Челябинск, традиционный зимний джазовый мемориал: с любовью к тем, кого любили

0
реклама
Фестиваль Джаз Тихой Заводи 13 июля
Фестиваль Джаз Тихой Заводи 13 июля
Фестиваль Джаз Тихой Заводи 13 июля
Фестиваль Джаз Тихой Заводи 13 июля
Наталья Риккер,
Челябинск
Фото: Евгения Маркова
NR

report21 января в Челябинске в седьмой раз состоялась традиционная акция «Памяти джазовых музыкантов». Мемориальный концерт в зале государственной филармонии собрал лучшие джазовые силы столицы Южного Урала.
Идея посвящать ушедшим коллегам масштабное музыкальное действо принадлежит коллективу ансамбля «Уральский диксиленд» во главе с народным артистом России, трубачом Игорем Бурко. И первый такой концерт состоялся в 2007 году после того, как не стало певца и барабанщика «Диксиленда» — Бориса Савина, музыканта, которого многие справедливо называли «голосом челябинского джаза». Горячий отклик слушателей, а также вереница новых потерь в джазовой музыке страны и региона превратили со временем это начинание в полноценный однодневный фестиваль, лейтмотивом которого стали имена знаковых персон музыкального искусства нашего города. Концертная площадка превратилась фактически в единственный инструмент памяти нескольких поколений музыкантов и слушателей.

Игорь Бурко
Игорь Бурко

Как иначе остановить мгновение и рассказать о том, что в Челябинске джазовая музыка появилась ещё в начале тридцатых годов, о том, что здесь играли и пели талантливые исполнители? Большинство из них не оставили после себя никаких аудио- или видеоматериалов: почти не снимались на телевидении, не записывались на радио. Но их знала публика, которая их любила и приходила на концерты.

Звучит видеовступление к концерту
Звучит видеовступление к концерту
реклама на джаз.ру
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE

Вернуть имена из справочников по краеведению на сцену, не забыть тех, кто только что был рядом — вот задача, которую поставили перед собой организаторы. Посему каждый Концерт памяти джазовых музыкантов открывает красивый видеопролог, составленный из редких архивных фото, фрагментов выступлений позднего периода, дабы слушатель мог если не вспомнить, то хотя бы представить, как звучал самый первый челябинский джазовый оркестр под руководством Анатолия Хайкина, как свинговал бэнд его сына Александра Хайкина, насколько харизматичен был бэндлидер Михаил Папашика, как тонко понимал и чувствовал джаз Олег Тергалинский, и сколько ещё было скромных тружеников-энтузиастов джаза…

Грустным поводом для концерта в этом году явились новые неожиданные утраты: внезапно ушли играть с небесным оркестром саксофонист Алексей Тимшин, певец Владимир Дружков. Оба, кстати, незадолго перед смертью собирались устроить свои бенефисы и уже обсуждали с друзьями и коллегами по цеху подробности их проведения. Но судьба распорядилась иначе.

Желание отдать дань уважения неизменно собирает аншлаг не только в зрительном зале, но и на сцене, что, собственно, и превращает Концерт памяти музыкантов в своего рода фестиваль. (Так случилось и в этом году). Звучит музыка всех возможных направлений джаза, представленных в Челябинске — от традиционного свинга до современной авторской музыки.

ДАЛЕЕ: продолжение репортажа, много фото!

Мемориальный акцент, однако, не задаёт тон программе. Как любит подчёркивать руководитель Диксиленда — трубач Игорь Бурко: «Мы никого не хороним!» Посему произведения минорного характера, задумчивые грустные пьесы отнюдь не приоритетны. В лучших традициях пионеров новоорлеанского джаза челябинцы предпочитают поминать ушедших в мир иной с доброй улыбкой, с динамичной музыкой, дабы их друзья, глядя сверху, тоже пребывали в отличном настроении.

Оркестр Челябинского государственного института искусств имени П.И.Чайковского
Оркестр Челябинского государственного института искусств имени П.И.Чайковского

Тон нынешнему концерту задал биг-бэнд под руководством заслуженного артиста России Станислава Бережнова. Теперь это оркестр Челябинского государственного института искусств имени П.И.Чайковского. Бэнд с воодушевлением исполнил классическую тему Гарри Уоррена «In The Mood», сняв накатывающую тяжесть грусти по тем, чьи лица промелькнули в видеопрологе. А затем разразился каскадом не менее известных свинговых шлягеров, на сей раз вокальных. Кажется, что коллектив заметно «помолодел». По внешней оценке, численный перевес в составе оркестра — за студентами и выпускниками эстрадного отделения института. Впрочем, гораздо важнее другое: пережив острое состояние «бездомья» (когда оркестр, в общем, беспричинно лишили муниципального статуса), побывав на вольных хлебах (что для такого крупного музыкального «организма» архисложно), серьёзно поменяв вектор стилевых интересов в сторону коммерчески привлекательных эстрадных стандартов, биг-бэнд стараниями Станислава Бережнова сохранился и снова уверенно и сочно зазвучал. А если в городе есть джаз-оркестр, значит, в нём в самом деле живёт джаз.

