Red Sea Jazz:итоги юбилейного фестиваля в Эйлате

1
реклама
Евгений Лебедев - Артист Yamaha
Евгений Лебедев - Артист Yamaha
Евгений Лебедев - Артист Yamaha
Евгений Лебедев - Артист Yamaha
Владимир Мак,
Иерусалим
Фото: Эдуард Маркович
MM

Программа не приводила в трепет. В ней были лишь два имени из высшего джазового эшелона, но много имён, имеющих к джазу условное отношение. Эйлатский фестиваль остаётся одним из немногих истинно джазовых, но в последние годы и на нём количество неджазовых концертов стало стремительно расти. Классный контрабасист Авишай Коэн получил из рук основателя фестиваля Дани Готфрида престижное мероприятие и решил реформировать его музыкантами своего круга. Круг у Коэна обширен, знаменитостей в нём хватило на два фестиваля и осталось на третий. Правда, уже немного, поэтому поклонников джаза в Эйлате собралось в этом году меньше обычного.
За три дня до открытия рядом с Эйлатом произошла трагедия. Теракт всегда влечёт за собой отказы артистов и сокращение публики. Первыми отказались звёзды — единственный в программе «джазовая легенда» Эдди Палмиери и один из лучших джазовых пианистов последних лет Джейсон Моран. Их примеру последовали молодежная команда старого джаза Tuba Skinny и знаменитая, но далёкая от джаза певица Лизз Райт. Многие списывали уменьшение публики на теракт и отказы. Напрасно — запланировав поездку, израильтяне не отменяют её в последние дни. Фестиваль 2006 года сократился после отказов из-за войны в Ливане на четверть, но концерты проходили при полных залах, к которым выстраивались очереди для занятия мест в первых рядах. И на джем-сешнс найти свободное место было сложно. А в этом году очередей в залы не было, а на джем-сешнс свободных мест было предостаточно. Жалко. Жаль не тех любителей джаза, кто приехал в Эйлат — они чувствовали себя комфортно в незаполненных залах, но тех, кто пропустил фестиваль — на нём было немало замечательных концертов.

All Stars
All Stars

Четвертьвековой юбилей отмечался большой фотовыставкой, демонстрацией джазовых фильмов и… единственным концертом, открывшим 25-й «Джаз на Красном море». Квинтет «Всех звёзд» состоял из основателя Эйлатского фестиваля пианиста Дани Готфрида, ветеранов израильского джаза барабанщика Ареле Каминского, духовиков Альберта Пиаменты, Мамело Гаэтанопулоса и Джесса Корена и блестящего молодого контрабасиста, репатрианта из Австралии Саймона Старра. На разницу в возрасте басиста и остальных музыкантов не обратили внимания — одинаково молодыми на сцене были все пятеро. «Все звёзды» дали блестящий концерт — не только по настроению, но и по содержанию. Прозвучали авторские пьесы в разных стилях, от бибопа до этно-джаза, почти фри-джазовая пьеса Эрика Долфи, хардбоповый блюз Боба Тиммонса и оригинальная обработка диксилендовой пьесы, завершившая концерт. Недостатки индивидуального мастерства некоторых из «звёзд» с лихвой компенсировались драйвом. Был настоящий джаз, настоящее открытие фестиваля.

