In Memoriam. Трубач Клаудио Родити (1946-2020)

0
Claudio Roditi
Клаудио Родити, Концертный зал им. Чайковского, май 2007 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
реклама
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!

Американский джазовый трубач Клаудио Родити (Claudio Roditi) скончался в Нью-Джерси 18 января 2020 г. Ему было 73 года. Последние три года жизни Клаудио страдал онкологическим заболеванием. В прессе его часто называли «бразильским трубачом», потому что он родился в Бразилии, но с 1970 года Родити жил в США, где и сделал себе имя на джазовой сцене,

Клаудио Родити родился в Рио-де-Жанейро 28 мая 1946. Первые годы своей джазовой карьеры он пытался играть в своей родной стране музыку, которую он сам определял как самба-джаз — соединение ритмики бразильской самбы и мелодико-гармонического языка современного пост-бопа. Однако условия на музыкальном рынке Бразилии в 60-е годы требовали играть либо самбу в её чистом виде, либо, на крайний случай, её усложненную, изысканную городскую версию — босса-нову. Ни в той, ни в другой музыке не было места трубачу, ориентированному на джазовый мэйнстрим. Поэтому Родити переехал в США, где учился в знаменитом бостонском колледже Бёркли, а затем поселился в Нью-Йорке и стал одним из признанных мастеров джаза «с латинским привкусом». Славу ему принесла работа в ансамбле кубинского саксофониста Пакито Д’Риверы в 80-е и в United Nations Orchestra легендарного трубача Диззи Гиллеспи — в начале 90-х.
ВИДЕО: 1992, Dizzy Gillespie United Nation Orchestra feat. Papo Vázquez, Claudio Roditi & Paquito d’Rivera «Samba for Carmen»

Клаудио Родити — уважаемый и авторитетный музыкант, хотя сольных записей у него за всю жизнь вышло не так уж много. Наиболее значительны среди работ, опубликованных под его именем, три альбома, выпущенных на лейбле Reservoir в 1990-е— «Free Wheelin’» (посвящение Ли Моргану), «Samba Manhattan Style» и «Double Standards», но музыкальная индустрия отмечала другие его работы — так, в 1995 он был номинирован на премию Академии звукозаписи за соло на альбоме композитора Этторе Стратта «Symphonic Bossa Nova», а в 2010 получил ещё одну номинацию — в категории «Лучший альбом латиноамериканского джаза» — за альбом своего квартета с пианистом Элиу Алвешем, барабанщиком Дудукой ДаФонсека и басистом Леонардо Чолья «Brazilliance X4».
ВИДЕО: Родити, Алвеш, Чолья и ДаФонсека в клубе Rising Jazz Stars, Беверли-Хиллс, 25 марта 2007 «Bossa Pra Donato»

Клаудио выступал и в России, последний раз — в мае 2007 г. в Москве с оркестром «выпускников Диззи Гиллеспи», Dizzy Gillespie Alumni Big Band, в составе которого были тромбонист Слайд Хэмптон, трубач Рой Харгроув, саксофонист Джеймс Муди и другие легендарные музыканты.

Dizzy Gillespie Alumni Big Band в КЗ им. Чайковского, май 1007: крайний справа вверху Клаудио Родити (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Dizzy Gillespie Alumni Big Band в КЗ им. Чайковского, май 1007: крайний справа вверху Клаудио Родити (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Менее известна работа Клаудио как автора песен; в 1984 г. на крохотном лейбле Greene Street Records только в форматах винилового альбома и аудиокассеты (!) был выпущен альбом «Red on Red», где певица Кенья исполняла песни Клаудио Родити, написанные в бразильской стилистике, но на английском языке. Интересно, что тексты к своим песням Клаудио писал сам — он был поэтом не только в душе, но и по призванию. Если внимательно прислушаться, то в некоторых песнях на этом любопытном альбоме слышны комические музыкальные реплики, издаваемые хриплым «пиратским» голосом. Это голос самого Клаудио Родити.
СЛУШАЕМ: Claudio Roditi + Kenia «Madalena», 1984

