II фестиваль «Джаз над Волховом»: два взгляда

1

Взгляд первый. Заметки ведущего

Владимир Фейертаг
фото: Юлия Сотникова
VF

Фестиваль этот не так уж легко найти на местности. Посёлок Волхов Мост расположен в 120 км. от Санкт-Петербурга и в 9 км. от Чудово, районного центра самого северного уезда Новгородской области. Когда-то здесь был городок Соснинская Пристань, главный пересадочный пункт для тех, кто ехал из северной столицы в Великий Новгород (или наоборот — из Новгорода в Петербург, пароходом и поездом). По данным Географического справочника 1900 года, здесь проживало около 1200 человек, из них 1000 рабочих и служащих на расположенном неподалеку знаменитом фарфоровом и фаянсовом заводе Кузнецова. Отечественная война смела с лица земли дореволюционные деревянные постройки, а на единственно сохранившемся каменном фундаменте бывшего управления Волховской пароходной компании лет десять назад возник трёхэтажный отель. Окнами на Волхов, на железнодорожный мост Октябрьской железной дороги, на уютную поляну с искусственным газоном и пологим спуском к малюсенькой пристани, у настила которой поеживаются от северного ветра небольшие катера и лодки, арендуемые заезжими рыболовами.

Тот самый мост
Тот самый мост

Усилиями инициативного директора компании «Бомба-Питер» Олега Грабко 30 и 31 мая здесь состоялся Второй джазовый фестиваль «Джаз над Волховым». Съехались музыканты из Петербурга, Великого Новгорода, Москвы, Ярославля, Тихвина. Ехали на машинах и микроавтобусах, пользовались навигаторами и подсказками прохожих, потому что указатели есть далеко не на всех развилках. А когда вы свернёте с дороги М-10 и доедете до станции Чудово, асфальт закончится, и придется поплутать по ухабистым просёлочным закоулкам, пока внезапно перед вами не откроется — как в сказке — сказочный отель-дворец и чистенькая фестивальная поляна с остроумным дизайном, с палатками для «випов», с фонтаном и полуспящей красавицей — рекой Волхов, которая заманивает окунуться (любители нашлись) в её не очень тёплые воды.

Вид на отель речного клуба «Волхов Мост»
Вид на отель речного клуба «Волхов Мост»

Музыканты приехали, радовались встрече, размещались в гостинице, обедали, репетировали. Хотели начать в три часа дня. Потом решили: лучше в четыре. В результате начали в пять. Надеялись, что приедет побольше народу. Вообще-то слушателей оказалось немало, но это были друзья, сопровождавшие музыкантов, и несколько журналистов. Многие приехали с детьми. Погода была хорошая. Но, как обычно в этих широтах, ненадолго. Вечером стало прохладней, комары нещадно покусывали молодых фанатов и фанаток из Киришей, рискнувших потанцевать в футболках и шортах.

Фестиваль открыла питерская команда Robusta Project. По признанию лидера группы, клавишника Вячеслава Смоленцева, автора и аранжировщика всей программы, почти три года музыканты собирались только в студии. Наконец в этом году выпустили альбом «Шагая по облакам», который и представили на фестивале. Музыку ансамбля (клавиши в двух вариантах, гитара, бас-гитара, ударные, мягкий ансамблевый вокал и тексты на испанском языке, сочиненные вокалисткой Альбиной Гусулой) я бы назвал «soft fusion», потому что слушать её легко и приятно. А если внимательно понаблюдать за движением музыкальной мысли, за бережным отношением к общему звучанию, то можно заметить стремление исполнителей выйти в безбрежное море World Music — этому способствуют и экзотические народные инструменты, и погружение в народную музыку далёких континентов. Но всё это делается неназойливо, доброжелательно и очень музыкально.