The Cohen Family
The Cohen Family

Вместо первого выступления Палмиери нам подарили один из лучших фестивальных концертов. Непонятно, почему блистательные музыканты, сестра и братья Коэны, ни разу не выступали в Эйлате. Не выступили бы они и в этом году, не оказавшись дома у родителей во время фестиваля. Уточню: старший брат, Юваль, живет в Израиле, играет на сопрано-саксофоне и руководит оркестром. Младший брат Авишай и сестра Анат живут в Нью-Йорке. Авишай входит в число лучших современных трубачей, а Анат в последние четыре года всеми опросами признается лучшей кларнетисткой мира, и так же блестяще играет на тенор-саксофоне. В Израиле также гостил их постоянный партнер и друг, американский пианист Джейсон Линднер. Квартет, достроенный до секстета басистом Гиладом Авро и еще одним Коэном — барабанщиком Авивом, по первому зову пришел на выручку фестивалю. Удивляет, почему они не сыграли дважды, как положено каждому гостю — семья Коэнов и Линднер до окончания фестиваля жили в фестивальной гостинице «Ям суф» и участвовали в джем-сешнс. Их единственный концерт был совершенен, если только бывает совершенство в джазе. Совершенен по драйву, индивидуальному и ансамблевому мастерству, построению программы… Разбирать концерт невозможно, отмечу лишь эпизод — сестра и братья без ритм-секции сыграли «My Funny Valentine» в темпе и настроении гениальной интерпретации Маллигана-Бейкера 72-го года, но с собственным отношением к замечательной теме.
ДАЛЕЕ: продолжение репортажа из Эйлата, фото, видео!Тёзка и однофамилец трубача, худрук фестиваля, выступил вместо второго концерта Палмиери. В его трио раньше играли маловыразительные пианист и барабанщик, постоянно аккомпанировавшие контрабасисту. Контрабас не может долго играть соло, каким бы чистым звук его ни был и как бы виртуозен ни был исполнитель. Несмотря на безумный массовый восторг, Авишай понял это и призвал к себе в компанию новых партнеров — пианиста Омри Мора и барабанщика Амира Бресслера. В новом составе музыканты равновелики: рядом с заведомо великолепным басистом играют уникальные пианист и барабанщик. Подобным эпитетом я наградил Мора и Бресслера трезво и осознанно. Омри — выпускник Иерусалимской академии, как классик и джазмен; он не уезжал учится в Америку, но сам много занимался и играл. Он умеет играть в разных стилях и стоит на пути создания собственного. Техника его безупречна, а левая рука (в отличие от большинства джазовых пианистов) работает так же, как правая. 21-летний Бресслер два года назад в Эйлате солировал со школьным биг-бэндом, а сегодня его мастерство соизмеримо с самыми виртуозными барабанщиками мирового джаза. Концерт был ярким и увлекательным — до последнего биса: Авишаю показался недостаточным успех у поклонников джаза, и он запел традиционную песню «Шалом Алейхем», интерпретируя ее на потребу массовому слушателю. 10 последних минут джазовый концерт напоминал визит лидера партии на иерусалимский рынок накануне выборов. Впечатление от всего концерта песня испортить не смогла, но осадок остался.
Трио Коэна также не сыграло в Эйлате дважды. А сам Авишай, завершивший руководство «Джазом на Красном море», ни разу (!) не вышел на джем-сешн, а в последний день фестиваля вообще уехал из Эйлата.
О будущих фестивалях поговорим позже, а пока продолжим о 25-м. Освободившиеся места заняли израильские эстрадные звезды. Асаф Авидан, эпатировавший публику питьём виски из фляжки и неформальной лексикой, дал блестящий во всех отношениях концерт в ансамбле с виолончелисткой Карни Пустель. Не всем понравилась фраза: «Вы шли на джазовый концерт, а пришли на траханье мозгов», но многим, активно плясавшим за полчаса до этого под «Шолом алейхем», обработка мозгов не помешала бы. Еще один герой эстрады, Шломи Шабан, вызвал всеобщий восторг и остроумием, и прекрасным владением фортепиано, и эпизодическим участием в концерте Авишая Коэна (трубача). В то же время в другом зале выступал секстет Эреза Бар-Ноя. Концерт был соизмерим с лучшими концертами американских комбо, выступавших в Эйлате в разные годы.

Среди не попавших на фестиваль есть еще немало классных музыкантов, которые, как семейство Коэнов, готовы были прийти на помощь в экстремальной ситуации, и именно к ним надо было обратиться. При всей симпатии к Авидану и Шабану, их концертам было не место в Эйлате. И незачем было вместо Лизз Райт на один из концертов приглашать эстрадную певицу Риф Коэн… Из израильтян, пробившихся в Эйлат, отмечу секстет Йонатана Волчека (сегодня, полагаю, одного из лучших тромбонистов мира), трио Гилада Авро, дуэт саксофониста Даниэля Замира (единственного на фестивале представителя интереснейшего лагеря религиозных джазменов) с пианистом Нитаем Хершковичем и квартет Йони Рехтера. Классик израильской песни и отличный исполнитель сделал специальную джазовую программу, которая подчеркивала юбилей фестиваля.

Трио Шая Маэстро не отнесешь к израильским составам — контрабасист Хорхе Редер из Перу, да и израильтянин Маэстро «въехал» домой из Америки в трио Коэна-басиста. Единственный настоящий израильтянин — блестящий барабанщик Зив Равиц, без участия которого трио слушать было бы невозможно. Мягкий и грамотный басист играет в каждой пьесе одинаково хорошо, причем его длинное соло на концерте было точным (!) повторением соло на джем-сешн, сыгранным при исполнениии другой музыки. Сам пианист из 25 лет жизни пять проиграл с Авишаем Коэном, аккуратно акомпанируя ему. Однообразно, но, вероятно, удобно. Такою же мягкую, скучную и лишенную свинга манеру Маэстро перенес на сольную игру. Каждая пьеса симпатична, но программа в целом, кажется, состоит из одной бесконечной песни.

