Александр Колигер: «Путёвку в джаз мне дали саксофон и оркестр башкирской глубинки»

0
Александр Колигер
Александр Колигер
реклама
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!

В 1988 году ему удалось открыть настоящий джаз-клуб. И не в столице, а на самой настоящей периферии — в Набережных Челнах. Градообразующий автогигант «КамАЗ» поддерживал, как мог, не только уровень жизни в регионе, но и культуру, а утопая в конце 90-х в пучине экономического кризиса, бросил спасательный круг своему детищу — клубу «Модус», которым руководил Александр Колигер, ныне — заслуженный артист Татарстана. О том, как развивались события до и после, рассказывает сам маэстро.

Александр Николаевич, поделитесь уникальным опытом создания клуба на заре частного предпринимательства. Как это вообще стало возможным ещё до 90-х?

— История долгая; если коротко — спасибо «КамАЗу» и его гендиректору Николаю Ивановичу Беху, а также такому скорбному происшествию, как пожар на заводе двигателей в 1993 году. Оно подкосило экономику предприятия и сделало меня бизнесменом поневоле. Пришлось в течение долгих лет играть джаз в собственном заведении.

Давайте совсем сначала: где вы впервые услышали джаз?

— В Башкирии, в городке под названием Октябрьский. Я там родился, вырос, затем учился в институте в Уфе, где уже тогда — в 70-х годах прошлого века — был очень сильный джаз. Во время студенчества в Уфимском авиационном институте в 1966-1968 годах я сотрудничал с джазовыми музыкантами как тенор-саксофонист. В частности, с тромбонистом Вячеславом Назаровым. Наше сотрудничество с ним переросло в крепкую дружбу.

Вячеслав Назаров, Александр Колигер (фото 1980-х гг.)
Вячеслав Назаров, Александр Колигер (фото 1980-х гг.)

Его не стало 24 года назад — в начале января 1996 года попал в автомобильную аварию под Денвером, в США, незадолго до этого, в октябре 1995-го, отыграв наш последний совместный концерт с Игорем Бутманом на сцене джаз-клуба «Модус». С тех пор 2 января для меня — чёрная дата.

 «Аллегро» в клубе «Модус», октябрь 1995: руководитель ансамбля клавишник и пианист Николай Левиновский, саксофонист Игорь Бутман, барабанщик Виктор Епанешников, тромбонист Вячеслав Назаров, Александр Колигер, басист Виктор Двоскин
«Аллегро» в клубе «Модус», октябрь 1995: руководитель ансамбля клавишник и пианист Николай Левиновский, саксофонист Игорь Бутман, барабанщик Виктор Епанешников, тромбонист Вячеслав Назаров, Александр Колигер, басист Виктор Двоскин

А семья, в которой родились, была музыкальная?

— Родители не были музыкантами, но мама прекрасно пела, а дед-венгр, от которого нам досталась фамилия, работал директором шпалорезного завода под Курганом, в рабочем поселке под названием Кособродск, а вечерами руководил ансамблем струнных инструментов, расписывая партии на всех! Это и есть мои музыкальные корни. Я в деда пошёл!

Как венграм жилось в СССР?

— Они были пленными. И все, человек двенадцать, приняли советскую власть, женились на русских. А потом, в 1937 году, их всех по очереди арестовали и расстреляли! Деда — последним. Моего отца в военные годы даже не взяли в армию — сын врага народа! — а послали на тяжёлые строительные работы в Башкирию. Папа всю жизнь проработал начальником гаража треста, мама — бухгалтером. Там же, в Октябрьском, в возрасте 15 лет я вступил в свой первый биг-бэнд, где мне вручили саксофон и преподали первые навыки игры на инструменте.

Но в музыкальной школе-то учились?

— Конечно. Я окончил музыкальную школу, училище, потом консерваторию. Партитуры умел и любил писать, поэтому вскоре сам возглавил биг-бэнд в Октябрьском. Наш оркестр принимал участие в фестивалях Стерлитамака, Уфы и Бугульмы. Пришла пора — и меня призвали в армию. Служил два года в Самаре, играл в ансамбле, руководил батальонным духовым оркестром, а в последний год службы возглавил клуб батальона, получив звание младшего сержанта. Вернулся в Октябрьский, в свой Дом техники имени Юрия Гагарина, поступил в местное музыкальное училище на теоретическое отделение. Параллельно — до 1975 года — руководил оркестром; играли в основном джазовую музыку. Казалось бы, куда ещё? — но тут пришел вызов с «КамАЗа», и началась новая страница моей джазовой феерии.