Robusta Project
Robusta Project

ДАЛЕЕ: продолжение «первого взгляда» В.Б.Фейертага и «взгляд второй» — от нашего специального корреспондента 

Трио Зои Егоровой
Трио Зои Егоровой

Второй сет был отдан новгородцам. Трио неутомимой пианистки Зои Егоровой (она играла на клавишах фортепианные и басовые партии) представило простую блюзовую музыку с некоторым уклоном в латино. Ей помогал виртуозный гитарист Вячеслав Большаков и чернокожий барабанщик из Бенина Элож Акифева, колдовавший не только за ударной установкой, но и с ограниченным набором перкуссии. Он к тому же выразительно пел — и рок, и джаз, и соул. Публика радовалась и танцевала. Насколько я помню, в каждом новгородском ансамбле всегда играли студенты из африканских стран. Несколько лет успех новгородской группе приносил поющий чернокожий бас-гитарист Даниэль Лепети. Теперь появился барабанщик. Сама Зоя Егорова регулярно привозит на близлежащие фестивали совершенно разные команды. Объясняю это тем, что в Великом Новгороде нет постоянного клуба, работая в котором, мог бы сформироваться один надежный коллектив. Однако Зоя не сдаётся, упорно продюсирует всякие джазовые сходки под стенами древнего новгородского кремля и верит в силу своего просветительства.

Группа Игоря Володина
Группа Игоря Володина

Игорь Володин привез из Тихвина новый альбом «В краю безмятежных снов», записанный на частной студии местного энтузиаста Александра Насильнова и выпущенный компанией Олега Грабко «Бомба Питер». Наделенный большой музыкальной культурой, знающий классику и народную музыку, Игорь давно уже стал авторитетным представителем современного композиционного джаза, в котором тонко переплетены элементы модального джаза, свободная импровизационная структура, краешком задевающая технику фри-джаза, и интересные мелодические находки. Причём в записи альбома было занято девять музыкантов (Тихвин, Москва, Ярославль, Архангельск), а на фестивальной сцене эта же музыка уверенно и логично звучала в исполнении Максима Некрасова (губная гармоника) и Станислава Майнугина (тенор-саксофон). За несколько лет пианисту удалось создать в своём городе сильную и выразительную ритм-группу с бас-гитаристом Юрием Грибецким и барабанщиком Михаилом Павловым, которая поняла и прочувствовала сложную музыкальную ткань романтической музыки своего лидера.

Вадим Майнугин, Стас Майнугин
Вадим Майнугин, Стас Майнугин

Первый день фестиваля завершала мощная энергетика ярославской династии Майнугиных. Резкий, сильный и техничный драйв Станислава Майнугина подкреплялся логичным и точным аккомпанементом клавишных в руках Вадима Майнугина (старшего). Сюрпизом стало появление на сцене вокалистки из Амстердама Тамары Хуквотер, прекрасно интерпретирующей джазовые стандарты. Но в это время дождь загнал слушателей в палатки или в ресторан отеля.

Олег Грабко, человек озабоченный не только своим проектом, но и расширением культурной территории на северо-западе России, организовал презентацию ближайших летних фестивалей. Иннокентий Волкоморов рассказал о предстоящем двухдневном фестивале «Петроджаз» (4-5 июля), Игорь Володин — о грядущем «Сентябре в Тихвине» (26-27 сентября), я же напомнил слушателям о питерском «Свинге белой ночи» (26-28 июня) и о «Джазе в саду Эрмитаж» (Москва, 15-16 августа).

На второй день фестиваля предполагался большой джем, составленный из тех музыкантов, который остались на ночь в уютной гостинице. Появились и новые группы, но автор этого репортажа на второй день не остался.

Ожидая такси, я стоял у входа в гостиницу с Вадимом Майнугиным. «Какие красивые места есть в России! — сказал он. — И какая музыка! Как же убедить народ, что джаз на природе — это здорово?» Я не знал, что сказать. Ближайший населенный пункт — Чудово. Вспоминаю, что на прошлом фестивале был один любитель из Чудова, который долго пристраивался к кому-то, уезжавшему в Питер, чтобы добраться до своего дома. Сообщения между районным центром и поселком Волхов Мост нет. Во всяком случае, в вечерние часы. Значит, на фестиваль в основном попадают те, кто на машинах. Не нашлось ни одного петербуржца, который приехал и уехал бы на электричке. Платформа «Волхов Мост» существует: в 300 метрах от гостиницы; от Питера один час 40 минут. Но вечером поезда не ходят. Автомобилисты не всегда могут найти дорогу. Известно, что в этом году несколько компаний так и не доехали, хотя неоднократно запрашивали гостиницу, как и где повернуть на нужную дорогу. Всё это вроде бы должно убивать всякие надежды, но Олег Грабко улыбается. Он убеждён, что фестиваль станет популярным и неповторимым.

