Люди джаза. Фотограф и джазовый энтузиаст Анисим Соркин: к восемьдесят пятому дню рождения

0
Анисим Соркин
Анисим Соркин
реклама
джаз клуб эссе возобновляет концерты!
джаз клуб эссе возобновляет концерты!
джаз клуб эссе возобновляет концерты!
джаз клуб эссе возобновляет концерты!

Анатолий Журин
специально для «Джаз.Ру»

О джазе он знает всё — ну, почти всё: наверное, в мире нет человека, который бы мог похвастаться исчерпывающими знаниями о джазе. Но Анисим Соркин хотел узнать как можно больше об этом удивительном, неповторимом, захватывающем виде музыкального искусства с самого детства. Регтайм, диксиленд, драйв, свинг, синкопа — для Анисима сегодня всё это отнюдь не просто набор мудрёных слов из азбуки для начинающих увлекаться джазом. Это радость испытывать необъяснимое наслаждение от обаяния блюзового ритма. И сегодня, когда пройдена большая часть жизни, он не может усидеть спокойно, в тысячный раз восхищаясь композициями Чарли Паркера, Дюка Эллингтона или Луиса Примы — и вновь открывая для себя в них новое. Такова волшебная сила джаза. Это сегодня. А в начале…

реклама на джаз.ру - продолжаем читать текст после рекламы
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки

Скорее всего, началом увлечения джазом для Анисима послужил концерт джаз-оркестра Леонида Утёсова, на который 10-летнему мальчишке разными окольными путями довелось попасть в 1945 году. Восторг от того выступления вскоре перерос в стойкое увлечение, захватившее его на всю жизнь. Последовали бесконечные просмотры американского фильма «Серенада Солнечной долины», который попал в советский прокат в недолгие годы союзничества СССР и США. А когда Анисим стал студентом Харьковского инженерно-строительного института, он, как и многие в то время его сверстники, по вечерам жадно ловил сквозь жутко мешающую «глушилку» неподражаемого Уиллиса Коновера, возвещавшего начало передачи словами «Time for Jazz» — «Время джаза». Для советских людей, влюбленных в джаз, программа Коновера на запретном для них «Голосе Америки» стала своеобразным окном в эту тысячу раз руганную, но такую манящую и недосягаемую страну. Поклонники Коновера ежевечерне настраивались на этот бархатистый баритон, передача собирала у радиоприемников по всему миру миллионы слушателей.

Леонид Утёсов (фото © Анисим Соркин, 1981)
Леонид Утёсов (фото © Анисим Соркин, 1981)

Вообще, Анисим Соркин — человек, которого интересует всё. И хотя главным делом всей его жизни уже шесть десятилетий является фотография, как выяснилось, она стала для него в первую очередь способом лучше рассмотреть мир. И, конечно, рассказать об увиденном и запечатленном как можно большему числу людей. Может, потому и в свои уже далеко не юные годы он не растерял того, чем всегда ценен истинный журналист — удивляться и удивлять других. Он всегда желанный автор многих изданий и остаётся востребованным не только потому, что объектив его камеры умеет подсмотреть самое интересное. Его фото — не просто случайно схваченные лица или события. Он обладает редкой для профессии фотожурналиста способностью запечатлеть для истории главное мгновение в жизни личности либо события. В этом нетрудно убедиться, ведь в качестве журналиста он побывал почти в двух десятках стран. Его фото, запечатлевшие важнейшие события политической, культурной, спортивной жизни, не однажды были востребованы ведущими советскими, российскими и зарубежными СМИ.

Портрет Юрия Саульского (фото © Анисим Соркин, 1990-е)
Портрет Юрия Саульского (фото © Анисим Соркин, 1990-е)

Среди тем, поднятых журналистом Анисимом Соркиным, особое место занимает музыкальное искусство — точнее, джаз, которому он предан всей душой. Он всегда объяснял своё увлечение, цитируя своего земляка, замечательного украинского актера Богдана Ступку: «Вся наша жизнь — сплошная импровизация, а значит, вся наша жизнь — это джаз». И этому есть объяснение. Анисим родился, рос и учился в Харькове — городе, знаменитом не только производством велосипедов, фотоаппаратов, тракторов и самолётов. Слобожанщина заслуженно гордится своими знаменитыми, ещё дореволюционными музыкантами — композитором Николаем Лысенко, певцами Иваном Алчевским и Семёном Гулак-Артемовским (он же автор оперы «Запорожец за Дунаем»), здесь оттачивала свое певческое мастерство плеяда мастеров вокала ХХ века — народные артисты СССР Марк Рейзен и Иван Козловский, Евгения Мирошниченко и Николай Манойло.