Ульяна Пережогина и Стас Бернштейн
Ульяна Пережогина и Стас Бернштейн

Дебютантом стало «Джаз-трио» пианиста Марата Габбасова, певицы Ульяны Пережогиной и контрабасиста Стаса Бернштейна. Правильнее будет сказать, что дебютировали певица и пианист. Число выходов Бернштейна на сцену во всех джазовых концертах города по-прежнему остаётся рекордным: Стас одновременно является участником нескольких коллективов. А трио вполне вписалось в общую стилистику вечера с его явным тяготением к традиционному джазу и исполнило стандарт «How High The Moon».

Константин Щеглов
Константин Щеглов

Композитор Константин Щеглов с квартетом «Лимонное дерево» возможности сыграть традицию на большой сцене избежал. Однажды он даже сказал: «Нас <группу> слишком часто приглашают на всевозможные презентации, которые должны выглядеть дорого и где должен звучать джаз». На филармонических подмостках вполне уместна авторская музыка, которую благодарный и, главное, подготовленный слушатель желает слышать. Более того, пьеса Щеглова «Чистый лист» с её медитативным лирическим, полётным настроением оказалась созвучной залу, вызвав просветление на лицах и долго непрекращающиеся овации.

Vita
Vita

Очевидное достоинство Концерта памяти музыкантов — разнообразие, коллективов, стилей, форм исполнения: оркестры сменяют камерные ансамбли, инструментальные пьесы находятся в паритете с вокальными. Есть место для пения a cappella, которое пропагандирует ансамбль Светланы Андрияновой Vita. Кстати, поют в нём тоже студенты, правда, другого вуза — Челябинского государственного педагогического университета. Возможно, это и есть объяснение заметной устремленности коллектива к модному ритм-н-блюзовому саунду, когда, например, самая исполняемая песня всех времён и народов «Yesterday» Пола Маккартни подаётся в известной трактовке Boyz II Men, а не какой-либо другой…

В новом амплуа предстал на концерте гитарист Константин Корчагин. Он выступил со своим новым трио. Вдоволь поиграв и свинг, и рок-н-ролл в различных составах (поступив, видимо, по принципу «ни нашим, ни вашим»), Костя развернул мощь гитарного мастерства на материале Ларри Карлтона и выбрал суровую джаз-роковую пьесу «Burnable». А спустя несколько минут легко поменял настроение и… ансамбль. В таких ситуациях местные музыканты неустанно иронизируют: в коллективе меняется всего один человек, а на сцене уже новая группа. Такова действительность джаза на периферии: сильные инструменталисты — на вес золота.

Константин Корчагин, Ольга Парфентьева
Константин Корчагин, Ольга Парфентьева

Следующим коллективом с участием Корчагина стал ансамбль заслуженной артистки России аккордеонистки Ольги Парфентьевой «Маэстро Аккордеон». И пьесы Ришара Гальяно «Сплин» с элегическим соло Ольги на мелодике и «Танго для Клода» уже с солирующим аккордеоном несли совсем другую эмоцию — нежный выдох после агрессивной гитарной атаки, желание сладко погрустить, вспоминая любимых друзей. По словам аккордеонистки, «Танго для Клода» именно с этой целью и исполнялось. Французский виртуоз посвятил произведение своему ушедшему товарищу — знаменитому шансонье Клоду Нугаро.

«Шико»
«Шико»

Ностальгию совсем другого свойства, вероятно, испытывал латино-бэнд «Шико» гитаристов Игоря Петрова и Сергея Усольцева. Буквально источая горячие лучи южного солнца, пестря яркими костюмами, группа вдохновенно играла репертуарные хиты: «Tres Notas Para Decir Te Quiero» Висенте Амиго, «Rio Ancho». Довольно долго не давая концертов, ансамбль, казалось, истосковался по большой сцене. Впрочем, и публика их долго не отпускала, аплодисментами ненавязчиво «соблазнив» сыграть ещё одну пьесу на бис.

