Как хранят историю джаза на его родине? Старейший в мире Нью-Орлеанский джазовый архив им. Хогана

0
New Orleans, Louisiana
New Orleans, Louisiana
реклама
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!

Цикл основан на материалах, полученных делегацией российского Центра исследования джаза в ходе стажировки по теме «Менеджмент джазовых архивов в США» летом 2019 года в рамках программы профессионального обмена International Visitor Leadership Program. Часть материалов была собрана в ходе аналогичной экспедиции с целью изучения системы исследования и сохранения джазового наследия в США, состоявшейся в январе 2019 и поддержанной компанией The Real Jazz Ambassadors, LLC.

Часть вторая. (См. первую часть: «Как хранят историю джаза на его родине? Музей Джаза в Новом Орлеане: общедоступное и сокровенное»)

Первая часть нашего цикла материалов об организациях, которые занимаются сохранением и изучением истории джазового искусства, заканчивалась сообщением о том, что Новый Орлеан — город с населением 390 тысяч человек, примерно как в Брянске или Белгороде — располагает далеко не одной такой организацией. Оно и неудивительно: ведь именно Новый Орлеан традиционно считается родиной джаза. Кроме того, это старейший город Юга США, и его культурное наследие уникально: ведь в состав Соединённых Штатов этот город, основанный французами в 1718 г., вошёл только в 1803, а до этого сначала был столицей Французской Луизианы, после чего с 1763 по 1803 принадлежал испанской короне — хотя французское население при этом никуда не уезжало.

Здесь до сих пор кое-кто говорит в быту на французском языке, а в центре города большинство улиц помечено тремя названиями: современным английским, изначальным французским и испанским. Кстати, большинство старинных построек тут на самом деле испанские, а не французские.

Крыши Французского квартала, шпиль Кафедральной базилики св. Людовика, короля Французского, и река Миссисипи
Крыши Французского квартала, шпиль Кафедральной базилики св. Людовика, короля Французского, и река Миссисипи

С севера город ограничен огромным озером Пончартрэйн — именно оттуда в 2005 году хлынули воды потопа, вызванного ураганом Катрина, в результате чего было затоплено 80 процентов города, погибло полторы тысячи человек и сотни пропали без вести, а население упало вдвое, с почти 800 до 390 тысяч, потому что многие эвакуированные так и не вернулись, найдя более спокойные места для жизни. Но в центральной части города главная вода — это, конечно, великая река Миссисипи, которая охватывает исторические районы города полумесяцем с юга. Возможно, поэтому Нью-Орлеан так и зовут — Город Полумесяцем, Crescent City.

Миссисипи и колёсный пароход SS Natchez
Миссисипи и колёсный пароход SS Natchez

Конечно же, невозможно побывать в Нью-Орлеане и не увидеть Preservation Hall, «Зал Сохранения» — как считается, оплот традиционного нью-орлеанского джаза, то самое место, где джазовая традиция, не прерываясь, хранится с легендарных времён столетней давности… ну и т. д.

Вход в Preservation Hall
Вход в Preservation Hall

На самом деле Preservation Hall на Сент-Питер-стрит — чисто туристический проект, и причём недешёвый. Стать одним из 100 слушателей, допущенных внутрь, стоит 20 долларов. Эти 20 долларов не гарантируют вам сидячего места: внутри есть несколько лавок и подушек на полу, но они зарезервированы для «важняков» (Big Shots), заказавших билеты заранее, что обходится уже не в 20, а в 50 долларов — а основная масса посетителей стоит на ногах весь концерт. При этом в помещении бывшего винного склада нет кондиционера (ну, может, зимой это и нормально…) За эти 20 или 50 долларов можно послушать 35-40 минут музыки в исполнении Preservation Hall Jazz Band. За вечер бывает пять «заездов», с пяти до одиннадцати вечера. После каждого заезда зал полностью очищают от публики, и заходят следующие 100 жаждущих приобщиться к «Вековой Традиции». Легко подсчитать, что ежевечерняя выручка «Презервейшн-Холла», при практически всегда стопроцентной заполняемости, составляет от 10 до 50 тысяч долларов. Ну, составляла — до коронавирусной пандемии, конечно.