А Челны чем встретили?

— Это было очень интересное время: становление профессиональной джазовой музыки в отдельно взятом городе. В канун нового 1975 года биг-бэнд «Современник» представил жителям Набережных Челнов первую концертную программу. Вскоре мы уже участвовали в республиканском конкурсе в Казани, где получили бурю восторгов и комплиментов, а главное — безусловное признание со стороны маститых столичных композиторов и оркестрантов.

Оркестр п/у Валентина Бакланова на II джаз-фестивале на «КамАЗе»
Оркестр п/у Валентина Бакланова на II джаз-фестивале на «КамАЗе»

Чем же так привлекла корпоративная, как теперь говорят, культура? Ведь и в Башкирии вам было что терять.

— В первую очередь — трёхкомнатной квартирой (улыбается). Семье требовалось пространство. Руководство автогиганта решило мою жилищную проблему и предложило возглавить эстрадный оркестр в ДК «Энергетик». Коллектив оркестра принимал участие в концертах на заводах «КамАЗа», Елабуги, а также в многочисленных праздничных мероприятиях города. В этот период я заочно учился в Казанской государственной консерватории на теоретическом отделении, и в 1980 году успешно её окончил. В течение пяти лет наш оркестр аккомпанировал народному артисту РФ Ренату Ибрагимову.

Значит, «Камазу» вы пока принадлежали лишь косвенно.

— Пока да. Я преподавал в училище искусств города Набережные Челны и собрал с коллегами-педагогами джазовое трио: Александр Колигер — рояль, саксофон-тенор; Валентин Бакланов — ударные, Тагир Мухутдинов — контрабас. Вот там-то, в зале училища, нас и заметили представители дирекции «КамАЗа», после чего у меня состоялась встреча с Николаем Бехом — генеральным директором завода. Речь шла о создании оркестра на базе автогиганта.

Переговоры увенчались успехом?

— Более чем: вскоре мы собрали крепкий профессиональный коллектив. В его составе играли лучшие музыканты Казани, Ижевска и других городов. В 1988 году появился джаз-клуб «Модус». И с появлением клуба — настоящего: со сценой, залом, кафе — городская музыкальная жизнь преобразилась. В «Модус» начали залетать артисты и музыканты такого уровня, что мне и присниться не могло. К нам ехали выступать из США, Дании, Англии, Австрии, Германии, Швеции, Новой Зеландии…

В клубе «Модус»: ижевский гитарист Виктор Протодьяконов, британский саксофонист/кларнетист Билл Скит и молодой бас-гитарист из Набережных Челнов — ныне один из опытнейших контрабасистов российской джазовой сцены Сергей Хутас. Середина 1990-х
В клубе «Модус»: ижевский гитарист Виктор Протодьяконов, британский саксофонист/кларнетист Билл Скит и молодой бас-гитарист из Набережных Челнов — ныне один из опытнейших контрабасистов российской джазовой сцены Сергей Хутас. Середина 1990-х

И не только поющие и играющие джаз: творческие вечера проводили писатели, художники, артисты театра и кино, крупнейшие джазовые обозреватели и критики, политики. звёзды джаза России и СНГ. Именно на нашей сцене начали свой творческий путь известные и проживающие ныне в Москве, Набережных Челнах и Ростове-на-Дону успешные джазовые музыканты: Сергей Хутас (контрабас), Евгения Глейберман (вокал), Олег Лужецкий (ударные), Елена Цой (вокал), Денис Кудрявцев (саксофон) и Анастасия Бондарь (вокал).

А совсем молодых не старались вовлечь в джазовое пространство?

— А как же! Практически сразу после открытия клуба в его стенах родился уникальный детский коллектив Jazz Boys: Николай Колигер (рояль), Сергей Богдан (кларнет), Костя Хараджиев (ударные) трудились как взрослые под руководством вашего покорного слуги. Ансамбль получил дипломы фестивалей в Ростове-на-Дону и Сочи. Кульминацией выступлений детского коллектива стали гастроли в Германии, где ребята дали целых 9 концертов!

Но в 1993 году наступили тяжёлые времена, вызванные пожаром на камазовском заводе двигателей.

