К фестивалю в саду Эрмитаж энтузиасты выпускают 2-й выпуск альманаха «Джаз: серьёзное и курьёзное»

0
«Джаз: серьёзное и курьёзное» (выпуск 2)
реклама
RAINY DAYS JAZZ FEST 2019
RAINY DAYS JAZZ FEST 2019
RAINY DAYS JAZZ FEST 2019
RAINY DAYS JAZZ FEST 2019

17 и 18 августа в Москве состоится XXII фестиваль «Джаз в саду Эрмитаж». Как и в прошлом, 2018 году, группа московских джазовых энтузиастов, разбросанных судьбой по разным городам и странам, выпускает к фестивалю альманах материалов об истории российской джазовой сцены, который называется «Эрмитаж. Джаз: серьёзное и курьёзное». Как и первый выпуск (см. два фрагмента в публикациях «Джаз.Ру»: часть 1, часть 2), альманах выпущен ограниченным тиражом и будет распространяться только на фестивале. Составители вновь любезно разрешили «Джаз.Ру» опубликовать несколько небольших текста из альманаха. Сегодня — первая часть этой публикации.

«Джаз: серьёзное и курьёзное» (выпуск 2)

Координация и общая редакция: Михаил Грин. Редактция и сопроводительные тексты: Михаил Кулль (Израиль). Литературная редакция: Игорь Рыбак (Германия). Оригинал-макет, автор идеи: Георгий Искендеров. Оформление: Олег Черняев.

Михаил Кулль. Фрагмент «Предисловия»

Обращаясь к читателями первого выпуска нашего Альманаха с послесловием, мы доступными музыкальными средствами сказали «до свидания». Тем самым мы намекнули и даже пообещали, что встретимся ещё раз. […]

реклама на джаз.ру - продолжаем читать текст после рекламы
JOANDER SANTOS TRIO
JOANDER SANTOS TRIO
JOANDER SANTOS TRIO
JOANDER SANTOS TRIO

Число авторов, чьи материалы разного объёма и характера были опубликованы на страницах первого выпуска, составляло 12 человек. В нынешней книге цифра возросла до 26. Это и профессиональные журналисты, много лет пишущие о джазе, и впервые наговорившие или написавшие свои воспоминания джазмены и любители джаза. С объёмом материалов от нескольких страниц до… полутора десятков строк. Хочется лишний раз акцентировать внимание на том, что наша книга — это не литературно-художественный альманах, а собрание мемуарных заметок, очерков и рассказов, имеющих хроникально-документальный, порой — исторический характер. Это не сборник имеющих отношение к джазу работ профессиональных литераторов, а прежде всего — воспоминания людей джаза, и мы порой отдаем предпочтение не «художественности», а непрофессиональной документальности. […]

Игорь Рыбак (Мюнстер, Германия). Джаз по радио

Игорь Рыбак
Игорь Рыбак

Мои постоянные хождения в московский джаз-клуб к Олегу Черняеву, появившиеся новые знакомства и пополняющаяся в те 90-е годы на грампластинках и аудиокассетах фонотека, в конце концов, привели меня на радио «Эхо Москвы».

В той школе, где училась моя дочь, историю преподавал небезызвестный Алексей Венедиктов (ведущий эфира, а с 1998 — главный редактор «Эха». — Ред.), а его приятель Сергей Бунтман (первый зам. главного редактора «Эха» — Ред.) вполне профессионально, на общественных началах, руководил театральной студией. Оба со сплотившимися вокруг них школьниками частенько, особенно после спектаклей, приходили к нам домой и засиживались до глубокой ночи. Вскоре после того как возникло «Эхо Москвы», я задал вопрос Бунтману, который тогда отвечал, в частности, за культурные программы:

— А как это ваши программы, Сергей Александрович, обходятся без джазовой музыки?

— Да я вот и сам об этом подумывал, но нет человека, который бы за это взялся, — ответил тот.

— Почему же нет, он перед вами, — самоуверенно возразил я.

Конечно, с моей стороны это была чистая авантюра. Я всегда любил участвовать в самодеятельности, ещё в школе и институте, сцены не боялся. Но сидеть у микрофона! Перед невидимой многочисленной аудиторией! Слегка утешало то обстоятельство, что на первых порах «Эхо» вещало на средних волнах всего несколько часов в день. Да и качество звука было неидеальным. Тем не менее, я волновался. «Что ж, — сказал Бунтман, — готовьте пробный выпуск, посмотрим». О живом эфире речи не было.

Я подготовил передачу на 45 мин. из своих музыкальных запасов — кажется, о блюзе, точно не помню. Со звукорежиссёром Серёжей Игнатьевым мы её записали опять-таки на кассету, руководство прослушало и одобрило. Я придумал ну просто очень оригинальное название «Джаз для всех» и в качестве заставки — прелюдию пьесы Паркера «Bloomdido».

Дебют состоялся в феврале 1991 года, мы сидели дома у транзистора «Спидола» и слушали передачу на иногда уплывающей средней волне. В дальнейшем я осмелел и пошёл в прямой эфир. До сих пор благодарен моему доброму другу Гарику (Георгию Искендерову) и легендарному Алексею Баташёву за поддержку и полезные подсказки. Помню, как-то раз я устроил передачу, пригласив в студию Алика (Олега Черняева) сразу после вечера в руководимом им джаз-клубе All Stars. Он, как помнится, тогда размещался в ЦДРИ (Центральный Дом работников искусств. — Ред.).