Preservation Hall поздним вечером
Preservation Hall поздним вечером

На самом деле «вековая традиция» возникла следующим образом. Тут мне придётся обратиться к моей книге «Блюз. Введение в историю» и использованным в ней фрагментам интервью историка нью-орлеанской сцены Брюса Рэйбёрна:

Как только Нью-Орлеан оказался признан как место рождения джаза, — рассказывал Брюс автору этих строк в феврале 2006 г., — он стал привлекать множество джазовых «пилигримов» со всего мира, стремившихся почувствовать, каково это — быть на родине джаза. В определённый момент городская Коммерческая палата обнаружила эту тенденцию, и в туристической индустрии был сделан упор именно на ранний, традиционный нью-орлеанский джаз, а современный джаз, развивавшийся в 50-60-е гг., этой поддержки не получил. Даже если приёмы (и иногда репертуар) современного джаза прокрадывались в музыку тех коллективов и заведений, которые были призваны сохранять аутентичную атмосферу нью-орлеанского джаза (вроде открывшегося в 1960-е гг., но «как бы аутентичного» Preservation Hall), это происходило негласно, подспудно. Да, музыка «традиционных» джазовых ансамблей, играющих для туристов, в действительности отличается от той, которая реально звучала в городе в 1920-е гг. На самом деле эта музыка воспроизводит «вторую волну», период «возрождения» — New Orleans/Dixieland Revival 1940-х. гг., но никто не говорит об этом, и эта двусмысленная ситуация порождена именно экономическими причинами.

Да, «Вековая Традиция» была действительно основана только в 1961 г. — до этого в здании был винный склад. Быть может, первый состав Preservation Hall Jazz Band, собранный из ветеранов нью-орлеанского джаза (некоторые были старше Луи Армстронга и помнили его первые шаги на джазовой сцене!), ещё и обладал какой-то аутентичностью: часть этого состава приезжала в СССР в 1979 г. и, как вспоминают аксакалы, действительно играла настоящую Традицию. Но нынешний состав, в который входят в основном музыканты 1950-70-х годов рождения, уже никакой особой Традиции, увы, не хранит. Да и «Зал Сохранения» в дневное время ничем не отличается от других полузаброшенных зданий Французского Квартала.

Днём Preservation Hall, прямо скажем, непрезентабелен
Днём Preservation Hall, прямо скажем, непрезентабелен

Но всё вышесказанное вовсе не означает, что традиции нью-орлеанской музыки в Нью-Орлеане не осталось!

Нью-Орлеан — по-прежнему единственное место на Земле, где джаз — не только и даже не столько часть музыкального искусства, сколько часть живой, низовой уличной культуры. Просто традиция сменила адрес. Ни Рампарт-стрит, ни Бэйсин-стрит, ни Бурбон-стрит больше не центры этой культуры: это в лучшем случае исторические адреса с памятными досками и даже «муралами» (произведениями стрит-арта — уличного «наивного искусства») на стенах.

Историческое здание салуна Little Gem и мурал «One Time in New Orleans»
Историческое здание салуна Little Gem и мурал «One Time in New Orleans»

Вот, например, историческое здание салуна Little Gem на Южной Рампарт-стрит: в начале 2018 на его боковой стене со стороны автостоянки на месте снесённых ветхих строений начала прошлого века уличный художник Брэндан Одум по заказу городских властей создал «мурал» под названием «Однажды в Нью-Орлеане», на котором довольно талантливо перерисовал известную фотографию 1905 года с изображением ансамбля основоположника нью-орлеанского джаза — полулегендарного трубача Бадди Болдена (1877-1931). Ни одной записи не осталось от Болдена, чью музыкальную карьеру в 1907 году прервал тяжёлый психоз и помещение в психиатрическую клинику до конца жизни. Сохранились только пара расплывчатых фотографий и восторженные воспоминания современников. Фигуру Болдена художник выделил своеобразным нимбом и для ясности подписал: «Король Бадди Болден».

Перекрёсток Бэйсин-стрит и Сент-Луис-стрит
Перекрёсток Бэйсин-стрит и Сент-Луис-стрит