Александр Колигер, певица Ирина Томаева и участники трио самарского пианиста Григория Файна: барабанщик Дмитрий Власенко и контрабасист Николай Мачкасов (между Файном и Мачкасовым стоит Елена Колигер, супруга и соратник Александра)
Александр Колигер, певица Ирина Томаева и участники трио самарского пианиста Григория Файна: барабанщик Дмитрий Власенко и контрабасист Николай Мачкасов (между Файном и Мачкасовым стоит вокалистка Евгения Глейберман)

Как это отразилось на тысячах горожан-сотрудников предприятия: можете вспомнить ощущения тех дней, месяцев?

— Конечно, помню как сейчас: такое не забывается! Производство встало. Не платили никому, особенно музыкантам, числящимся на балансе «КамАЗа». Пришлось выживать, и перво-наперво — выкупать клуб.

С боями?

— Нет, что вы: палок в колеса никто не ставил, наоборот — Бех сам подписал соответствующее разрешение. Но выкупать пришлось по-настоящему, отнюдь не за символические деньги.

В клубе «Модус»: солисты Лилия Низаева (вокал), Александр Фишер (труба), Александр Колигер (саксофон)
В клубе «Модус»: солисты Лилия Низаева (вокал), Александр Фишер (труба), Александр Колигер (саксофон)

Каким вы видели в мечтах собственный клуб?

— Местом силы, отдушиной для местных и приезжих людей, любящих качественную музыку. Принимающим звёзд джаза. У нас в клубе играли все: Вячеслав Назаров, Юрий Парфенов, Виктор Епанешников, Лев Кушнир, Александр Ростоцкий, Анна Бутурлина, Ирина Родилес, Александр Симановский, Николай Панов, Игорь Бутман, Евгений Рябой, Вадим Ахметгареев, Арзу Гусейнов, Михаил Моисеевич и Яков Окуни, Анатолий Кролл, Алексей Кузнецов, Володя Данилин, Давид Голощекин, Андрей Кондаков, Григорий Файн, Даниил Крамер, Сергей Манукян, Игорь Михайлович Бриль, Серёжа Гурбелошвили, Герман Лукьянов, биг-бэнды Лундстрема и Игоря Бутмана, Анатолия Василевского из Казани и многие другие. Из зарубежных гостей хочу отметить таких звезд, как Фил Абрахам, Тим Ходжкинсон, Пол Болленбэк, Деннис Роуланд, певица Дебора Браун, Кевин Махогани, Билл Скит, Напуа Девой и многие другие. Актеры, приезжающие на гастроли в Набережные Челны, после спектаклей коротали у нас вечера: великолепный Гафт, очаровательная Ирина Алфёрова со Львом Дуровым — все приходили отвести душу и вкусно поесть в нашем ресторанчике.

Оркестр п/у Анатолия Василевского на фестивале к 10-летию клуба «Модус» (1997)
Оркестр п/у Анатолия Василевского на фестивале к 10-летию клуба «Модус» (1997)

Ничего себе! А дальше?

— Так мы прожили почти двадцать лет — с 1987 по 2005 годы, а потом в провинции всё явственнее стало ощущаться приближение большого кризиса. Нас стали душить налогами, коммунальными поборами, и я понял: это конец. Продал клуб, квартиру и переехал в Москву. Соседом по поселку Внуково был мой друг, трубач из известного ансамбля Алексея Козлова «Арсенал» Евгений Пан. Жили и играли там, а спустя еще несколько лет я переехал с семьей в Сочи.

И как вам теперь дышится?

— Доктора оказались правы: здесь рай. Здесь у меня частный дом и небольшой семейный отель. Иногда сам играю на саксе под звездами — на террасе с видом на море. Концертная деятельность, конечно, в прошлом, но я поддерживаю форму, у меня всегда готова программа для внезапных выступлений в санаториях Черноморского побережья и на других площадках. Ну, а как без охоты и сбора грибов? Поневоле стал и садоводом-любителем: на участке более 12 видов экзотических плодовых деревьев. В свободное время общаюсь с друзьями-музыкантами. Любимая жена рядом со мной уже 32 года. Везде, где мы бросали якорь, она не только согревала семейный очаг, но и продвигала наш небольшой семейный бизнес, хотя по основному своему образованию — скрипачка, также закончила Казанскую консерваторию. Со мной всегда мои любимые дети — дочери Инна и Юлия, сын Николай и два замечательных внука Виктор и Саша Колигер, а еще — собака Дуся, английский бигль. В общем, я счастлив, а что ещё нужно?

Александр Колигер
Александр Колигер
реклама на джаз.ру

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.