4-я серия очерков Владимира Фейертага о полузабытых джазовых талантах «Их мало кто помнит»

4
Владимир Фейертаг
реклама
джаз клуб эссе возобновляет концерты!
джаз клуб эссе возобновляет концерты!
джаз клуб эссе возобновляет концерты!
джаз клуб эссе возобновляет концерты!

От редакции. Продолжаем публикацию серии биографических очерков, которую написал старейшина российской джазовой историографии Владимир Борисович Фейертаг (ранее опубликованы часть I, часть II и часть III). 85-летний музыковед, критик, историк джаза, аранжировщик и (иногда) бэндлидер пишет об интересных, но незаслуженно малоизвестных музыкантах из истории джаза со своей точки зрения, «от первого лица». Сегодня 4-й выпуск серии, которую мы рассчитываем опубликовать в 5 частях.


Продолжение (часть IV). См. часть I, часть II и часть III

Джули Лондон (Julie London)

Julie London
Julie London

Тему «Blue Moon» я знал ещё со школьных времен, когда мы танцевали под пластинки Варламова, но спустя чуть ли не 40 лет я услышал, как её поет Джули Лондон (американцы произносят «Ландн») под аккомпанемент гитары и контрабаса. Меня «задели» провокационный шёпоток в низком регистре, придыхания, прямой и тусклый звук. Словно теплый лёгкий бриз приласкал меня океанским ароматом при лунном свете, обаяние простой мелодии Ричарда Роджерса, не пропетой, а как бы нашёптанной, вызывало у меня, вполне взрослого мужчины, какие-то неведомые романтические иллюзии.
СЛУШАЕМ: Julie London «Blue Moon»

реклама на джаз.ру - продолжаем читать текст после рекламы
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки

В сети просмотрел несколько роликов с Джули Лондон. Я, наверно, такой её и представлял — либо тёмной шатенкой, либо рыжей, но обязательно высокой, стройной и неулыбчивой. Красивой женщиной-вамп. Поёт она иногда с одним контрабасистом, иногда со струнными группами, иногда с небольшим джаз-бэндом. Считать ли её джазовой исполнительницей? Скорее, нет, но аккомпанемент у неё чаще всего джазовый, и сама она впитала в себя значительное количество вокальных приёмов и от Пегги Ли, и от Джун Кристи, и от Кармен Макрэй. Её хит — «Cry Me a River» (1955 г., продано более миллиона копий).
ВИДЕО: Julie London «Cry Me A River» (съёмка 1964)

Джули Лондон — псевдоним. Настоящее имя вокалистки — Гэйл Пек. Родилась она в 1926 году в городе Санта-Роса (Калифорния, 65 км севернее Сан-Франциско). У родителей был собственный театр и, когда они поняли, что девочка талантлива, семья переехала в Лос-Анджелес. Гэйл поступила в Голливудскую профессиональную школу, но в 15 лет бросила учёбу и устроилась на работу лифтёром в одном из офисов Голливуда. Её талант заметили, и с 1944 года она ежегодно получала маленькие роли в неприметных фильмах. Параллельно пела с танцевальным оркестром Мэтти Мальнека. Как актрису её успешно продвигал первый муж, талантливый радиоведущий Джек Уэбб. А второй супруг — популярный шоумен, артист, музыкант и поэт (он сочинил стихи к шлягеру «Route 66») Бобби Трауп — поддерживал её как джазовую исполнительницу. В 1955, 1956 и 1957 гг. журнал Down Beat называл Джули вокалисткой года. За сорок лет счастливого брака с Траупом Джули Лондон записала 32 альбома (преимущественно с джазовым аккомпанементом), воспитала пятерых детей (двое от первого брака, трое от второго) и снималась в каких-то бесконечных голливудских сериалах. Она никогда не знала нужды, ей не хотелось ни гастролировать, ни выступать на фестивалях. Уже в начале шестидесятых её затмили вокалистки нового поколения, но я с удивлением заметил, что в начале нового века у неё появилось много поклонников. Её вокал считают страстным, сексуальным и неповторимым.