Американская певица Гретхен Парлато похожа на Маэстро отсутствием крайних темпов и звучаний и полным отсутствием свинга. Меццо-форте и меццо-пиано, средние темпы и посредственное впечатление, также немного скрашиваемое великолепным барабанщиком Джеральдом Клэйтоном. Певица Джесси Палтер сильнее, но она далека от джаза. Её партнёр, пианист Сэм Барш, неистощим на выдумки, виртуозно играет на мелодике, он душа джем-сешнс, однако также совершенно не владеет свингом. Вероятно, Барш попал на фестиваль благодаря имевшему некогда место партнёрству с басистом Авишаем Коэном. Но джазовым украшением программы был хорошо известный в Эйлате блистательный басист Вен Уильямс.

Группа Педрито Мартинеса — веселые «американские» кубинцы, игравшие с первой до последней ноты одну зажигательную песню. Первые четверть часа я веселился, вторые — ждал чего-то, третьи — скучал и боролся с собой. Победило желание выйти. На возражения типа «Это такой стиль!» отвечу — слышали мы разных кубинцев. Рубалькаба, Сандоваль, Д’ Ривера, Вальдес — джазмены! А Мартинес — шоумен и слабый перкуссионист. Его пианистка Ариакне Трухийо Доран играет и поет хорошо, но однообразно, а её главное достоинство — пышное и почти открытое тело. На джем-сешн кубинцы, вызвав на сцену ещё полтора десятка музыкантов, устроили настоящий праздник, но на концертах его не было.

Веселье, совмещенное с джазом, продемонстрировал Михаэль Кэшхаммер. Блюз, рок-н-ролл, буги-вуги 50-х годов звучали со сцены в виртуозном исполнении стильных музыкантов из Торонто, одетых в костюмы эпохи Элвиса Пресли. Михаэль — не только шоумен-непоседа, бегающий по сцене, прыгающий в зал, танцующий с девушками из публики и как ракета взлетающий обратно на сцену. Он ещё блестящий пианист и неплохой певец. В группе — ни одного слабого музыканта, в программе — ни одного провала. Настроение у публики превосходное, результат — почти все после первого концерта пошли назавтра на второй, хотя в соседнем зале выступал Рауль Мидон. Слепой черный гитарист и певец, неудержимо драйвовый, с тонким чувством юмора в комментариях между песнями, был несколько однообразен с джазовой точки зрения. Но если, например, однообразие Бенсона на концерте в Кейсарии носило цинично-коммерческий характер, то однообразие Мидона — чисто жанровое. А когда Рауль вышел на сцену к Дайан Ривз и спел с ней джазовую песню, имитируя голосом соло на трубе с потрясающим свингом, ему было прощено и однообразие.

Dianne Reeves
Dianne Reeves

Одна из больших джазовых певиц заменила Лизз Райт. После первых нот, взятых Дайан Ривз, забыты были все певицы, выступившие в Эйлате (их на этот раз оказалось слишком много). Яркий пианист Мартин, мощным драйвовым звуком разбудивший публику после одного из вышеназванных околоджазовых концертов, феноменальные басист Джеймс Джинус и барабанщик Кларенс Пенн (из другого ансамбля) — и великая певица. Праздник, напомнивший о юбилее настоящего фестиваля.

Gregoire Maret
Gregoire Maret

Названный выше ритм-дуэт приехал в Эйлат в компании с пианистом Федерико Пена и исполнителем на губной гармонике Грегуаром Марэ. Я многого ждал от его выступления, и не обманулся. Великий Тилеманс еще играет, но ему 89 лет, а наследника не было! Теперь я его услышал. Марэ играет настоящий джаз. Свинговый, увлекательный, сложный и абсолютно далекий от попсы. Марэ по-европейски изящно одет и так же изящно играет. Оторваться невозможно ни на концерте, ни на джем-сешнс, где Грегуар играл с десятками партнёров: от своих музыкантов до детей из израильских музыкальных школ. Кстати, дети и юноши в Эйлате играли превосходно, не уступая взрослым ансамблям некоторых стран, считающих, что у них не только балет высокого уровня, но и джаз неплох.

Steve Smith
Steve Smith

Последний концерт фестиваля — Vital Information. Виртуозные гитарист Валентино и басист Браун, основатель группы, знаменитый клавишник Том Костер (некогда пианист Сантаны и других звёзд, да и сам — настоящая звезда) и дуэт ударных — израильский перкуссионист Гилад Добрецкий и легенда рока, джаз-рока и фьюжн, барабанщик Стив Смит. Бешеный темперамент и вместе с тем идеальный звуковой и темповый баланс. Виртуозное индивидуальное мастерство, но ни разу — в жертву музыки, всё только для достижения общего результата, увлекающего не только поклонников именно этого жанра, но всех, кто пришел на концерт, независимо от возраста и сословия. На последнем концерте международного фестиваля главными звездами были американец и израильтянин. И это не мультикультурализм, а торжество музыки, единой культуры, не знающей границ.

ВИДЕО: Дайан Ривз и Рауль Мидон на фестивале Red Sea Jazz-2011

смотреть на YouTube

реклама на джаз.ру

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.