Гитарист Евгений Побожий: интервью «Джаз.Ру» после победы в конкурсе Института джаза Хёрби Хэнкока

2
Евгений Побожий. Интервью в репетиционном зале Московского джазового оркестра
Евгений Побожий. Интервью в репетиционном зале Московского джазового оркестра
реклама
саша машин: новый альбом 2020
саша машин: новый альбом 2020
саша машин: новый альбом 2020
саша машин: новый альбом 2020

READ THE INTERVIEW IN ENGLISH

Как мы уже сообщали, 3 декабря в Вашингтоне в финале Международного конкурса гитаристов Института джаза Хёрби Хэнкока (до 2019 Конкурс Телониуса Монка) — Herbie Hancock Institute of Jazz International Guitar Competition — жюри объявило имя победителя. Первое место в конкурсе занял россиянин, выпускник Ростовской государственной консерватории им. Рахманинова, солист Московского джазового оркестра п/у Игоря Бутмана — Евгений Побожий. Ситуация уникальная: за 30 проведённых с 1987 г. конкурсов Евгений был всего третьим музыкантом из России, вышедшим в полуфинал конкурса, и первым россиянином, который его выиграл. Нужно отметить, что в 2004 г. в рамках конкурса, в тот год проводившегося по специальности «вокал», проходил также отдельный конкурс композиторов (эта практика началась в 1993 и завершилась в 2018 г.), и в нём тогда тоже победил выходец из России — пианист и композитор Миша Пятигорский; но он с 1981 г. (со своего 8-летнего возраста) жил в США и не являлся гражданином России. В основном же конкурсе, который каждый год проводится по какой-то одной исполнительской специальности (вокал, саксофон, фортепиано, ударные и т. д.), музыканты из России до сих пор никогда не побеждали. Тем более гитаристы: по этой специальности конкурс в последний раз был проведён 14 лет назад, в 2005 г. Тем значительнее и весомее победа Побожего в конкурсе Хёрби Хэнкока (бывший конкурс Телониуса Монка), значение которого для джазовой сцены можно сопоставить со значением конкурса им. Чайковского в мире академической музыки.

Вернувшись в Москву, Евгений дал интервью главному редактору «Джаз.Ру» Кириллу Мошкову. Состоявшуюся беседу можно прочитать как текст, а можно посмотреть на видео.

реклама на джаз.ру - продолжаем читать текст после рекламы
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки

Евгений, от лица читателей и всех сотрудников журнала «Джаз.Ру», всего многомиллионного джазового сообщества Российской Федерации и вообще всего русскоязычного джазового сообщества мы должны начать интервью с поздравления с победой в самом престижном в мире джазовом конкурсе.

Читатели интересуются — начнем с вопросов читателей: каков регламент конкурса? Что нужно было играть, как отбирался материал, какие были ограничения и как это всё готовилось?

— Во-первых, спасибо большое, мне действительно искренне очень приятно, и та поддержка, которую я видел, слышал, читал в соцсетях, в интернете — это действительно очень дорогого стоит.

Что касается конкурса. Первичный отбор участников тур в полуфинал шёл по демо-записям, то есть нужно было записать по определённым требованиям несколько композиций. Требования эти прописаны. Скажем, первым номером нужно было сыграть блюз, в котором, кроме импровизации на гитаре, нужно было саккомпанировать духовому инструменту. Вторым номером нужно было сыграть джазовую балладу, первый квадрат который должен быть исполнен сольно. Далее были пьеса в латиноамериканском стиле, пьеса по выбору и стандарт — то, что называется uptempo swing.

Быстрый свинг.

— Ну да, или так! (Смеётся). В общем, я записал это демо, отправил в приёмную комиссию, или как это назвать… в общем, в офис который отбирал [претендентов]. Они проводили слепое прослушивание — слепое в том плане, что без учёта национальности, каких-то других факторов, то есть просто [слушали] треки. Комиссия отслушала и выбрала 12 человек для участия в полуфинале.

