Анатолий Кролл отпраздновал день своего 70-летия на сцене родного города

0
реклама
джаз клуб эссе возобновляет концерты!
джаз клуб эссе возобновляет концерты!
джаз клуб эссе возобновляет концерты!
джаз клуб эссе возобновляет концерты!
Наталья Риккер,
Челябинск
Фото: Евгения Маркова,
архивы Игоря Бурко и Светланы Ивановой
NR

report20 апреля в Челябинске большим концертом в зале филармонии отпраздновал 70-летний юбилей выдающийся джазовый музыкант, композитор, пианист, бэндлидер, народный артист России Анатолий Ошерович Кролл — подвижник джазовой музыки, «благородный рыцарь джаза», преданно служащий музыкальному искусству многие годы и поддерживающий яркое пламя российской джазовой жизни, вдохновитель и создатель немалого количества джазовых событий и в родном городе. Анатолий Кролл — художественный руководитель челябинского международного джазового фестиваля, почётный профессор Челябинской государственной Академии культуры.

Анатолий Кролл
Анатолий Кролл

Из праздничного буклета:

реклама на джаз.ру - продолжаем читать текст после рекламы
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки

Я родился в дни Великой Отечественной войны, в 1943 году, в Челябинске на Урале, куда наша семья попала в результате эвакуации с Украины, из Харькова. Два моих старших брата Владимир и Павел родились именно в Харькове (соответственно в 1929 и 1935), а мой первый глоток воздуха, как и мой первый крик, произошли уже на Урале. Семья приехала на Урал в теплушке, буквально ни с чем. Родители взяли из Харькова только старый персидский ковёр, в который завернули детей, чтобы они не замёрзли в этой чудовищной, полной нечеловеческих испытаний поездке. И первый предмет, который появился в нашем челябинском бараке, вслед за старыми кроватями и стульями, было пианино!

Пианино, а точнее — концертный рояль, стал сердцем сцены и в Зале им.Прокофьева. Маэстро предстал перед земляками и как пианист, и как руководитель оркестра. Сколь почётно было для челябинцев вместе с горячо любимым ими музыкантом встретить его 70-летие, столь же важно было и для самого Анатолия Ошеровича оказаться в этот день в родных местах, о чём можно догадаться уже по названию концерта с добавленным восклицательным знаком «Юбилей на родине!»

И приветственная телеграмма от президента России Владимира Путина нашла маэстро именно здесь. Длинной вереницей к легендарному джазмену тянулись поздравители — официальные лица, коллеги, друзья и просто поклонники джаза. Они завалили Анатолия Ошеровича охапками цветов, приветственными грамотами, символическими наградами… Впрочем, кажется, неподдельность чувств к Кроллу точнее выразили даже не эти подарки. Банка с домашними соленьями, вдруг выставленная одним из слушателей на сцену, вызвала улыбки в зале и стала знаком, жестом, означавшим: «Анатолий Ошерович, вы наш, вы дома!» Пошутив, что с этой банкой он похож на Леонида Якубовича в программе «Поле чудес», виновник торжества, тем не менее, подарок принял, пообещав залу, что угостит им семью.

Народный артист, как говорится, держит банку!
Народный артист, как говорится, держит банку!

Степень близости творческого и дружеского общения, судя по всему, стала, критерием и для выбора участников первого отделения юбилейного концерта. Подготовить это отделение Анатолий Ошерович доверил своему другу детства — руководителю ансамбля «Уральский диксиленд», народному артисту России трубачу Игорю Бурко.

— Мы знакомы с пионерского лагеря. Моя мама Нина Ильинична Бурко играла на аккордеоне, вместе с ней на аккордеоне играл Толя, — рассказывает Игорь Владимирович. — В годы юности, учась в Челябинском музыкальном училище, мы оба были увлечены запрещённой музыкой — джазом, за что и получали нагоняй от педагогов…

ДАЛЕЕ: продолжение репортажа, много фото, в том числе уникальных архивных!