«Ариэль»
«Ариэль»

Важнейшая часть концерта — выступление легенд советской эстрадной сцены — группы «Ариэль». Не исполняя джазовой музыки, став в СССР в 70-е гг. пионерами совсем другого музыкального направления — фолк-рок, эти музыканты всегда находились рядом с джазом. В буквальном смысле. В начале 80-х они ездили на гастроли в ГДР вместе с Игорем Бурко, позднее неоднократно выступали вместе с «Уральским Диксилендом». В родном городе «Ариэль» сохранил статус «звёзды» первой величины, «бренда» Челябинска, для широкой публики равного по степени известности разве что хоккейной команде «Трактор». И их появление на Концерте памяти музыкантов более чем логично: ариэлевцы поминали своих коллег — гитариста Сергея Антонова, певца, композитора, гитариста Льва Гурова. 2012 год прибавил имя ещё одного основателя коллектива — гитариста Валерия Слепухина. Но от траурного пафоса «Ариэль» слушателя избавил. «Жизнь продолжается!» — сказал Ростислав Гепп и объявил песню «Шумел камыш», которую «Ариэль» блестяще исполняет акапелла. Правда, басовую партию теперь пришлось «петь» контрабасу Владимира Риккера («Уральский Диксиленд»). Для полноты аккорда.

Георгий Анохин
Георгий Анохин

В творческом арсенале флейтиста и композитора Георгия Анохина также нашлась пьеса «по случаю». Вместе с ансамблем L-band мэтр исполнил авторское произведение «Ангел на моём плече», наполнившее зал чистым до хрустальной прозрачности звуком флейты. Его оттеняли лишь аккуратные пассажи Щеглова на рояле и бережный аккомпанемент ритм-группы Стаса Бернштейна и Игоря Борискина.

«Странствующее озеро»
«Странствующее озеро»

Столь же деликатным, я бы даже сказала, утончённым, было выступление группы гитариста Михаила Филиппова «Странствующее озеро». Темы в духе цыганского свинга, к которому Михаил питает слабость последние годы, украсил вокал немецкой певицы Лизы Озе, спокойный, богатый обертонами, с едва заметной хрипотцой. Тонким кружевом его «обвили» соло на кларнете Дениса Негрова, музыканта из Озёрска, которому вскоре предстояло исполнить одну из самых драматических партий на концерте.

Валерий Сундарев
Валерий Сундарев

Погружённый в битловскую тематику гитарист Валерий Сундарев филармоническому слушателю предложил нетленки от британских классиков: «Oh! Darling» Пола Маккартни и «Here Comes the Sun» Джорджа Харрисона. Глубокий заход в вотчину британского рока объясняется не только перманентной привязанностью музыканта к битлам, но также тем, что несколько месяцев назад Валерий стал солистом группы с говорящим названием — Live`R`Pool. Впрочем, таланта и мастерского владения инструментом у Сундарева с лихвой хватает на то, чтобы из самой популярной темы сделать свежее произведение, насытить его какой-то особенной драматургией, дав волю пространным гитарным соло в традиционной джазовой стилистике.

Камерный оркестр «Классика» + «Уральский диксиленд Игоря Бурко»
Камерный оркестр «Классика» + «Уральский диксиленд Игоря Бурко»

Ни один Концерт памяти музыкантов за годы существования акции не обходился без патетического финала. Неоднократно им становилась пьеса Джона Льюиса «Джанго». Её исполнял сводный состав: биг-бэнд Станислава Бережнова, Ансамбль духовной музыки и камерный оркестр «Классика». На сей раз организатор мемориального вечера — «Уральский диксиленд Игоря Бурко» акцентировал внимание на своём репертуаре. Поминая дорогих челябинцев Бориса Савина, Владимира Дружкова, вспомнили о друзьях из Москвы, Минска и Петербурга — Георгии Гараняне, Аркадии Эскине и Валерии Заварине. В компании с оркестром «Классика» и вокальным квартетом DV-Show стартовали с заводных «Puttin’ On The Ritz» и «The Java Jive», чтобы затем на контрасте поддаться грусти, смахнуть слезу, играя неспешную «Hush-а-Bye» синхронно с видеозаписью этой же темы в исполнении Алексея Тимшина. Как же томно и чувственно пел его кларнет тогда, на фестивале «Российские звёзды мирового джаза»! Каким обаянием светилось Лёшино лицо… Глотая комок в горле, «Диксиленд» подхватил свою же запись, заиграв тему живьём, и вывел на авансцену Дениса Негрова. Денис, волнуясь, с нескрываемым трепетом закончил соло Тимшина.

Финальное соло Алексея Тимшина
Финальное соло Алексея Тимшина

После нескольких секунд молчания, совладав с нахлынувшей печалью, зал встал, чтобы стоя аплодисментами выразить свою любовь к тем, кого любили…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.