Bobby Troup, Julie London
Bobby Troup, Julie London

ДАЛЕЕ: ещё два очерка из IV выпуска мини-портретов серии «Их мало кто помнит» 

Манни Албам (Manny Albam)

Manny Albam (photo © Eastman School of Music)
Manny Albam (photo © Eastman School of Music)

Кто-то не вернул мне пластинку Манни Албама, и я не мог вспомнить, кому я её так легковерно дал послушать. А я её очень любил. До сих пор помню, сколько раз я переслушивал «Jive at Five», вникая в изящную свинговую аранжировку Албама для октета (альт-, тенор-, баритон-саксофоны, труба, помповый тромбон и ритм-трио). Не помню, почему эта пластинка была без обложки, и я не мог узнать, кто играл. Сегодня, конечно, это легко установить — запись 1957 года, а исполнители — весьма известные джазмены: саксофонисты Херб Геллер, Чарли Мариано и Билл Холлман, трубач Конте Кандоли, тромбонист Стью Уильямсон, пианист Лу Леви, контрабасист Рэд Митчелл, барабанщик Шелли Мэнн. Причем Мариано играет то на альте, то на теноре, а иногда и на баритоне. Я с восторгом вслушивался в изобретательные аранжировки Албама, который, конечно же, подкупил меня тем, что октет звучал как полноценный биг-бэнд. Надо же так ловко располагать звуки, что возникают невообразимо красочные аккорды, преимущественно в низком регистре! Яркий, плотный свинг-саунд и в то же время захватывающая фразировка a la bebop. Солисты очень хороши, но сольные эпизоды короткие, всё внимание аранжировщика обращено на ансамблевое звучание. Это меня — биг-бэндового фана — и увлекло. А потом я где-то вычитал, что пианист и дирижёр Андре Превин назвал Манни Албам своим любимым аранжировщиком.
СЛУШАЕМ: Manny Albam «Afterthoughts»
С альбома «The Jazz Greats of Our Time, Vol. 2» (1957): трубы — Джек Шелдон, Конте Кандоли, Харри Эдисон; вентильный тромбон — Стью Уильямсон; саксофоны — альт Хэрб Геллер, тенора Ричи Камьюка, Билл Холман, Бэд Флори; альт, тенор и баритон Чарли Мариано; ф-но — Лу Леви; бас — Ред Митчелл; барабаны — Шелли Мэнн (запись 1954)

Эммануэль Албам родился в 1922 году в Доминиканской республике в семье эмигрантов с территории нынешней Литвы, которые уже удрали из воинственной Европы, но не доехали до вожделенной Америки. Его мать получила работу в городе Самана, и только в 1926 г. семья сумела перебраться в Нью-Йорк. В школьном оркестре Манни играл на кларнете и до 16 лет не очень интересовался джазом, пока не услышал записи Бикса Байдербека. Не окончив школу, он начал играть в диксиленде трубача Мэггси Спаниера, а освоив альт и баритон-саксофон, перебрался в танцевальный суит-бэнд саксофониста Боба Честера. Аранжировками Манни увлекся, работая в оркестре саксофониста Джорджи Олда. Его первые работы поощрял тогдашний главный аранажировщик, саксофонист Бад Джонсон — мастер создавать для малых ансамблей плотное бэндовое звучание (об этом я уже написал в главе, посвященной Майку Зверину). Постепенно Албам приобрел репутацию искусного оркестратора, он получал заказы от Чарли Барнета, Стэна Кентона, Сэма Донахью, Бойда Рэйбёрна и многих других бэндлидеров. В 1950 году он решил, что сможет прожить как аранжировщик-фрилансер, перестал играть и сосредоточился на создании партитур для самых разных составов. Через несколько лет собрал оркестр для работы в студии, состав постоянно менялся, но в нём всегда играли достойные музыканты, признававшие неординарность аранжировок Албама. С 1956 по 1962 год в его оркестре часто играл Коулман Хокинс, в 1962 г. — тромбонист Кёртис Фуллер и барабанщик Джо Морелло. Манни писал оркестровый аккомпанемент Саре Воэн и Кармен Макрэй, разрабатывал аранжировки для Стэна Гетца и Джерри Маллигана (он и сам мог бы аранжировать, но был ленив). А Леонард Бернстайн пришёл в восторг от джазовой партитуры Албама по «Вестсайдской истории» и предложил что-нибудь написать для Нью-Йоркского симфонического оркестра. Вскоре появился концерт для тромбона со струнной группой…
СЛУШАЕМ: Manny Albam «Cool (from West Side Story)»

Известно, что Манни Албам посвятил немало времени изучению классики, брал уроки у венгерского композитора Тибора Серли, одного из учеников Золтана Кодаи. А в 1964 году он стал музыкальным директором лейбла IA Solid State Records. В 70-е годы Манни Албам преподавал в Истменской школе музыки (Рочестер, штат Нью-Йорк), в Гласборо-колледже (в Нью-Джерси) и в Манхэттенской школе музыки (Нью-Йорк). В 1988 году организовал конкурс джазовых композиторов, в результате чего появился Нью-Йоркский джаз-оркестр под руководством Албама и Боба Брукмайера. Последний заказ аранжировщик выполнил для саксофониста Джо Ловано, создававшего программу в честь Фрэнка Синатры. Умер Албам в 2001 году.
СЛУШАЕМ: Manny Albam «All Too Soon»
С альбома «The Jazz Greats of Our Time, Vol. 1» (1957): саксофоны — Джерри Маллиган (баритон), Ал Кон (тенор и баритон), Зут Симс (тенор), Фил Вудс (альт); вентильный тромбон — Боб Брукмайер; трубы — Ник Трэйвис, Арт Фармер; фортепиано — Хэнк Джонс, бас — Милт Хинтон, барабаны — Ози Джонсон