Moscow Band тромбониста Владимира Лебедева перед клубом Nostalgie на Чистопрудном бульваре, вторая половина 1990-х
Moscow Band тромбониста Владимира Лебедева перед клубом Nostalgie на Чистопрудном бульваре, вторая половина 1990-х

Отсюда начинался творческий путь к общепризнанной славе композиторов Исаака Дунаевского и Леонида Десятникова, пианиста Владимира Крайнева, мастеров эстрады Людмилы Гурченко, Георгия Мовсесяна, Вадима Мулермана, Клавдии Шульженко, Марка Бернеса. А чего стоят имена таких джазовых музыкантов, как популярнейшие в Харькове Александр Литвинов, Анатолий Слатин, как Владимир Михайлов, композитор и главный дирижёр цирковых оркестров в Харькове, Запорожье, Днепропетровске, в Московском цирке на Цветном бульваре и на проспекте Вернадского, Государственного эстрадного оркестра Грузии «Рэро». А мировые звёзды — джазовые пианисты Даниил Крамер и Леонид Чижик!

Уличный диксиленд Владимира Титова перед зданием Театра им. Ермоловой в Москве, начало 1990-х (фото © Анисим Соркин)
Уличный диксиленд Владимира Титова перед зданием Театра им. Ермоловой в Москве, начало 1990-х (фото © Анисим Соркин)

Словом, не приходится удивляться, почему привыкший быть в самом центре важных творческих событий инженер-строитель всю оставшуюся жизнь отдал фотокамере и так увлёкся музыкальным искусством, отдав пальму первенства, естественно, джазу. А вот как молодого специалиста не уволили с работы, когда он не однажды срывался под разными предлогами то в Одессу на съемки фильма «Полосатый рейс», то в Москву на концерты кумиров Бенни Гудмана или Дейва Брубека — в этом случае объяснение одно: значит, ценили. Он ведь и профессию строителя освоил на отлично.

Пианист Игорь Бриль, 1990-е (фото © Анисим Соркин)
Пианист Игорь Бриль, 1990-е (фото © Анисим Соркин)

Всё же сегодня стоит лишь поражаться терпению его супруги Татьяны, которая давно перестала возмущаться тем, что их квартира в Бонне уже давно превратилась в музей. А как ещё назвать жилое помещение, стены которого увешаны визитками и портретами знаменитостей, с которыми хозяин лично общался, будучи аккредитован на множестве важных общественных, музыкальных и спортивных мероприятий! Здесь и Аркадий Райкин, и Марис Лиепа, и Клавдия Шульженко, и Иван Козловский, и Евгений Евтушенко, и мало ли ещё кто из известных людей. Кстати, многие из фоторабот Соркина с большим успехом экспонировались на выставках в Берлине, Кёльне, Тель-Авиве, Праге и других городах мира.

Олег Лундстрем в концертном зале Центрального Дома художников, середина 1990-х (фото © Анисим Соркин)
Олег Лундстрем в концертном зале Центрального Дома художников, середина 1990-х (фото © Анисим Соркин)

Но и это ещё не всё, что терпит верная и надежная спутница жизни: в доме повернуться негде, если учесть скопление огромной коллекции из 1500 долгоиграющих пластинок с записями классики, эстрады и — куда же от него деться — джаза. А еще 300 СD, где представлена вся антология американского джаза 20-50-х годов прошлого столетия.

Думаете теперь уже всё? Ошибаетесь. Мало того, что в доме Соркиных вы подивитесь ещё и коллекции раритетов начала и середины прошлого века — патефонов, так он ещё и очень давно увлёкся коллекционированием галстуков, число которых уже, наверное, перевалило за тысячу.

Легендарный советский джазовый барабанщик Борис Матвеев на сцене Центрального Дома работников искусств, середина 1990-х (фото © Анисим Соркин)
Легендарный советский джазовый барабанщик Борис Матвеев на сцене Центрального Дома работников искусств, середина 1990-х (фото © Анисим Соркин)

Мы часто созваниваемся с Анисимом. Говорим: я из Москвы, он — из Бонна, куда переехал 20 лет назад. Поговорить не всегда толком удаётся. Вот и на этот раз мешала громкая музыка из его квартиры. Звучала «Chattanooga Choo Choo» с неподражаемым саксофонистом Тэксом Бенеке из «Серенады Солнечной долины». Я понял, что Алика (я его всегда так называю) отвлекать нельзя: утром он не устаёт заниматься гимнастикой. И конечно, только под джазовые ритмы. А ведь 27 сентября 2020 Анисиму Соркину исполнилось 85. Нет, что ни говорите, а если человек заболел джазом, то это надолго. Нет, навсегда!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.