А вот перекрёсток двух исторических улиц, Бэйсин-стрит и Сент-Луис-стрит. Отсюда, вот от этого здания, начинался Сторивилл — процветавший с 1870 по 1917 год квартал «красных фонарей», где в начале ХХ столетия в «домах греха» увеселяли клиентов десятки лучших пианистов города, в том числе и небезызвестный Джелли Ролл Мортон, который утверждал, что именно он в 1902 г. единолично придумал джаз. После закрытия «домов греха» прежний весёлый квартал в 1920-е постепенно пришёл в упадок, хотя теперь бывшие «салуны» почти полностью переориентировались на обслуживание ещё одного человеческого греха — пьянства, с которым боролся введённый в 1919 «сухой закон». А в 30-е годы прежний Сторивилл был почти полностью снесён — но с годами нищета, разруха и всяческие безобразия постепенно забылись, и новые поколения местных энтузиастов и туристов со всего мира стремились видеть хоть что-нибудь из овеянного романтическим флёром прошлого. Для них в заметном на фотографии жёлтом здании — бывшей железнодорожной станции Бэйсин-стрит — работает теперь туристский информационный центр. Между прочим, именно постройка этой станции в 1908 г. стала первым гвоздём в гроб Сторивилла: пассажиры новой железнодорожной линии были недовольны тем, что с окружавших пути балконов «домов греха» проезжающим поездам весело помахивали падшие женщины, часто крайне скудно одетые (или вовсе не одетые).

Мурал, посвящённый «Диакону» Джону Мору
Мурал, посвящённый «Диакону» Джону Мору

Кстати, подступы к нему тоже полны «муралами», только не такими обширными, как на Рампарт-стрит: вот этот, например, на распределительной коробке коммуникационных сетей, посвящён одной из звёзд нью-орлеанского ритм-н-блюза 1950-х — Диакону Джону Мору (Deacon John Moore). Кстати, он ещё жив, ему сейчас 79 лет, и несколько лет назад ещё выступал на локальных фестивалях.

А где же теперь в Нью-Орлеане слушать нью-орлеанскую музыку, если она перестала звучать по прежним адресам?

Frenchmen Street, клуб Spotted Cat
Frenchmen Street, клуб Spotted Cat

Прежде всего — на улице Френчмен, но не на всём её протяжении, а только между улицей Ройял и авеню Эспланейд, в квартале Faubourg Marigny. Сейчас это читается «Фоуберг Мэрини», хотя по-французски правильно было бы «Фобур Мариньи» — ну так и город давно уже не «Нувель-Орлеан», а «Ну-Оуллинз»! В наши дни именно этот небольшой квартал — средоточие музыкальной культуры города. Здесь находятся несколько лучших джазовых клубов, ориентированных как на современный джаз — прежде всего Snug Harbor Jazz Bistro — так и на традиционные нью-орлеанские стили, прежде всего «Пятнистый кот», The Spotted Cat.

В клубе Spotted Cat
В клубе Spotted Cat

Делегация российского Центра исследования джаза целый вечер ходила по улице Френчмен из клуба в клуб. В некоторые места мы только заглядывали: там звучали фанк, блюз-рок, соул и другие ветви афроамериканской популярной культуры. Там, где звучал джаз, мы оставались на несколько номеров — причём кое-где звучал современный мэйнстрим, а в других местах — традиционный нью-орлеанский джаз: где-то туристический, то есть до предела упрощённый, а где-то — как в «Пятнистом коте» — очень изощрённый, виртуозный и живой. В целом мы убедились, что играть здесь умеют, и умеют хорошо. Нет, развитие музыки происходит где-то в других местах, но здесь просто очень надёжно сохраняют традицию. Здесь она живая.

Молодёжный самодеятельный духовой оркестр из квартала Тремэ играет на улице Френчмен
Молодёжный самодеятельный духовой оркестр из квартала Тремэ играет на улице Френчмен

Впрочем, вернёмся к теме учреждений, которые сохраняют, изучают и пропагандируют историю джаза.

Hogan Jazz Archive

Исторически первым таким учреждением — не только в городе, но и вообще в США — был Нью-орлеанский джазовый архив им. Уильяма Рэнсома Хогана. Сейчас это подразделение Университета им. Тулейна (Tulane University), одного из старейших учебных заведений Юга США. Архив расположен на третьем этаже здания Джонс-Холл в кампусе университета и был создан в 1958 г. по инициативе тогдашнего декана исторического факультета университета, Уильяма Хогана, на деньги Фонда Форда. Первым куратором Архива был известный историк джаза Уильям Расселл, и первые семь лет существования архива ушли на создание и каталогизацию первоначальной коллекции.

В 1965 г. Архив переехал в университетскую библиотеку, и его новым куратором стал специалист по «устной истории» Ричард Аллен, остававшийся на своем посту два с половиной десятилетия. С 1958 г. и по начало 90-х сотрудниками Архива было записано несколько тысяч часов устных воспоминаний сотен ветеранов нью-орлеанского джаза, помнивших самые ранние этапы развития этой музыки в её колыбели — Нью-Орлеане. Так, например, самого известного уроженца Нового Орлеана — Луи Армстронга — с 1960 по 1971 г. интервьюировали для Архива 11 раз. Все эти записи (многие из которых полностью расшифрованы в текстовом виде) ныне составляют основу фонда Архива.