Меня всегда восхищало большое количество музыкантов, способных классно аранжировать. Это кажется естественным, потому что способность импровизировать и создавать ансамблевый и оркестровый саунд — часть творческой деятельности джазмена. Конечно, многие выдающиеся инструменталисты могут этим пренебречь, они известны благодаря своему исполнительству и артистической харизме. А аранжировщики — не публичные люди, они как бы в тени. Их знает и ценит только музыкальная общественность. А публика? Разве что знает про Дюка Эллингтона, который до 1939 года, пока не появился Билли Стрейхорн, сам справлялся с репертуаром своего бэнда. А известны ли поклонникам джаза имена тех, кто создавал репертуар для Каунта Бэйси, Бенни Гудмена, Арти Шоу, Гленна Миллера, Кэба Кэллоуэя, Томми Дорси? Возможно, кто-то слышал про Куинси Джонса или Тэда Джонса, но в киноимперии Голливуда или в многочисленных студиях грамзаписи работали не десятки, а сотни мастеров — Аксель Стордаль, Генри Манчини, Клаус Огерман, Билли Мэй, Ральф Бёрнс, Билл Руссо, Эрни Уилкинс, Джеральд Уилсон, Эдди Соутер, Билл Финеган, Джерри Грэй, Сай Оливер… И в том числе Манни Албам.

Manny Albam, Dizzy Gillespie (photo © Eastman School of Music)
Manny Albam, Dizzy Gillespie (photo © Eastman School of Music)

Марк Левин (Mark Levine)

Есть у меня одна пластинка, которую я слушал и слушаю даже сейчас с нескрываемым удовольствием — «Smiley & Me». Дуэт: пианист Марк Левин (ударение в фамилии Levine падает на второй слог. — Ред.) и барабанщик Смайли Уинтерс. Контрабаса нет. Записан альбом в 1985 году в Сан-Франциско.

LP COVER

Марк Левин — пианист бибопа, наследник Бада Пауэлла, Уинтона Келли, Рэда Гарланда, Бобби Тиммонса. Безупречная боперская техника, отличный свинг, логично предсказуемая фразировка. Лучшие номера в альбоме — «Our Delight» и «Stompin’ at the Savoy». К балладам тоже не придраться, экономное и выразительное pianissimo, впечатляющее мягкими гармоническими кластерами, а иногда и в сочетании со страйд-пиано. А его партнёр — барабанщик Смайли Уинтерс — сначала меня смутил. Я ожидал бы, скорее, аккуратного аккомпанемента, а столкнулся с постоянно заявляющем о себе солисте. Конечно, он, как говорится, «держит ритм», но при этом позволяет себе играть весьма раскованно, и почти всюду его акценты, удары, всплески как бы противостоят боперским фразам пианиста. Это удивляет и раздражает, но потом привыкаешь и начинаешь понимать, что слышишь дуэт равноправных солистов. На десятой минуте прослушивания альбома я уже был убеждён, что контрабасист был бы здесь абсолютно неуместен. Но кто же такой Марк Левин, выпустивший такой необычный и интеллигентный альбом? Почему я раньше это имя нигде не встречал?

Mark Levine
Mark Levine

Марк родился в 1938 году в Конкорде (штат Нью-Гэмпшир), рос во Флориде, в 15 лет начал играть в джазовых ансамблях то на фортепиано, то на помповом (вентильном) тромбоне. В 17 лет перебрался в Нью-Йорк, ненадолго включился в клубную жизнь, но вскоре добрался до Бостона и поступил сразу в два учебных заведения — в джазовую школу Бёркли, в которой учился у Хёрба Помероя и Джаки Байарда, и в Бостонский университет, окончив который, получил в 1960 году диплом теоретика-музыковеда. По возвращению в Нью-Йорк год играл в квартете трубача Вуди Шоу и позже признавался, что лучшую школу он прошёл именно за этот год. С 1966 года постоянно жил в Калифорнии, работал с Фредди Хаббардом, Джо Хендерсоном, Бобби Хатчерсоном, Блю Митчеллом, Дэйвом Либманом, Гарольдом Лэндом, Чарльзом Роузом, Артом Пеппером, Эдди Харрисом, Артом Фармером, Кларком Терри, Джеймсом Муди и другими. Разве этого не достаточно, чтобы статья о нём появилась хотя бы в одном справочнике? Увлекался Марк и латиноамериканской музыкой, играл в группах Монго Сантамарии, Тито Пуэнте, Кола Чаддера. Странно, что Левин никак не мог собрать собственное трио. Чем же он так был занят? Оказывается, писал аранжировки для солистов, которым аккомпанировал, а работал он и с вокалисткой Кармен Макрэй, и с саксофонистом Хьюстоном Пёрсоном, и с бразильским композитором и мультиинструменталистом Моасиром Сантосом. Альбом Левина «Off & On. The Music of Moacir Santos» был номинирован на «Грэмми» как лучшая запись в категории «латинская музыка».
СЛУШАЕМ: Mark Levine & The Latin Tinge «Nana» (с альбома «Off & On. The Music of Moacir Santos»