Шло время, мои фоно-запасы постепенно истощались, в обиход вошли компакт-диски, «Эхо» стало качественно вещать на УКВ. И я призвал на помощь своего старшего двоюродного брата Моисея Рыбака. «Да ты что, старик, я же никогда не был ни на сцене, ни у микрофона, я боюсь» — замахал он руками. А надо отметить, что именно Моисей и его покойный отец воспитывали мои музыкальные вкусы, причём не только с джазовой стороны. К тому же меня заманивала их домашняя потрясающая коллекция джаза на разных носителях.

(Ранее на «Джаз.Ру» см.: «Джазовый радиоведущий Моисей Рыбак (1934-2013)»)

Моисей Рыбак, Игорь Рыбак, около 1994-95
Моисей Рыбак, Игорь Рыбак, около 1994-95

Ну, как известно постоянным слушателям «Эха», дальнейшие передачи мы выпускали вдвоём (на фото Моисей Рыбак слева), нашей постоянной ведущей стала Ксюша Ларина, которую иногда подменял её будущий муж Ринат Валиуллин. Оба с упоением слушали джаз и время от времени ходили с нами в джаз-клуб.

Иногда в передачах участвовал Алексей Баташев. Что и говорить, время, проведённое нами на радио, вполне можно назвать праздником души.

Игорь Рыбак, Алексей Баташёв, Моисей Рыбак
Игорь Рыбак, Алексей Баташёв, Моисей Рыбак

В 1995 году я с семьёй переехал в Германию, в город Мюнстер. Годика через полтора, осмотревшись и шалея от обилия недорогих джазовых CD в магазинах, я предложил свои услуги городскому радио. Которое, в свою очередь, ошалело от моей самоуверенности. Этих людей можно понять: смесь слабенького немецкого с «нижегородским» и кошмарный акцент с рокочущим «р». Я думаю, их убедили моя увлечённость, а также один документ: справка из «Эха Москвы», подписанная Сергеем Корзуном (тогдашним главным редактором) и переведённая на немецкий язык, где было сказано, что я проработал там пять лет. Меня взяли, отведя примерно полчаса эфирного времени раз в две недели.

Безусловно, уж эти-то передачи записывались заранее на плёнку (!), а тексты, сами понимаете, немногословные, мне редактировали моя дочь, а потом и внучка. Не мудрствуя, я дал передаче несколько расширенное название: «Джаз для всех с Игорем Рыбаком». Как-то раз перед эфиром я вручил ведущей копию своего текста с разметкой. Она взглянула на него и покатилась со смеху. Вместо названия «Jazz Für Allе» я написал «Jazz Für Aalе», что означало «Джаз для рыб-угрей»… Не заметь она ошибки, это прозвучало бы как новое слово в музыке.

И подобное безумство продолжалось аж девять лет. В эфир вышло 110 передач, в том числе и о мюнстерских музыкантах, среди которых оказалось немало талантливых ребят.

Что касается джаза на «Эхо Москвы», то после моего отъезда его взял в крепкие руки Моисей, который достиг известной популярности в московских джазовых кругах. Его передачи «Джаз для коллекционеров» вошли в архив станции, и их можно в любой момент послушать на вебсайте радио.

Первые годы моего пребывания в Мюнстере были ознаменованы замечательными джаз-фестивалями. Благодаря карточке аккредитации от радио, я побывал на концертах настоящих звёзд. Это были: американец Джеймс Картер (все возможные саксофоны) с квартетом, французы Ришар Гальяно (аккордеон) и Мишель Порталь (кларнет), итальянский трубач Энрико Рава, азербайджанская пианистка и вокалистка Азиза Мустафа-Заде, Moscow Art Trio. Имея возможность побывать за кулисами, я знакомился с музыкантами, у некоторых брал интервью для радио. Особенно приятным было знакомство с Moscow Art Trio — Мишей Альпериным, Аркадием Шилклопером, Серёжей Старостиным — и Азизой. Нетрудно догадаться почему: очень симпатичные интеллигентные люди, с которыми можно было наконец-то пообщаться на русском языке.

Аркадий Шилклопер, Михаил Альперин, Игорь Рыбак, Сергей Старостин
Аркадий Шилклопер, Михаил Альперин, Игорь Рыбак, Сергей Старостин

Летом 1999 года я приезжал в Москву, и Моисей посвятил передачу этим моим впечатлениям. Кроме того, конечно, я побывал и в уютном «Джаз Арт Клубе» Алика Эйдельмана на Беговой, 5 (клуб находился там до 2000 г. — Ред.), чтобы обняться со своими старыми друзьями.

1999: Олег Черняев, Александр Эйдельман, Александр Забрин, Игорь Рыбак, Рафаэль Аваков (фото © Георгий Искендеров)
1999: Олег Черняев, Александр Эйдельман, Александр Забрин, Игорь Рыбак, Рафаэль Аваков (фото © Георгий Искендеров)

Несмотря на то, что спустя девять лет радио Мюнстера решило изъять из сетки вещания джазовую музыку, ориентируясь на вкусы (увы!) широкой молодёжной аудитории, для меня это не явилось большим потрясением. В Мюнстере немало джаз-клубов и кафе, где можно услышать много интересного в более уютной, чем концертная, обстановке. Вот именно в такой обстановке я слушал Чарли Мариано, Лу Доналдсона, д-ра Лонни Смита, Арчи Шеппа и ряд талантливых европейских музыкантов… Джаз продолжается. Он продолжается для тех, кто любит и ценит этот совершенно уникальный музыкальный жанр.

Продолжение следует

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.