Среди множества совместных работ Родити с музыкантами со всего мира была и запись в 2000 г. с «Бразильским проектом» санкт-петербургского пианиста и композитора Андрея Кондакова. для которой он приезжал в Россию: проект тогда выступил в Москве и Санкт-Петербурге, и Родити был совершенно поражён тем, что на концерт с участием бразильских музыкантов в московском Доме Кино на фестивале «Богема Джаз» пришёл тогдашний посол Бразилии в России — нигде в мире ему такой чести не оказывали. Кстати, на этом концерте Родити не только играл, но и пел — вполне нормальным, не «пиратским», голосом и весьма задушевно… После записи с Андреем Кондаковым он в интервью и выступлениях на джазовых конференциях по всему миру с горячей симпатией отзывался о музыке русского пианиста, проникнутой, по словам трубача, истинно бразильским духом.
СЛУШАЕМ: фрагмент альбома Andrei Kondakov & Brazil All Stars «Songs For My Father», 2000, переиздание Butman Music Records 2014 — «So Near»
Андрей Кондаков: клавишные; Клаудио Родити: флюгельгорн; Пол Болленбэк: гитара; Сержиу Брандао: бас; Паулу Брага: барабаны; Кафе Да Силва: перкуссия

В феврале 2000 г. во время Международного джазового фестиваля Лайонела Хэмптона в маленьком городке Москва, штат Айдахо, редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков взял у Клаудио Родити интервью, которое в полном объёме было опубликовано первой версией нашего издания в 43 выпуске еженедельника «Полный Джаз» в декабре того же года и впоследствии вошло главой в двухтомный сборник «Великие люди джаза», подготовленный тем же автором для петербургского издательства «Планета музыки». Несколько фрагментов из этого интервью мы перечитываем сегодня, прощаясь с замечательным музыкантом.

Февраль 2000. Клаудио Родити за сценой Международного джазового фестиваля Лайонела Хэмптона, Москоу, Айдахо (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Февраль 2000. Клаудио Родити за сценой Международного джазового фестиваля Лайонела Хэмптона, Москоу, Айдахо (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

— Я происхожу из еврейской семьи, которая переехала в Бразилию с Ближнего Востока, из Турции. Многие считают, что моя фамилия звучит как итальянская, но те, кто знают сефрадский диалект иврита, понимают, что Родити (с ударением на второй слог) — сефардская фамилия. Я родился в Рио-де-Жанейро, Бразилия. Однако большая часть моего детства прошла в маленьком городке, название которого очень смешно звучит по-английски: Вирджина (по-английски похоже одновременно на слово «девственница» и на название штата Вирджиния. — Ред.) — хотя по-португальски это читается «Виржинья». Моя мать была оттуда родом, и там я рос, там я начал учиться музыке — меня посадили за фортепиано, когда мне было шесть. Когда мне исполнилось девять, мне подарили первую трубу. Я очень внимательно слушал, как в католической школе позади нашего дома репетировал школьный марширующий духовой оркестр, и однажды пришел в то помещение, где они репетировали, показал на трубы и сказал: «Хочу играть вот на этом». И мне вскоре подарили трубу. Так что вначале на меня большое влияние оказала маршевая музыка — марши Джона Филипа Сузы и тому подобное. С другой стороны, у нас в городе была школа самбы — где люди готовятся к карнавалу — и там я играл на перкуссии. Точнее, там масса народу играла на перкуссии, потому что самба во время карнавала исполняется в основном в таких аранжировках, где полно перкуссии. Мне это очень нравилось, и я даже дома все время стучал по столу (показывает, как). А когда мне исполнилось тринадцать, году в пятьдесят девятом, я уже стал слушать кое-какой джаз. Это произошло благодаря моему дяде Тэксу, мужу сестры моей матери: он был американец. Он попал в Бразилию во время Второй мировой, служил в морской пехоте. После войны Тэкс вышел в отставку и остался в Бразилии. На праздники я ездил к ним, а у него была коллекция джазовых пластинок — Чарли Паркер с молодым Майлзом Дэйвисом, оркестр Стэна Кентона и какой-то диксиленд… Так что с двенадцати-тринадцати лет я слушал джаз.

