, конечно, к собственному фольклору. Важнейшим источником вдохновения для джазменов в поисках новых направлений эволюции своего жанра явились также лучшие образцы европейской классической музыки и ее несколько более популярных разновидностей.
Исторические контакты с джазом композиторов-классиков общеизвестны, и здесь можно было бы в качестве примера назвать десятки знаменитых имен (это Дворжак, Стравинский, Дебюсси, Равель, Мийо, Онеггер, Кшенек, а также Копленд, Гершвин и Бернстайн), но их попытками руководило желание привнести лишь отдельные элементы джаза в академическую музнку. И наоборот, известно немало экспериментальных работ со стороны заинтересованных джазменов, которые пробовали применять те или иные принципы симфонического развития и использовать исходные принципы классической музыки в своих джазовых партитурах.
В разные десятилетия подобные эксперименты иной раз приводили даже к появлению новых если не стилей, то, во всяком случае, самостоятельных ветвей на генеалогическом дереве истории джаза – так, в 20-е годы это был “симфо-джаз” (Пол Уайтмен, который хотел “сделать леди из джаза”), в 40-е – “прогрессив” (Стэн Кентон), а в 60-е – “третье течение”.
“Третье течение” упоминается именно в джазовой истории, потому что к нему тогда пришли со своей стороны джазмены, а не классики. Это было экспериментальное направление современного джаза, представители которого пытались создавать развернутые произведения для смешанных составов оркестров, включавших кaк академических исполнителей, так и джазовых импровизаторов.
Для композиций “третьего течения” характерно более органичное слияние европейской композиторской техники с джазовыми традициями. Наиболее яркими представителями этого направления в США были музыканты и композиторы Гюнтер Шуллер, Джон Льюис (руководитель “Модерн джаз квартета”), Гэри МакФарленд, Джимми Джуффри и др.
Известны, например, совместные выступления (и записи) Дюка Эллингтона с оркестрами Ла Скала и Лондонским симфоническим. При этом сочетании возникают новые гармонические и инструментальные оттенки, получается, так сказать, современная “интеллектуальная музыка”. Она имеет классический подход к теме, но в своей основе она остается очень джазовой. Вполне допустим синтез двух этих составляющих в одном виде музыки, близкой как к джазу (свобода импровизации, ощущение свинга, свежесть новых тембров), так и к технике “серьезных” композиций (приемы из области 12-тоновой музыки, полифония, политональность, полиритмия, общая тематическая эволюция и т.д.).
Существенный вклад в третье течение сочинениями для джазового квартета и симфонического оркестра внес Дэйв Брубек. Традицию объединения симфонического оркестра и джазового ансамбля или даже оркестра продолжает Уинтон Марсалис (Wynton Marsalis) и его оркестр Линкольн-Центра.
СЛУШАЕМ: The Modern Jazz Quartet + The Jimmy Giuffre Three + The Beaux Arts String Quartet “Third Stream Music”

<<<< предыдущая следующая >>>>