Что касается требований регламента в полуфинале: главное требование — это не выйти за рамки 15 минут. Было пояснение, что, как правило, это три композиции, но участник по своему желанию может сыграть две, одну, четыре… главное — 15 минут. Не было какого-то списка стандартов или списка тем вообще, то есть такого обязательного требования. Но было сказано, что, если вы хотите играть музыку Телониуса Монка — то, пожалуйста, из этого списка; но это не обязательно. Дальше — всё, на этом требования заканчиваются. Хоть авторская музыка, хоть стандарты, аранжировки… — всё, что угодно. Время! И попросили учесть тот факт, что каждый участник будет иметь всего тридцать минут для репетиции. Соответственно, сложно аранжированную и, так скажем, излишне сложную для аккомпанемента музыку просили не брать — для того, чтобы выступление не пострадало…

Интервью в репетиционном зале Московского джазового оркестра
Интервью в репетиционном зале Московского джазового оркестра

Сложные унисоны?..

— Сложные тутти… Вообще сложно аранжированную, структурированную музыку просили не брать — именно из-за того, что концертмейстерам, ансамблю будет сложно это всё запомнить: слишком большой объём информации, и слишком малое время отведено на репетиции. Ну и что касается финала — опять же, требования: играйте что хотите, но не более 10 минут. Две композиции, одна из которых обязательно должна быть сыграна с саксофонистом Бобби Уотсоном. То есть та же ритм-секция, что была на полуфинале (пианист Регги Томас, басист Ясуси Накамура и барабанщик Карл Аллен. — Ред.), плюс ещё на одну композицию добавлялся Бобби на альт-саксофоне.

Я правильно понимаю, что всё это — музыканты из Вашингтона?

— Да.

Выступление в финале 3 декабря 2019: Ясуси Накамура, Евгений Побожий, Карл Аллен, Бобби Уотсон (photo © Steve Mundinger, Herbie Hancock Institute of Jazz)
Выступление в финале 3 декабря 2019: Ясуси Накамура, Евгений Побожий, Карл Аллен, Бобби Уотсон (photo © Steve Mundinger, Herbie Hancock Institute of Jazz)

И как прошла репетиция, как они отреагировали на вашу манеру?

— Ну, репетиция, как сказать… прошла неоднозначно, потому что я взял программу стилистически очень разную. Я постарался сделать так, чтобы одна композиция была традиционная джазовая — это была «In Walked Bud», знаменитый стандарт Телониуса Монка. Вторым номером я решил сыграть «На высоте 500 миль» («500 Miles High». – Ред.) Чика Кориа: это латиноамериканская музыка, самба. И третьим номером — «Actual Proof» Хёрби Хэнкока, знаменитый фьюжн-стандарт; не такой простой, там есть свои нюансы исполнения темы.

Ну, в общем, «In Walked Bud» на репетиции мы сыграли, в принципе, очень хорошо. «500 миль» — достаточно неплохо. А вот с «Actual Proof» возникли проблемы. Аккомпаниаторы — очень хорошие, профессиональные джазовые музыканты, но (усмехается) что касается фанк-фьюжн музыки — я так понял, это немного не их стихия, и им было немного тяжеловато это всё сыграть.

А уже на самом выступлении всё прошло достаточно благополучно.

Надо сказать, что там было интересно наблюдать за игрой лиц (Побожий смеётся), когда все удачно попадали в определённый акцент именно в «Actual Proof», они переглядывались и кивали…

— (смеётся) Я тоже радовался, когда они попадали!
ВИДЕО: выступление Евгения Побожего в полуфинале 2 декабря 2019

Какая была атмосфера на конкурсе, где участвовали люди из многих стран? Вы общались между собой — как всё это происходило?