Взгляд второй. «Если никто не создает хорошие традиции, надо создавать их самому»

Юлия Сотникова
фото автора
YS

Фестиваль «Джаз над Волховом» — пожалуй, самый ранний джазовый open-air — открыл летний музыкальный сезон концертами 30 и 31 мая в загородном клубе «Волхов Мост». Его организаторам удалось создать атмосферу непрерывного джазового джема, в котором выступления сменяются разговорами о музыке, разговоры — размышлениями, а размышления — репетициями и выступлениями в новом составе. По обе стороны сцены оказались в основном музыканты, иными словами — люди заинтересованные. Фестиваль вправе называться клубным в оригинальном смысле этого слова: не потому, что проходит в клубах, а потому, что собирает уникальную аудиторию. По словам организатора фестиваля Олега Грабко, это «люди одной волны».

Итак, волны широкого, мирно текущего Волхова с неспешными прогулочными лодками, ясное, высокое майское небо, строгие очертания железнодорожного моста и редкий отдаленный гул мчащихся по нему «Сапсанов», уже по-летнему тёплое солнце — и, конечно, музыка, звуки которой стелются над волховскими волнами от одного берега к другому… Загородный клуб-отель «Волхов Мост» расположен недалеко от города Чудово, на машине — полтора часа езды от Санкт-Петербурга.

Олег Грабко
Олег Грабко

Олег Грабко, организатор и идейный вдохновитель фестиваля, рассказал о том, как возник «Джаз над Волховом» и ответил на два вопроса: почему джаз и почему именно здесь.

— Когда я был ещё школьником, я, конечно, увлекался больше роком, любил The Beatles, Led Zeppelin, Джими Хендрикса. У меня был друг, который знал, что я бегаю по магазинам, пытаясь найти какие-то пластинки: тогда это был дефицит страшный. И я говорю — Серёга, как я могу тебе пластинки покупать, я же не знаю твой вкус! А он говорит — то, что тебе не понравится, вот то и покупай. А он любил джаз. И я накупил целую кучу пластинок — каких-то кубинских музыкантов, штук десять — и прослушав их, половину своему другу не отдал, потому что понял, что мне это тоже нравится. Так я пришёл к джазу.

По большому счету, джаз я слушал всегда. В каталоге «Бомбы-Питер» очень много джаза, начиная с Андрея Кондакова и заканчивая многими молодыми музыкантами, которые сейчас появляются. С Игорем Володиным я познакомился лет пять назад, это серьёзная дружба. И любовь. И сотрудничество. Уже четвертый альбом группы Игоря Володина выходит на «Бомбе-Питер», и я был жутко счастлив, когда он сказал, что будет работать только с нами. Хотя «Бомба-Питер» широко известен как классический лейбл. Ведь именно как классический лейбл мы получили диплом IFPI.

(Речь идёт о серии записей «Галерея Классической Музыки», которая была издана в рамках долгосрочного контракта «Бомбы-Питер» с Петербургской студией грамзаписи «Мелодия». В серию вошли популярные классические произведения в исполнении лучших представителей петербургской школы. На сегодня эта серия состоит из 100 компакт-дисков и входит в число самых популярных изданий классики в мире, имеет два диплома — IFPI (Международная федерация звукозаписывающей индустрии) и Российской индустрии звукозаписи. — Авт.)

Сейчас мы живём в таком мире, где нет стиля — в том смысле, что этот музыкант играет джаз, а этот — рок; сейчас наблюдается конвергенция всех стилей, и «Джаз над Волховом» — это условное название, потому что здесь звучит очень разная музыка: закончится фестиваль русским кантри-роком группы «Зански», сегодня будет world music от группы Robusta Project — у них и латино, и индийские мелодии. Самое главное, что мне нравится в сегодняшней музыке — это то, что, оставаясь русскими, мы через западные стандартные схемы, такие, как джаз или рок, всё равно несём русскую культуру.