По логике организатора на сцену вышли те музыканты и коллективы, чья деятельность в разные годы напрямую была связана с миром музыки Анатолия Кролла. Открыла концерт знаменитая тема Джорджа Вайса «What a Wonderful World» — «Какой удивительный мир», исполненная в лучших традициях челябинского джаз-фестиваля могучим сводным составом — вокальным ансамблем Светланы Андрияновой VITA, камерным оркестром «Классика» п/у Адика Абдурахманова и ансамблем «Уральский диксиленд». Песня, некогда ставшая гимном челябинского музыкального форума, задала празднично-патетический тон официальной части концерта, «зарифмовала» с тем ощущением радостного подъёма, что рождается в сознании любителей джаза в дни фестиваля, кстати, во многом благодаря участию в нём Анатолия Кролла.

Появившись на сцене, мгновенно задал концерту свой ритм, а традиционному для таких случаев креслу именинника предпочёл место за роялем. Вместе с оркестром «Классика», диксилендом и вокальной группой DV-Show Анатолий Ошерович блистательно исполнил хрестоматийные темы «Puttin’ On The Ritz» Ирвина Берлина и «Caravan» Хуана Тизола. Не ударяясь в продолжительные сольные эпизоды, добавив всего несколько штрихов, джазмен (между прочим, без предварительных продолжительных репетиций) придал давно исполняемым этим составом пьесам свежесть и ритмическую остроту.

Талант Кролла-пианиста — тема по сей день волнующая многих его однокашников по Музыкальной школе № 1 и Челябинскому музыкальному училищу, в которых он учился. Пожалуй, наиболее эмоционально выразительно рассказала об этом Светлана Вячеславовна Иванова, друг юности Анатолия Ошеровича, а ныне одна из самых уважаемых педагогов по фортепиано в Челябинске:

Светлана Иванова (слева) и Анатолий Кролл (справа), 1957
Светлана Иванова (слева) и Анатолий Кролл (справа), 1957

— Когда он появился в 1956 году на фортепианном отделении Челябинского музыкального училища, на него бегали смотреть, как на чудо.
Ещё бы: 13-летний мальчишка, славный, рыженький, всё время поправляющий съезжающие на нос очки (типичный, как бы теперь сказали, «ботаник») умел делать на фортепиано невероятные вещи. Он мог сыграть спонтанно, без подготовки любую песню или пьесу, в любой тональности, импровизировать в разных жанрах, представить в джазовой аранжировке.
Задаваемые по фортепиано рапсодии Листа или фуги Баха, он, бывало, разучивал не по нотам, а по слуху, cнимая их с пластинок. Когда однажды его педагог, замечательный музыкант Ревекка Германовна Гитлин, заметила, что следует посмотреть внимательно в ноты рапсодии Листа, там в определённом эпизоде написан «фа-бекар», то ученик на это ответил, что на пластинке у исполнителя «фа-диез»!
Звали ученика Толя Кролл, и он, естественно, сразу же получил прозвище «Кролик». Но про себя мы называли его Моцартом, с изумлением наблюдая за его невероятной природной одарённостью.
И откуда взялось это потрясающее джазовое чутьё? Джаз был в загоне, считался музыкальной «диверсией», за джаз исключали, выгоняли, ссылали, преследовали…
Услышать джаз фактически можно было только на старых пластинках 30-х годов или на привозимых из-за границы.
Единственным мощнейшим источником джазовой школы, в сущности, джазовым университетом для всех джазменов и джазфэнов была радиостанция Voice of America с передачей, посвящённой джазовой музыке. И хотя её усиленно глушили наши блюстители советской нравственности, мы с упоением ждали 12 часов ночи (передача шла по ночам), чтобы услышать блистательную Эллочку (Фитцджералд), Луи «Сэчмо», «Герцога» Эллингтона, баритониста Джерри Маллигана, Джина Крупа…
Тем более было удивительно, где, как и когда наш юный музыкант впитал, аккумулировал и генерировал эту джазовую энергию. Казалось, он черпал её из воздуха. Поистине в нём бурлило моцартовское начало.
Его не надо было просить и уговаривать сыграть что-либо, аранжировать, сымпровизировать — он брался за всё с удовольствием, делая всё щедро, просто и легко, как птица поёт.
Однажды я попросила Толю в спешном порядке, без репетиций, саккомпанировать мне песню Гершвина на важном концерте в управлении внутренних дел. Ребята из ансамбля, с которым я пела, не смогли приехать, и вот мы с Толей, договорившись только о тональности и о том, что у него будет сольный эпизод — выходим на сцену. Я благополучно пропела свои два куплета, и вот — Толино соло. Я это соло помню всю жизнь! Это было настолько по-джазовому мастерски, стильно и вместе с тем эмоционально-трогательно, что я, заслушавшись и расчувствовавшись, забыла вовремя вступить. Так он и доиграл до конца один.
Словом, Анатолий Кролл стал для нас олицетворением моцартианства с присущей ему феноменальной природной одарённостью, лёгкостью, изяществом игры и щедростью таланта…