— Тёплая, сугубо дружеская обстановка, то есть никакой конкуренции, никаких там, знаете, переглядываний… Всё, действительно, очень по-приятельски, по-дружески и со взаимным уважением, с признанием музыкальности и исполнительских достижений каждого из участников. Я не чувствовал, что я на соревновании. Это, скорее, была демонстрация исполнительского уровня действительно очень подготовленных, очень крепких гитаристов.

Кого-то из этих музыкантов вы раньше слышали, или это был первый раз?

— Честно говоря, когда я получил список конкурсантов, я послушал их, посмотрел видеозаписи каждого из них в YouTube. До этого мы были в «друзьях» в Facebook с некоторыми участниками, но мне как-то не доводилось до публикации списка полуфиналистов слушать их игру. Но когда я узнал, кто будет участвовать в полуфинале, конечно, я каждого послушал, посмотрел: мне было просто интересно, какая музыка звучит у каждого из них.

Сейчас уже, задним числом, конечно, многие говорят, что всё было понятно уже в полуфинале; что уровень, показанный российским участником, в общем, значительно превосходил уровень других конкурсантов. Но понятно, что в принципе даже в полуфинал бывшего конкурса Телониуса Монка, который теперь конкурс Хёрби Хэнкока, не могут попасть неподготовленные музыканты. Так ли всё очевидно было вам самому? Вы слушали выступления других музыкантов?

— Ну, разумеется, слушал. Нет, конечно, не было очевидно. То есть я могу сказать, что многие из тех, кто в зале слушал моё выступление в полуфинале, просто подходили ко мне, благодарили за выступление, говорили, что им очень понравилось и они желают мне самого лучшего. Конечно, я не ощущал, что вот 100% всё — я в финале, и по-другому быть не может. Нет. Лично для меня каждый из 12 участников был очень интересен как музыкант и как гитарист.

Как вы можете оценить: вот эти 12 музыкантов, ну, то есть одиннадцать плюс вы — они представляют нынешний, так сказать, верхний срез нынешнего поколения джазовых гитаристов?

— Естественно. Конечно!

То есть вот это и есть состояние нынешнего искусства джазовой гитары?

— Думаю, что да. Если мы берем срез именно поколения, то есть до 30 лет.

А там все примерно одного возраста?

— Там несколько ребят было помоложе — 21 год. А в основном 25-27, до 30.

Выступление в финале 3 декабря 2019 (photo © Steve Mundinger, Herbie Hancock Institute of Jazz)
Выступление в финале 3 декабря 2019 (photo © Steve Mundinger, Herbie Hancock Institute of Jazz)

Конкурс по специальности «гитара» не проводился с 2005 года, то есть 14 лет не было конкурса по этой специальности; есть ли ощущение, что по сравнению с предыдущим конкурсом что-то поменялось на гитарной сцене?

— О прошлом конкурсе я могу судить только по видеозаписи. Первый раз это видео я посмотрел ещё году так в 2007, как только [у меня] появился интернет. Я стал искать всё, что связано с джазом, узнал об Институте Телониуса Монка, о конкурсе и посмотрел видеозаписи с предыдущих конкурсов. Но я могу сказать, что и там был уровень очень-очень высокий. И победитель конкурса Лаге Лунд (Lage Lund) лично для меня очень интересный музыкант, и я слежу внимательно за его изданиями, за дисками, которые выходят. Сложно сказать; мне кажется, на каждом этапе в каждый год действительно демонстрируется просто очень высокий, максимально высокий уровень именно поколения исполнителей на конкретном инструменте.

Кстати, вот интересный пример — Лаге Лунд. Он же из Норвегии, и при этом он играет не то, что мы привыкли называть «норвежским джазом»…

— Нет, абсолютно, это просто нью-йоркская сцена, образцовый такой straight-ahead jazz сегодняшнего дня.

Вы с ним встречались когда-нибудь?

– Нет, не доводилось.

