Александр Ростоцкий. Квартет «Москва»

Вернуться к оглавлению книги
Другие книги о джазе

Все началось с телефонного звонка из Волгограда. Мне позвонили друзья с предложением организовать несколько концертов, и я, радостный, взялся за дело. Первый, кому я позвонил, был Данила, затем Боря Савельев, а четвертым и самым главным должен был быть Андрей Товмасян. Репетировать договорились у Бори дома, там было все, что нужно: пианино, барабаны, плохой басовый усилитель. Я был администратором – басистом, а Данила – музыкальным руководителем. Был жаркий и душный июль, на душе – радость от предстоящего действа.
Нужно заметить, дорогой читатель, что мы довольно часто собирались у Бори, это был своего рода клуб-отдушина, куда приходили музыканты не только джазировать, но и говорить, а говорить было о чем, вы уж мне поверьте. В этой замечательной квартирке я познакомился и на всю жизнь подружился с Юрой Маркиным, Володей Данилиным, Игорем Бутманом, Сашей Родионовым и другими джазовыми актерами. Но вернемся к моим героям.
Когда мы собрались и начали репетировать в трио, позвонил Товмасян и попросил Борю приехать к нему и помочь привезти трубу. Я тогда только входил в джазовую среду и не придал никакого значения звонку, а надо было. Боря уехал и через час вернулся с трубой, она одиноко лежала в хозяйственной сетке с большими ячейками и была повешена на ручку входной двери. С этого момента и начался облом.
Еще через час позвонил Тавмося и сказал, что он не может приехать так сразу, потом перезвонил и сказал, что он вообще не приедет. У меня начался легкий шок, я задавал идиотские вопросы Боре и Даниле, но в ответ были полуулыбки и поднятые плечи. Только много позже я нашел ответы на многие вопросы.
Мы разъехались, договорившись встретится завтра. Но завтра и послезавтра мы не встретились, потому что Боря мрачно запил. Не выдержав всех предгастрольных трудностей и волнений, запил Данила. Я был в ужасе, гастроли под угрозой срыва, реклама вовсю идет по городу-герою Волгограду. Что бедному еврею делать, я не знал. С Данилой у меня была телефонная связь, а Боря нырнул глубоко.
Осталась всего неделя и нужно спасать положение, я пригласил Женю Пырченкова на барабаны и решил выводить Данилку из затруднения. Мы собирались у Данилы в Люберцах и репетировали, в перерывах хозяин варил мясо в скороварке, и мы обсуждали репертуар. Я заметил что у Жени тоже был интересный период, он то и дело мерил себе давление. Выпил кофе – померил, поспал с девушкой – опять замер. Очень неспешно мы продвигались как в программе, так и в выходе. Я периодически звонил в Волгоград, подбадривая устроителей. Купив билеты, замер в ожидании новых обломов. Первым на Казанском вокзале появился Данила, он был слегка бледен, немножко помят, но держался молодцом, несмотря на страшную жару. Жени не было и, когда осталось семь минут до отхода, он появился, в пиджаке и осенней кепке, потом он показал таблеточный припас на все случаи (кое-что пригодилось).
Без особых приключений мы приехали, и организаторы встретили нас очень радушно. Нас разместили в большом деревянном доме, где все уже было оборудовано. Немного передохнув, мы начали музицировать, в перерывах совершая набеги в сад за крупной черешней. В доме крутилось много народа: художники, поэты, конечно, девушки. Сережки, так звали наших менеджеров, сказали нам, что в их кругу свободные нравы и мы можем совершенно свободно и без обид выбрать девушку для немузыкального досуга. Я, как заядлый гастролер, утверждаю: такого сервиса не было нигде.
Концерты прошли с колоссальным успехом, народ был на рогах, и вообще был ажиотаж. По ночам были джемы с местными парнями, у нас брали интервью газетчики. Наш маленький коллектив вынес мне благодарность за организацию и проведение. В моем джазовом архиве много фотографий этой поездки, а ребята часто вспоминают те удивительно наполненные впечатлениями дни.

Господа! Делайте гастроли, будет о чем вспоминать.

<<<< предыдущий рассказ следующий рассказ >>>>