Кроме того, он стал самым известным педагогом и теоретиком джаза на Западном побережье. Выпустил три книги — «The Jazz Theory Book», «The Jazz Piano Book» (сегодня её считают «библией для пианистов») и «The Drop 2 Book». Марк Левин преподавал в нескольких университетах Калифорнии, в знаменитом Миллс-колледже в Окленде и ещё в шести заведениях. Проводил (и проводит по сей день) мастер-классы по всему свету — от Исландии до Новой Зеландии, от Японии до Колумбии. Организовывал мастер-классы друзьям-пианистам, входил в число кураторов фестиваля в Монтерее. И именно он записал все фортепианные партии для «минусовок» пособий Джейми Эберсолда, по которым сегодня учатся тысячи молодых музыкантов всего мира. Вот кто такой Марк Левин, пианист, тромбонист (в 1983-84 гг. был признан лучшим тромбонистом Западного побережья, но после этого больше до инструмента не дотрагивался), композитор, продюсер, теоретик, педагог. Дискография невелика — 11 альбомов, и ещё несколько появлений в качестве сайдмена. Но советую отыскать записи и видеоролики:обещаю всем любителям мэйнстрима большую радость от знакомства с этим джазменом-скромником.
СЛУШАЕМ: Mark Levine Trio «Up Jumped Spring» с альбома «One Notch Up», 1997

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ

Предыдущая статьяПисьмо в редакцию. Двойное эссе «К вопросу о буржуазности джаза, или без поллитры…»
Следующая статьяАнсамбль «новой волны британского джаза» Ezra Collective выступит в московском Клубе Алексея Козлова
Владимир Борисович Фейертаг. Наше издание много лет назад придумало для этого человека несколько определений, которыми мы при каждом его упоминании объясняем возможному неосведомлённому читателю, кто он такой: «патриарх российского джазоведения», «первопроходец джазового просветительства в России»… Сам он с присущей ему скромностью при личных встречах всякий раз просит этих звонких титулов не употреблять, но как их не употребить? Так же проще! Перечисление титулов и званий — заслуженный деятель искусств России, кавалер российского ордена Дружбы, лауреат премии им. Уиллиса Коновера, член Союза композиторов СССР, профессор Санкт-петербургского государственного университета культуры и искусств — вряд ли даёт исчерпывающее представление о масштабе деятельности этого человека, хотя, конечно, хорошо дополняет наше привычное «старейшина и первопроходец джазовой журналистики, джазовой критики и джазовой историографии в России». 27 декабря 2019 Владимиру Борисовичу исполнилось восемьдесят восемь лет.

4 - НАПИСАНО КОММЕНТАРИЕВ

  1. Спасибо за Лондон, одна из моих любимых певиц с низким «прокуренным» голосом, как её определяю. Красавица статная! У меня записано около 2-х десятков её альбомов, 47-ми минутное видеошоу и так, помелочи, отдельные видеономера.
    Ну, обошли её джазовые энциклопедии. Нам, любителям музыки в первую очередь нужен, голос, а детали её жизни после … А голос у неё свой, не заимствованный.
    Всё-таки в сборнике «The Oxford Companio to Jazz» (2000) на 274 странице Джоэл Сигел в своей статье «Поющие джаз между блюзом и бопом» помянул среди четырёх «cool» певиц и её имя, вместе с Джун Кристи, Крис Коннор, Хелен Меррилл. Наслаждаюсь многими хитами джаза в её исполнении …

    • Ошибся второпях, не дописал в слове CompanioN. И страницу указал неверно, надо искать, если кому захочется на 234 странице. Простите! Или редакцию попрошу внести правку.

  2. Спасибо Владимиру Фейертагу за написание и Кириллу Мошкову за публикацию очерков. Читаю с большим интересом!

  3. Манни Албам был одним из авторитетнейших аранжировщиков Нью Йорка, руководил BMI COMPOSERS WORKSHOP. Я посещал его лекции. Образованный музыкант!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.