Светлана Иванова и Анатолий Кролл. 55 лет спустя
Светлана Иванова и Анатолий Кролл. 55 лет спустя

Поклониться человеческой и творческой щедрости Анатолия Ошеровича хотелось многим участникам концерта в зале филармонии. «Уральский диксиленд», латино-бэнд «Шико», биг-бэнд под управлением Станислава Бережнова — всех их Кролл, убеждённый, что «российские звёзды мирового джаза» живут не только в столице, приглашал в Москву на проводимые им масштабные джазовые фестивали. И дело не только в землячестве, подчеркивал маэстро, дело — в мастерстве и очевидном профессионализме этих коллективов, и они достойны престижных подмостков.

«Шико»
«Шико»

— Анатолий Кролл — ключевая фигура в судьбе группы «Шико», — говорит её фронтмен Игорь Петров. — Начиная с момента нашего знакомства, которое состоялось около десяти лет назад, на моих экзаменах в Академии культуры, оказанное им доверие заставляло работать над собой, стремиться к новым высотам. От фестиваля к фестивалю мы ощущали поддержку Анатолия Ошеровича и неподдельный интерес к судьбе нашего коллектива. Но самые яркие впечатления оставил замечательный фестиваль «Новогодний карнавал джаза» в Москве, на который Анатолий Ошерович пригласил нас выступить в одной обойме с признанными мэтрами джаза, тем самым дав нам путёвку на всероссийскую джазовую сцену.

Благодаря и чествуя мэтра в день его рождения, «Шико» посвятили ему пьесу Чика Кориа «Armando’s Rumba». Выбор именно этого произведения, на мой взгляд, был вовсе не случайным и имел двойной смысл: не изменяя выбранным когда-то стилям фламенко и латин-джаз, группа музыкой отразила своё отношение к Анатолию Ошеровичу, адресовав ему пьесу легендарного пианиста и композитора и поставив его, таким образом, в один ряд с титанами мирового джаза. Поклонники Кролла-кинокомпозитора усмотрят, вероятно, и намёк, на знаменитую румбу из фильма «Зимний вечер в Гаграх» (кстати, пьеса эта прочно вошла в репертуар челябинского ансамбля «Маэстро Аккордеон»). Недавний выпускник РАМ им. Гнесиных пианист Марат Габбасов выразил почтение Анатолию Кроллу композицией собственного сочинения «Keith’s Mood». Она навеяна музыкой ещё одной звезды — великим Китом Джарреттом. В богатой на яркие встречи биографии Кролла и здесь нашлась известная параллель. В 1967 году пианисты встретились и познакомились на джазовом фестивале в Таллине: Джарретт играл с Чарлзом Ллойдом, Джеком ДеДжонеттом и Роном Макклюром, подарив советским слушателям столь редкую для того времени встречу с настоящим американским джазом. Таллиннское выступление квартета Анатолия Кролла с Александром Пищиковым, Сергеем Мартыновым и Юрием Генбачёвым спустя десятилетия с полным правом можно назвать историческим: ансамбль допустил «вольность», позволив Сергею Мартынову запеть в унисон с солирующим контрабасом. И если слушатели пришли от этого в восторг, то вот партийное руководство новацию не оценило: прямую трансляцию концерта по телевидению в Москве прервали.