Интересно бы узнать, как так получилось, что выходец с самой особняком стоящей джазовой сцены в мире так легко влился в нью-йоркскую сцену…

— Я не знаю его биографию, но не исключено, что он просто учился какое-то время в Америке, ну, до участия в конкурсе.

Я о нём впервые услышал от продюсера первой его американской записи, к сожалению, уже покойного Джерри Тикенса (лейбл Criss Cross Jazz). И он говорил о нём именно как о наследнике американской традиции. Можем ли мы говорить сейчас, процитировав Уинтона Марсалиса, что нет российского джаза, норвежского джаза или, скажем, индийского джаза, а есть американский джаз, который играют в других странах. Или тут картина какая-то другая?

— Очень неоднозначный вопрос. И то, что дискуссия ведется до сих пор, говорит о том, что ответить именно как-то стопроцентно утвердительно нельзя. Лично для меня, да, действительно есть американский джаз. И Уинтон Марсалис, и все его проекты – яркая демонстрация самого «топового» уровня звучания американского джаза. И есть множество экспериментов по соединению, внедрению в джаз элементов различных культур и стилей в той или иной пропорции. Где-то, скажем, этническая традиция преобладает, где-то она только вносит определённый колорит. Это очень разнообразные явления. Ну вот лично для меня так.

То есть однозначного ответа нет?

— Однозначно то, что действительно существует американский джаз– то, что мы называем straight-ahead джаз, или мэйнстрим в современном его виде. Но также по всему миру, в каждой стране, есть эксперименты — как на основе джазового языка и джазовой традиции, или элементов джазовой традиции, создать какое-то новое звучание, соединив это с элементами собственной национальной культуры.

Herbie Hancock, Evgeny Pobozhiy (photo © Steve Mundinger, Herbie Hancock Institute of Jazz)
Herbie Hancock, Evgeny Pobozhiy (photo © Steve Mundinger, Herbie Hancock Institute of Jazz)

Я так понимаю, что с финалистами пообщался сам глава Института — Хёрби Хэнкок. Было ли у вас с ним какое-то общение, что-то интересное было ли сказано?

— Он, в общем, поздравил меня с победой, выразил свой восторг по поводу моей игры и сказал, что мы сможем более, так скажем, близко, более тщательно пообщаться позже. На этом всё: у нас никакой долгой беседы не состоялось, но он пообещал, что она обязательно будет в дальнейшем.

Я так понимаю, что вам предстоит скорое возвращение в Соединённые Штаты с квинтетом и оркестром Игоря Бутмана в конце января.

— Ну это да!..

Какие-то ещё определенные планы появились? Я так понимаю, что вместе с победой в конкурсе полагается некая стипендия… ($ 30,000. — Ред.) Как вы планируете её использовать?

— Стипендия используется либо на образовательные программы, либо на проекты, связанные с продвижением меня как артиста: это может быть, скажем, запись и издание диска. Ну или, действительно, какие-то образовательные программы. Я ещё пока в раздумьях, как с наибольшей пользой для себя это всё использовать. Там есть много вариантов, я сейчас их рассматриваю.

Ну, а что касается других призов за победу — есть контракт с компанией Concord. Сейчас для меня основной приоритет — именно подготовиться к записи и изданию альбома, то есть сформировать определённую программу для этой записи, музыку подготовить…

То есть планируете записать какую-то отдельную программу — не то, что вы записывали в последнее время в Москве?

— Возможно, частично я использую что-то из того, что уже записано; частично это будет новая музыка. Я бы хотел так сделать.

Где планируете запись?

— Я бы хотел в США.

У вас есть какие-то предпочтения по студии, звукорежиссёрам?

— Мне посчастливилось однажды записываться на студии Avatar в Нью-Йорке. Кроме того, одну из своих композиций я записывал на студии Bell Sound в Лос-Анджелесе. Могу сказать, что я абсолютно в восторге от качества студии, работы, отношения — от всего! — что там, что там . Я думаю, что выбор будет из американских студий такого класса.