Клаудио Родити, Клуб Игоря Бутмана, май 2007 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Клаудио Родити, Клуб Игоря Бутмана, май 2007 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Это ведь было не вполне обычным делом для Бразилии?

— Конечно! Это просто цепь случайностей — замужество тётки, муж-американец с коллекцией пластинок… Примерно в это время, в 59-м, моя семья — отец, мать и я — переехала в город Сантуш. Это недалеко от Сан-Паулу. И в тот год я начал понемножку играть джаз. Обнаружилось, что и в родне отца есть джазовые люди: мой двоюродный брат со стороны отца играл джаз на фортепиано. В его доме я играл свои первые джем-сешны… Никогда не забуду — я так стеснялся, что садился под рояль, чтобы играть на трубе! Только чтобы на меня не смотрели (смеётся). Вот оттуда, из-под рояля, я и сыграл свой первый блюз… Короче, скоро я стал сам покупать джазовые пластинки — помню, пошел и купил пластинку Диззи Гиллеспи. Примерно в это время — ну, чуть позже — в Бразилии началось время босса-новы, и я стал её играть.

Я слышал, что босса-нова, собственно, не была популярна в Бразилии, что её рассматривали как городскую моду, музыку образованных людей…

— Да-да, так и было, она не была широко популярна. Собственно, только одна песня в исполнении Жуана Жильберту была действительно популярна — все остальное для массового слушателя было слишком изощрённым. Все эти цепочки сложных аккордов, близких к джазовым гармониям — да это и были джазовые гармонии… В результате босса-нову слушали в основном, действительно, культурные городские люди. Ведь вот ещё какая особенность: босса-нова в основном развивалась не как клубная, а как домашняя музыка! Её играли не в клубах, а на домашних вечеринках. Дело в том, что в Бразилии люди очень любят собираться вместе у кого-нибудь дома и, помимо прочего, танцевать, а для этого всегда кто-то сидел и играл — один, два, три музыканта: люди танцевали не под пластинки, а под живую музыку — и вот эти-то музыканты и разрабатывали стилистику босса-новы.

Клаудио Родити в Москве, май 2007 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Клаудио Родити в Москве, май 2007 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Но это самба, в основе своей?

— Да. Следующая ступень развития самбы, вот что такое босса-нова. Но она отличается от самбы. Потому что это была музыка, которую играли на акустической гитаре! Акустическая гитара, скромный бас, малый барабан, по которому играли только щётками — это была очень спокойная, тихая музыка. В истории джаза её можно сравнить с West Coast — такая сдержанная, продуманная, прохладная музыка… Но самое интересное, что в то же время, в 1959-60 годах, в Бразилии уже были музыканты — саксофонисты, трубачи, тромбонисты — которые играли музыку под названием samba jazz! Вот как раз к ним я себя и причисляю. Это джаз — типа звучания Blue Note — наложенный на ритм самбы. Это — музыка, где могут себя проявить инструменталисты, потому что босса-нова — это музыка, в основном, для певцов. В босса-нове главное — поддержать певца, поэтому там с самого начала звучали только гитары, ну — немножко фортепиано, как у [Антонио Карлоса] Жобима и другого великого исполнителя и автора босса-новы, Джонни Алфа. Все самые известные исполнители босса-новы в Бразилии были певцами. Так что, если ты играл на саксофоне, тебе надо было играть что-то другое.

Самба-джаз всё ещё существует в Бразилии? Или все его представители уехали в Штаты?

— Увы — не существует. Многие уже просто умерли, многие уехали в Штаты, кто-то — в Европу: например, наш замечательный тромбонист Рауль де Соза живёт в Париже. Но те из нас, кто оказался в Нью-Йорке, иногда играют такую музыку. Я записал два сольных альбома вместе с аргентинским саксофонистом Андресом Боярски, и мы играем именно в этом стиле. Не знаю, слышали ли вы эти записи…

Клаудио Родити и барабанщик Деннис Макрел со свежими номерами журнала «Джаз.Ру» за сценой КЗ им. Чайковского, май 2007 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Клаудио Родити и барабанщик Деннис Макрел со свежими номерами журнала «Джаз.Ру» за сценой КЗ им. Чайковского, май 2007 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

«Samba Manhattan Style»?