Здание университетской библиотеки, где находится Hogan Jazz Archive
Здание университетской библиотеки, где находится Hogan Jazz Archive

В 1974 г. умер основатель архива У.Р. Хоган, и Архиву было присвоено его имя. После ухода Ричарда Аллена на пенсию куратором Архива в январе 1989 г. стал музыкант и историк, сын известного джазового бэндлидера 1940-х гг. Брюс Бойд Рэйбёрн, который на тот момент уже 12 лет в том или ином качестве сотрудничал с исследовательским учреждением — сначала как волонтёр, затем как сотрудник. Рэйбёрн стоял во главе исследовательской деятельности Нью-орлеанского джазового архива 28 лет, до конца 2017 г. В 2006 он рассказывал в интервью автору этих строк, которое легло в основу главы об Архиве в моей книге «Индустрия джаза в Америке»:

— Много лет назад мы решили, что, вместо того, чтобы стать архивом всех направлений, всех периодов истории и всех регионов развития джаза, подобно Институту исследования джаза Университета Ратгерса в Нью-Джерси (который отлично справляется именно с такой функцией), мы должны сосредоточиться на истории развития музыки именно в Нью-Орлеане, но зато во всех её формах и жанрах, тем более, что они всё равно взаимосвязаны: ведь джаз всегда впитывает, как губка, всё, что происходит в смежных с ним видах музыкального искусства. Особенность Нью-Орлеана, его уникальная черта — в том, что джаз в этом городе всегда был не только и даже не столько формой искусства или отраслью музыкальной индустрии, но частью живой жизни населения города, частью нью-орлеанского образа жизни. Джаз — не только развлечение нью-орлеанцев; в определённых сообществах внутри городского населения это ещё и церемониальная, ритуальная музыка, которая звучит на праздниках, на похоронах, на церемониях открытия школ и закладки церквей. Именно это отличает джазовую культуру нашего города от того, чем джаз был и чем он стал в любом другом городе США и всего мира.

Lynn Abbott
Lynn Abbott

Летом 2019 российская делегация посетила Архив, где с нами встретился заместитель куратора Линн Абботт. При Рэйбёрне он был штатным архивистом учреждения. Нынешний куратор Архива, музыкальный журналист и ведущая винилового шоу на нью-орлеанской радиостанции WWOZ Мелисса Вебер, вступила в должность через месяц после нашего приезда, так что с ней мы, увы, не общались. Но Абботт, который работает в Архиве около трёх десятилетий, оказался исключительно компетентным собеседником и подробно рассказал об Архиве и принципах его работы.

Помещение для работы исследователей
Помещение для работы исследователей

Удивляться тут нечему: Линн Абботт — не только архивист, он ещё и известный исследователь. Его книги и научные статьи об афроамериканских корнях чисто американского фольклорного феномена рубежа XIX и XX столетий — так называемых «парикмахерских мужских вокальных ансамблей», barbershop male quartets — и их уникальной гармонической фактуре, известной как barbershop harmony, снискали широкое признание в культурологических и музыковедческих кругах.

Линн Абботт рассказывает о работе Архива
Линн Абботт рассказывает о работе Архива

А его книга «Подлинный блюз: выявление блюза в афроамериканском водевильном театре», написанная в соавторстве с Дагом Сероффом и посвящённая формированию блюзовой формы и эстетики внутри мирка популярной эстрады чёрного меньшинства в начале прошлого века, завоевала в 2018 г. почётное звание «Блюзовой книги года» от журнала «Живой блюз» и премию за лучшее исследование по афроамериканской музыке от Ассоциации коллекций звукозаписи.

Оригиналы записей «устной истории»
Оригиналы записей «устной истории»

Созданная на протяжении полувека коллекция из почти 3000 интервью «устной истории» нью-орлеанской музыкальной сцены и сейчас остаётся главным сокровищем Хогановского Архива. Линн Абботт показал нам только небольшую часть её оригиналов — магнитных лент, хранящихся в специальных несгораемых шкафах.

Но, как бы ни были ценны оригиналы, их гипотетическая утрата уже не приведёт к катастрофе: практически все интервью оцифрованы, а большая часть уже расшифрована в текстовые «транскрипты» (дословные расшифровки) или, чаще, конспекты (в которых опущены оговорки, технические замечания, повторы и т. п., но расшифрована вся содержательная часть интервью), доступные исследователям в рабочих помещениях Архива. Более того, значительная часть «устной истории» теперь доступна и онлайн: их можно слушать на сайте Университета Тулейна и читать их конспекты или транскрипты в формате pdf.