Одно из российских информационных агентств начало сообщение о вашей победе в конкурсе прямо в заголовке с того, что вы не собираетесь эмигрировать. Этот вопрос у них остро стоял?

— Его так напрямую, если честно, даже не задавали — там, скорее, звучал вопрос, можно ли строить мировую джазовую карьеру, не уезжая из России. На что я ответил «Да, конечно, можно», и пример Игоря Михайловича Бутмана тому яркое подтверждение. Но тем не менее… очень сложно мне сейчас ответить на этот вопрос! Потому что эмиграция как таковая, то есть переезд туда на ПМЖ — это определённые бытовые вопросы. У меня семья, двое детей, это всё не так просто. Но в любом случае у меня сейчас есть отличная возможность начать развивать карьеру именно в Америке. Так или иначе, если ты джазовый музыкант и у тебя складывается удачная карьера в Америке, то тебя знают во всём мире. Это факт, и вряд ли кто-то будет с этим спорить: если ты популярен в Нью-Йорке, то ты популярен везде.

Но для этого не обязательно туда переезжать?

— Не обязательно переезжать, но обязательно там часто бывать.

Это понятно, конечно. То есть планы такие есть?

— Ну разумеется, да!

Хорошо, держите нас в курсе этих планов, нам будет очень интересно! И, естественно, за творческой судьбой первого российского победителя самого престижного джазового конкурса в мире мы теперь будем внимательно следить. Удачи и большое спасибо за интервью!

Предыдущая статьяEurope Jazz Media Chart, декабрь 2019: редакции джазовых журналов рекомендуют новые альбомы
Следующая статьяИзучим альбом: записки джазового слушателя. Carla Bley «Carla’s Christmas Carols»
Родился в Москве в 1968. По образованию — журналист (МГУ им. Ломоносова). Работал на телевидении, вёл авторские программы на радио, играл в рок-группе на бас-гитаре, писал и публиковал фантастические романы, преподавал музыкальную журналистику в МГУ и историю джаза в РГГУ, выступает как ведущий джазовых концертов и фестивалей, читает лекции о музыке (джаз, блюз) и музыкальной индустрии. С 1998 г. — главный редактор интернет-портала «Джаз.Ру», с 2006 — главный редактор и издатель журнала «Джаз.Ру» (Москва). С 2011 также член совета АНО «Центр исследования джаза» (Ярославль). С 2019 преподаёт историю стилей музыкальной эстрады в московской Академии джаза. Публикуется как джазовый журналист в ряде российских изданий, а также в американской, японской и европейской джазовой прессе (DownBeat, Jazz Perspective, Jazz Forum, Jazz.Pt, Jazzthetik, Jazz Podium и др.). Научные публикации в сборниках: Россия, Китайская Народная Республика, Япония. Выпустил ряд книг о джазе и смежных жанрах: «Индустрия джаза в Америке» (автор, 2008, расширенное переиздание — 2013), «Великие люди джаза» (редактор-составитель и один из авторов: 2009, второе издание — 2012, третье — 2019), «Блюз. Введение в историю» (автор, 2010, переиздания 2014 и 2018) и «Российский джаз» (2013, редактор-составитель и один из авторов совместно с Анной Филипьевой). Редактор-составитель сборника работ основоположника российского джазоведения Леонида Переверзева («Приношение Эллингтону и другие тексты о джазе», 2011). Автор главы «Джаз в Восточной Европе» в учебнике «Откройте для себя джаз» (издательство Pearson, США, 2011) и раздела о джазе в СССР и России в сборнике «История европейского джаза» (издательство Equinox, Великобритания, 2018).

2 - НАПИСАНО КОММЕНТАРИЕВ

  1. Евгений даже внешне похож на молодого Маклафлина:-) Надеюсь, что у него и дальше будет всё так же хорошо. Замечательная победа!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.