40. Рок-Шостакович

Вернуться к оглавлению книги
Другие книги о джазе

Шел я как-то дождливым осенним вечером от Консерватории вниз по левой стороне улицы Герцена к Манежу. Шел с занятий, глядя себе под ноги. Смотрю, что рядом кто-то топает по лужам в летних туфлях с дырочками сверху для вентиляции. Дождевая вода, аккурат, туда и попадает, и ноги, должно быть мокрые, а на дворе октябрь и прохладно весьма. Поднимаю голову: кто это носит такую обувь не по сезону? Ба! Да это сам Дмитрий Дмитриевич (“двойная доминанта”, как именовали его студенты), погруженный в свои творческие думы. Жил он здесь поблизости, улица Неждановой, – вот и вышел, наверное, прогуляться. Неужели, думаю, никто из домашних не следит, во что обут гений? Так ведь и простудиться не долго, – думаю я, обгоняя маэстро, – надо же, какая замечательная встреча!
Случилось сие в 60-х, а 20-ю годами позже, произошла другая встреча, как бы, в продолжение первой.
Преподавал я в джазовой студии. Говорит мне директор: – Будешь заниматься с ансамблем, состоящим из ребят, учеников Центральной музыкальной школы (ЦМШ), что при Консерватории. Там, как известно, учатся особо одаренные! Все они пианисты, но играют кто на чем, и хотят создать рок-команду.
– Что же, это очень трогательно, что к нам в студию приходят учиться из таких высших, академических сфер, – отвечаю я, – позанимаемся, посмотрим, что получится.
И вот – первая репетиция. Ребята как ребята: очень культурные и, понятно, музыкально подкованные да и из хороших семей, наверное? Один играет на гитаре, другой – бас-гитарист, третий – клавишник и четвертый, самый маленький – барабанщик. Повторяю, что все они по основной своей специальности – пианисты. Знакомимся. Имена первых трех память не удержала, а вот последнего звали Димой и он мне кого-то очень напоминал. Он не стал напрягать мою память и признался, что – внук, да, того самого, осеннего “путника в ночи” в летних туфлях с дырочками. Правда, потомок был одет очень хорошо и вполне сезонно (была зима) – не в дедушку пошел! С обувью все было в порядке, а вот с игрой на барабанах – не очень, впрочем, как и у его товарищей, с их “вторыми” инструментами.
Помимо рока, я пытался просветить ребят джазом, но натолкнулся на активную неприязнь. Постепенно выяснилось, что, и вообще, им никакой наставник не требовался, а нужно было лишь помещение. Этот умысел быстро перестал быть секретом, как для меня, так и для директора студии, что не придало нам энтузиазма. Почувствовав, что “раскрыты”, Цэ-Эм-Шовцы как-то плавно сами по себе исчезли. Не скажу, что студия очень горевала по этому поводу. А вскоре и Дима со своим папой Максимом обнаружились на Западе и о них заговорили вражьи голоса. Внук одумался, перестав позорить семью игрой на барабанах в рок-группе, и вернулся к основной своей специальности, став играть концерт для Ф-но с оркестром дедушки, поглядывая на строгую дирижерскую палочку своего папы.

<<<< предыдущая следующая >>>>