— Да. Вот это как раз типичный образец этого стиля, самба-джаз. Видите ли, этот стиль довольно трудно определить, а этот специфический саунд, это специфическое ощущение самбы довольно трудно поймать — в отличие, скажем, от хардбопа. Так что я не смогу словами все это описать, это просто надо услышать (смеётся).

Клаудио Родити, Клуб Игоря Бутмана, май 2007 (справа тромбонист Слайд Хэмптон). Фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»
Клаудио Родити, Клуб Игоря Бутмана, май 2007 (справа тромбонист Слайд Хэмптон). Фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»

…Давайте я расскажу смешную историю. В начале 90-х я был в туре с Диззи Гиллеспи и южноафриканской певицей Мариам Макеба. Ещё участвовал пуэрториканский саксофонист Давид Санчес — он был третьим духовиком в ансамбле. Мы были во Франции, в отеле, и я позвонил Давиду и с таким французским акцентом сказал: «Месьё, это администратёр. Нам поступаль жалоби на то, что ви играть на саксофон». Давид — парень горячий, он тут же воспламенился и стал кричать: «Если вам не нравится, что у вас в отеле музыканты играют на инструментах, тогда почему вы вообще селите музыкантов в вашем отеле…» и т.п. Я слушал-слушал и наконец сказал: «Месьё, те, кто жаловаль себя, они не против музыкант. Они просто говориль, что ви играть очень плёхо!» — и повесил трубку (смеётся). А полчаса назад — это семь лет ведь прошло! — я услышал, как в соседнем номере кто-то играет на саксофоне. Это был Давид! Я тут же позвонил ему и говорю: «Месьё, нам поступаль жалоби, что ви играть на саксофон…» Бедняга Давид почти поверил, что это правда (смеётся)! Я сам все испортил, расхохотался и сознался, что это я звоню…

No tags for this post.
Предыдущая статьяАльбом с выступлением питерской группы Doo Bop Sound на джаз-фестивале в Монтрё вышел 11 лет спустя
Следующая статьяIn Memoriam. Саксофонист Джимми Хит (1926-2020)
Родился в Москве в 1968. По образованию — журналист (МГУ им. Ломоносова). Работал на телевидении, вёл авторские программы на радио, играл в рок-группе на бас-гитаре, писал и публиковал фантастические романы, преподавал музыкальную журналистику в МГУ и историю джаза в РГГУ, выступает как ведущий джазовых концертов и фестивалей, читает лекции о музыке (джаз, блюз) и музыкальной индустрии. С 1998 г. — главный редактор интернет-портала «Джаз.Ру», с 2006 — главный редактор и издатель журнала «Джаз.Ру» (Москва). С 2011 также член совета АНО «Центр исследования джаза» (Ярославль). С 2019 преподаёт историю стилей музыкальной эстрады в московской Академии джаза. Публикуется как джазовый журналист в ряде российских изданий, а также в американской, японской и европейской джазовой прессе (DownBeat, Jazz Perspective, Jazz Forum, Jazz.Pt, Jazzthetik, Jazz Podium и др.). Научные публикации в сборниках: Россия, Китайская Народная Республика, Япония. Выпустил ряд книг о джазе и смежных жанрах: «Индустрия джаза в Америке» (автор, 2008, расширенное переиздание — 2013), «Великие люди джаза» (редактор-составитель и один из авторов: 2009, второе издание — 2012, третье — 2019), «Блюз. Введение в историю» (автор, 2010, переиздания 2014 и 2018) и «Российский джаз» (2013, редактор-составитель и один из авторов совместно с Анной Филипьевой). Редактор-составитель сборника работ основоположника российского джазоведения Леонида Переверзева («Приношение Эллингтону и другие тексты о джазе», 2011). Автор главы «Джаз в Восточной Европе» в учебнике «Откройте для себя джаз» (издательство Pearson, США, 2011) и раздела о джазе в СССР и России в сборнике «История европейского джаза» (издательство Equinox, Великобритания, 2018).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.