Кстати, в концепции фестиваля «Revolution», который будем проводить в июле здесь же, в клубе «Волхов Мост», мы тоже ушли от слова «рок».

В.Б.Фейертаг и Олег Грабко
В.Б.Фейертаг и Олег Грабко

История создания фестиваля такова. Обратились ко мне люди из Института культуры с предложением провести джазовый фестиваль в Кронштадте. Я договорился с Владимиром Борисовичем Фейертагом, с пианистом Игорем Володиным, начали собирать музыкантов. Потом у этих людей вдруг деньги закончились, проект развалился, и осталось впечатление, что обманули и меня, и музыкантов, которые на тот момент уже купили билеты. Я позвонил хозяину замечательного речного клуба «Волхов Мост» Валентину Черкасову и сказал, что надо спасать фестиваль. Благодаря ему фестиваль состоялся, но не на острове Котлин, как предполагалось, а на другом острове, где находится отель «Волхов Мост». За две недели мы собрали этот фестиваль. В прошлом году здесь было больше музыкантов, чем зрителей, в этом году мы изменили этот баланс. Здесь, должно быть около 100-130 зрителей и около 50-100 музыкантов. К тому же музыканты, которые приехали на фестиваль, вынуждены слушать друг друга, им деваться некуда. Фестиваль во многом и создаётся для того, чтобы слушать друг друга, обмениваться мнениями, что дает огромный потенциал в дальнейшем. Конечно, в коммерческом плане этот фестиваль пока не окупается. Да, нужны спонсоры.

Вообще я хочу жить в стране традиций. Может, я, конечно, сумасшедший. Но мне нравятся хорошие традиции, и если их никто не создаёт, надо создавать их самому. Ведь если получилось один раз хорошо — почему бы не сделать это второй раз хорошо, третий, а потом появится ещё кто-то, кому это понравится, и если у него будут лишние деньги — мы не отказываемся от сотрудничества, мы согласны!

Да, некоммерческая музыка может быть востребована. У магазина звукозаписи Play, который, кстати, продает некоммерческую музыку в центре города, есть слоган: «Хорошая музыка не продается, но её можно купить в магазине Play на Караванной, дом 1».

Очень важно и то, что в этом году «Джаз над Волховом» стал стартовой площадкой для летних джазовых фестивалей. В списке выступающих здесь — музыканты, которые потом будут выступать на «Петроджазе» и «Сентябре в Тихвине».

Ярославский саксофонист Стас Майнугин выступает по всему Северо-Западу
Ярославский саксофонист Стас Майнугин выступает по всему Северо-Западу

С советских времен я за кооперацию, коллаборацию людей независимых и свободных — я называю это партнёрством. Я строю сейчас фестивальное партнёрство среди рок-фестивалей. Я 15 лет занимаюсь фестивалем «Окна открой», 10 лет уже фестивалю «Рок-Лайн», где я являюсь программным директором и председателем жюри, так что я уже построил такую линеечку фестивалей, которые проходят в разных городах, от Владивостока до Калининграда. Мы обмениваемся мнениями о музыкальных коллективах, чтобы кумулятивно дать творческий «подкидной мостик» тем из них, которые реально интересны. Потому что когда каждый в своем регионе что-то устраивает, а это не «выхлопывает», это, конечно, хорошо, но этого недостаточно. Моя задача — сделать партнёрские фестивали, которые смогут доказать, что у нас есть люди, которые говорят на одном языке, и все мы просто пытаемся сделать лучше, без лоббизма. У меня нет «любимых музыкантов». Любимые — это жена и трое детей. А музыканты есть хорошие, с которыми я очень хочу работать, и те, которых я готов просто поддержать, хотя и не совсем понимаю их творчество. На лейбле «Бомба-Питер» иногда попадается и шансон, и какие-то совершенно чудовищные вещи (смеётся). Но они играют профессионально, и я знаю, что кто-то их любит.