Анатолий Кролл и Марат Габбасов
Анатолий Кролл и Марат Габбасов

Впрочем, о терниях, через которые приходилось продираться джазовым музыкантам в Советском Союзе, Анатолий Ошерович в праздничный вечер почти не вспоминал. Куда интересней для него настоящее молодого российского джаза. Внимательно послушав пьесу Марата Габбасова, Кролл отметил его манеру игры, не склонную к излишней аффектации, но имеющую особый звук. Патриарх челябинского джаза Станислав Бережнов тем вечером также вспоминал, как когда-то, в далёком 66-м, руководитель оркестра Тульской филармонии Анатолий Кролл оценил его исполнительские качества и пригласил молодого челябинского пианиста и аранжировщика в свой бэнд. Творческое сотрудничество сохранилось и поныне. Бережновский оркестр постоянно чувствует внимание, я бы даже сказала, заботу со стороны Анатолия Ошеровича. В 2008-м бэндлидер пригласил земляков на свой фестиваль в Москву, и запись весьма удачного выступления челябинского оркестра телеканал «Культура» периодически повторяет до сих пор. А год спустя, в 2009-м, когда городские власти решили лишить биг-бэнд бюджетных дотаций, именно Анатолий Кролл вступился за оркестр и написал открытое письмо на имя губернатора Петра Сумина. Предвосхищая выход бэнда на праздничном концерте, Анатолий Ошерович обратился к залу, а с ним и к челябинской культурной общественности: «Я искренне желаю Челябинску снова обрести муниципальный оркестр, чтобы он жил и мог заниматься творчеством, а не выживать, как это происходит сейчас». Оркестр ответил оптимистичным «Happy Birthday» и последовавшей за ним «Lullaby Of Birdland» Джорджа Ширинга.

Кодой к продолжительному, насыщенному поздравительными речами первому отделению стала пара изящных номеров с участием уфимской певицы Ирины Остин, гитариста Валерия Сундарева, контрабасиста Владимира Риккера и барабанщика Виктора Риккера. За роялем, разумеется, сидел сам маэстро Кролл. Встретившись буквально за час до начала концерта, музыканты быстро, почти на ходу продумали, что и как исполнят. Выбор пал на классические темы: «Black Orpheus» Луиса Бонфа и «Lady Be Good» Джорджа Гершвина. Знакомые с детства мелодии Ирина оплела тонкой вязью скэта (в чём она признанный мастер), поочерёдно певице с задором отвечали Кролл, Сундарев и Риккер на ударных. Этот музыкальная перекличка будто продолжала диалог Ирины и Анатолия Ошеровича во время её поздравления: Остин задорно смеялась, Кролл парировал шутками. Столь же легко и непринуждённо музыканты импровизировали…

Анатолий Кролл и «Академик-бэнд»
Анатолий Кролл и «Академик-бэнд»

Второе отделение концерта организаторы избавили от торжественной патетики и полностью посвятили музыке. Для него юбиляр привёз с собой оркестр «Академик-бэнд», которым руководит уже десять лет.

«В 2003 году в моей жизни открылась новая и очень важная страница моей жизни, началась и продолжается по сей день моя педагогическая работа в Российской академии музыки им. Гнесиных в результате которой появился мой самый любимый, хотя и самый проблемный оркестр «Академик-бэнд», в котором я, общаясь с потрясающе талантливыми и увлечёнными молодыми музыкантами, могу с уверенностью сказать, что моя жизнь в джазе потрачена не зря», написал о своём детище Анатолий Кролл в юбилейном буклете.