В Архиве им. Хогана
В Архиве им. Хогана

Но, конечно, фонды Архива Хогана не исчерпываются этими интервью — как бы ни было велико их значение для истории джаза.

Хранилище видеоматериалов
Хранилище видеоматериалов

В Архиве хранятся тысячи грампластинок, сотни видеокассет, огромное множество фотографий, нотных изданий (и рукописных партитур), подборки тематических вырезок из печатных изданий, рукописей.

Стеллажи с граммофонными пластинками на 78 об/мин
Стеллажи с граммофонными пластинками на 78 об/мин
Стеллажи с виниловыми долгоиграющими пластинками и альбомами дисков на 78 об/мин
Стеллажи с виниловыми долгоиграющими пластинками (33 об/мин) и альбомами дисков на 78 об/мин

В основной зоне для посетителей Архив хранит сотни справочных изданий: дискографий, энциклопедий, биографических изданий о джазовых музыкантов.

Стеллажи со справочной литературой
Стеллажи со справочной литературой

Кроме того, Архиву в разные годы были переданы личные коллекции и персональные архивы множества нью-орлеанских музыкантов и работников музыкальной индустрии. Все они размещены в хранилищах Архива в специальных ящиках, на которых указано происхождение материалов и их принадлежность к той или иной персональной коллекции.

Хранилище личных архивов и коллекций
Хранилище личных архивов и коллекций
Архив им. Хогана: зона работы с аудио- и видеоматериалами
Архив им. Хогана: зона работы с аудио- и видеоматериалами

В следующей части этого цикла публикаций мы завершим знакомство с тем, как поставлено дело сохранения истории джаза в городе, где он родился — Нью-Орлеане. Впереди у нас знакомство со средоточиями музыкальной жизни города — радиостанцией WWOZ и Фондом джаза и культурного наследия Нью-Орлеана, а также с Джазовой коллекцией Уильяма Расселла в Историческом архиве Нью-Орлеана, где собраны бесценные материалы по ранней истории джаза, и Джазовым фондом им. Джорджа Бака-младшего, который аккумулирует обширные звуковые каталоги девяти исторических джазовых лейблов.

Предыдущая статьяКниги о джазе. Аркадий Петров «Джазовые силуэты»
Следующая статьяГлавные альбомы-6. Пианист Алексей Подымкин о самых важных для себя джазовых пластинках
Родился в Москве в 1968. По образованию — журналист (МГУ им. Ломоносова). Работал на телевидении, вёл авторские программы на радио, играл в рок-группе на бас-гитаре, писал и публиковал фантастические романы, преподавал музыкальную журналистику в МГУ и историю джаза в РГГУ, выступает как ведущий джазовых концертов и фестивалей, читает лекции о музыке (джаз, блюз) и музыкальной индустрии. С 1998 г. — главный редактор интернет-портала «Джаз.Ру», с 2006 — главный редактор и издатель журнала «Джаз.Ру» (Москва). С 2011 также член совета АНО «Центр исследования джаза» (Ярославль). С 2019 преподаёт историю стилей музыкальной эстрады в московской Академии джаза. Публикуется как джазовый журналист в ряде российских изданий, а также в американской, японской и европейской джазовой прессе (DownBeat, Jazz Perspective, Jazz Forum, Jazz.Pt, Jazzthetik, Jazz Podium и др.). Научные публикации в сборниках: Россия, Китайская Народная Республика, Япония. Выпустил ряд книг о джазе и смежных жанрах: «Индустрия джаза в Америке» (автор, 2008, расширенное переиздание — 2013), «Великие люди джаза» (редактор-составитель и один из авторов: 2009, второе издание — 2012, третье — 2019), «Блюз. Введение в историю» (автор, 2010, переиздания 2014 и 2018) и «Российский джаз» (2013, редактор-составитель и один из авторов совместно с Анной Филипьевой). Редактор-составитель сборника работ основоположника российского джазоведения Леонида Переверзева («Приношение Эллингтону и другие тексты о джазе», 2011). Автор главы «Джаз в Восточной Европе» в учебнике «Откройте для себя джаз» (издательство Pearson, США, 2011) и раздела о джазе в СССР и России в сборнике «История европейского джаза» (издательство Equinox, Великобритания, 2018).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.