Главное — не запрещать. Я позиционирую себя садовником, который пропалывает сорняки, которые явно мешают расти остальным растениям… но без фанатизма. А остальные растения надо поливать и удобрять. Должна быть гармония коммерциализации и творчества, это очень тонкая и сложная вещь, нельзя переборщить ни с одним, ни с другим.

Не люблю «строить» музыкантов и никогда не вмешиваюсь в творческий процесс. Я могу их взять или не взять, это максимум. Совсем молодым музыкантам я могу посоветовать, как выстроить плэйлист, какие песни взять в альбом, а какие не стоит, и мы всегда вместе выбираем синглы. Но так, что «здесь я бы включил брасс-секцию, а здесь убрал бы соло»… или переписывать тексты — этого я никогда не делаю. Главный критерий качественного музыкального продукта — нравится/не нравится, второй критерий — нравится ли, кроме меня, ещё кому-нибудь. Мониторю на детях, на собаках, на друзьях. Кстати, фестиваль в этом смысле — очень хороший показатель.

Смысл хорошего музыкального продукта — развлекая, развивать. Этот принцип хорошо виден на примере музыки Игоря Володина: она, с одной стороны, очень понятна, но с другой стороны — в ней есть много сложных вещей, понятных только музыкантам… что, кстати, не делает её менее удобоваримой. Как хорошо приготовленное блюдо — в нём много сложных ингредиентов, но в силу простоты звучания и совершенства вкуса они незаметны. Что ещё мне нравится в Игоре — то, что он не конъюнктурщик и все свои песни пишет сердцем.

В.Б.Фейертаг представляет Игоря Володина
В.Б.Фейертаг представляет Игоря Володина

Делать фестивали в центре города хорошо, потому что больше зрителей, но для меня как человека, который не любит толпу, ближе формат «Джаза над Волховом» в загородном клубе «Волхов Мост». Сюда можно приехать на два дня с семьей, с детьми, здесь прекрасная природа, пейзаж, а главное — замечательные люди, которые действительно любят джаз. Сейчас для гостей и музыкантов фестиваля сдаются 28 номеров, часть из которых — с видом на реку и Волховский мост, и коттедж на пять человек на самом берегу, с сауной и комнатой отдыха. Но владельцы загородного клуба уже понимают, что этого недостаточно, и осваивается соседний замок, там будет еще восемь номеров, а летом здесь можно разместиться в палаточном городке — место для него на территории отеля есть, размещение бесплатное. Есть небольшое футбольное поле, место для спортивных активностей. Можно арендовать лодки.

Я не считаю, что нужно пропагандировать джаз, я в принципе против пропаганды. Я считаю, что нужно создавать атмосферу вокруг музыки (неважно, джаз это или рок), просто создавать атмосферу, уютную для людей, и не надо их учить, не надо их воспитывать: им должно быть хорошо, и они сами придут. Как повар не должен объяснять, что он готовит, а должен готовить хорошо.

Предыдущая статьяАлина Енгибарян победила в вокальном конкурсе в Монтрё
Следующая статьяРадио России: анонс программ «Бесконечное приближение» на август
Владимир Борисович Фейертаг. Наше издание много лет назад придумало для этого человека несколько определений, которыми мы при каждом его упоминании объясняем возможному неосведомлённому читателю, кто он такой: «патриарх российского джазоведения», «первопроходец джазового просветительства в России»… Сам он с присущей ему скромностью при личных встречах всякий раз просит этих звонких титулов не употреблять, но как их не употребить? Так же проще! Перечисление титулов и званий — заслуженный деятель искусств России, кавалер российского ордена Дружбы, лауреат премии им. Уиллиса Коновера, член Союза композиторов СССР, профессор Санкт-петербургского государственного университета культуры и искусств — вряд ли даёт исчерпывающее представление о масштабе деятельности этого человека, хотя, конечно, хорошо дополняет наше привычное «старейшина и первопроходец джазовой журналистики, джазовой критики и джазовой историографии в России». 27 декабря 2018 Владимиру Борисовичу исполнилось восемьдесят семь лет.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. От имении группы авторов приношу извинения за неточность. Кронштадт находится на острове КОТЛИН, а не Котлас, как указано в интервью с Олегом Грабко. В.Б.Фейертаг

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.