«Академик-бэнд» и Анатолий Кролл
«Академик-бэнд» и Анатолий Кролл

Кажется, что «жизнь в джазе» — это и есть тот посыл, который объединяет умудренного опытом бэндлидера и его подопечных. Проживать и чувствовать каждую сыгранную ноту, не допускать смысловых «пустот», тем паче ошибок в общем звучании оркестра — урок, который гнесинцы под руководством Кролла прекрасно усвоили. А иначе как объяснить тот заряд позитивного драйва, куража, который исходил от оркестра во время исполнения программы? Составленная из популярных свинговых стандартов первой половины ХХ века, начиная от «St. Louis Blues» Уильяма Хэнди до финальной «Sing, Sing, Sing» Луи Примы с эффектным соло барабанщика Дмитрия Сапожникова (и как не вспомнить шедевральную версию оркестра Бенни Гудмана конца 30-х?!), программа слушалась так, будто эти темы написаны только что. Не было и тени пыльно-музейного трепета или напыщенной серьёзности, перед нами выступал молодой бэнд с редким (к большому сожалению) для многих нынешних свинговых оркестров чувством полной внутренней свободы. Маэстро Кролл и его биг-бэнд самыми простыми выразительными средствами создали яркое музыкальное шоу (да простит меня Анатолий Ошерович за употребление определения «шоу» по отношению к выступлению его оркестра). «Академик-бэнд» удивительно верно выразил суть свинга — как музыки праздника, музыки под которую хочется и стóит танцевать, что, конечно, ничуть не умаляет исполнительского мастерства оркестрантов. А оно коллективам Кролла присуще по умолчанию. Челябинские музыканты, обмениваясь впечатлениями после концерта, замечали, что слышали «Академик-бэнд» в разных составах (на джаз-фестивалях в Москве и Челябинске), и все они были высокотехничны и уверенны. Это одна из констант для деятельности Анатолия Кролла в течении всей жизни — не допускать халтуры.

Юлиана Рогачёва и Анатолий Кролл
Юлиана Рогачёва и Анатолий Кролл

Среди других постоянных качеств его оркестров — и «Академик-бэнд» только подтверждает это правило — наличие прекрасных вокалистов, блестяще владеющих приёмами джазового исполнительства. В разные годы ими были Лариса Долина, Ирина Родилес, Анна Бутурлина и др. В последние несколько лет на авансцене перед бэндом Кролла — Юлиана Рогачёва, обладательница тёплого, с бархатными обертонами голоса, подкупающая с самых первых тактов утончённой интеллигентностью. Жаль, что в этой программе Юлиана исполнила всего лишь два номера — стандарты «I Loves You, Porgy» Гершвина и «Almost Like Being in Love» Фредерика Лоу.

Ещё одна черта, патриотически согревающая сердце меломанов на Урале, — присутствие в составе оркестра челябинцев. Совсем недавно у Анатолия Кролла играл контрабасист Сергей Корчагин, в прошлом солист многих местных джазовых ансамблей, а ныне весьма востребованный в Москве музыкант — как в джазе, так и на эстраде. Сейчас в оркестре играет младший брат Сергея — пианист Анатолий Корчагин. На контрабасе, кстати, теперь снова челябинец, Виталий Сидоркин.

Совсем обойтись без праздничного чествования маэстро Кролла в сольном выступлении его коллектива не получилось, что, кстати, было абсолютным сюрпризом для Анатолия Ошеровича. Вместо заявленной им эллингтоновской «Rockin’ in Rhythm» оркестранты неожиданно, в том же темпе заиграли «Happy Birthday», а в финале композиции преподнесли мэтру подарок. Нет сомнения, что это открытое, и главное, искреннее проявление доброго, сердечного отношения — тоже заслуга Кролла, превратившего коллектив в сообщество единомышленников.

Поздравление бэндлидеру от бэнда
Поздравление бэндлидеру от бэнда

И продолжительные овации, восторженные возгласы, очередь за автографами после концерта сполна подтверждали то объединяющее чувство, которое испытывали в этот день музыканты и поклонники джаза, — чувство сопричастности к волшебному искусству, которое творит талантливый композитор, музыкант, бэнлидер Анатолий Кролл.

С днём рождения, Анатолий Ошерович!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.