Игорь Бутман и Роман Христюк рассказывают о форуме «Джаз поверх границ»: что было, что будет

0
Игорь Бутман, Роман Христюк
Игорь Бутман, Роман Христюк
реклама
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!

В начале февраля основатель и президент ежегодного форума-фестиваля Jazz Across Borders («Джаз поверх границ») Игорь Бутман (ИБ) и исполнительный директор форума Роман Христюк (РХ) рассказали главному редактору «Джаз.Ру» Кириллу Мошкову (КМ) об итогах Jazz Across Borders-2020, который состоялся в ноябре 2020 в режиме онлайн, и о том, каковы перспективы на проведение пятого по счёту форума в очном режиме в Санкт-Петербурге в ноябре 2021.

КМ: В минувшем году судьба всем нам сурово выкрутила руки и сказала, что если не так, то никак; поэтому форум Jazz Across Borders прошёл в онлайн-режиме. Я понимаю, что миновало уже три месяца, и острота ощущений отодвинулась. Но каковы общие впечатления? Полезное ли получилось мероприятие — в том формате, в каком оно прошло?

реклама на джаз.ру - продолжаем читать текст после рекламы
ДМИТРИЙ НОСКОВ FRANK SINATRA TRIBUTE
ДМИТРИЙ НОСКОВ FRANK SINATRA TRIBUTE
ДМИТРИЙ НОСКОВ FRANK SINATRA TRIBUTE
ДМИТРИЙ НОСКОВ FRANK SINATRA TRIBUTE

ИБ: Самое главное, что оно прошло. Самое главное, что был интерес. Главное, что откликнулись наши эксперты и наши друзья — замечательные музыканты, прошли мастер-классы, прошли встречи, дискуссии, выступления. И нам нельзя останавливаться. Потому что нас… ну не пытаются остановить, но, во всяком случае, гораздо легче ничего не делать, чем что-то делать, поэтому все наши цели, может быть, конечно, не достигнуты, но то, что мы это провели, то, что всё получилось хорошее у нас — конечно, это по-другому нельзя было сделать. И получилось очень хорошо. Конечно, главная заслуга в этом команды Романа Марковича, который в этом плане становится просто… ты правильно написал про него, что он супер-международного уровня продюсер и директор.

Кирилл Мошков в соцсетях, 28 декабря 2020:

…В российской джазовой индустрии исподволь вырос продюсер мирового уровня. Форум Jazz Across Borders, официальное празднование Международного Дня джаза 2018 года в Санкт-Петербурге, участие российской джазовой индустрии в ежегодной выставке-ярмарке Jazzahead! в Бремене, десяток ежегодных фестивалей Igor Butman Music Group по всей России — всё это Роман Христюк…

Это абсолютно правильные слова, это очень радостно, что мы вместе это делаем всей командой. Так что я считаю, что всё очень удачно прошло. Не так удачно, как если бы это было как обычно, конечно. Но это было нужно, и это было сделано очень хорошо.

Роман Христюк и Игорь Бутман открывают онлайн-версию форума, 13 ноября 2020
Роман Христюк и Игорь Бутман открывают онлайн-версию форума, 13 ноября 2020

КМ: Тогда вопрос к Роману. На таком мероприятии в онлайн-формате, конечно, очень важна роль ведущего, и так получилось что ведущим первого (и я надеюсь, что единственного) онлайн-форума Jazz Across Borders стал именно Роман Христюк, а не какой-то там наёмный шоумен, как это могло бы случиться. Каким был этот опыт ведения большого двухдневного мероприятия, заставило ли это как-то по-новому взглянуть на устройство самого форума?

РХ: Спасибо большое за такие тёплые слова и доверие. Мне кажется, это вообще такая наша общая заслуга — то, что это форум прошёл. Что касается опыта работы ведущим — мне, допустим, это дало возможность посмотреть весь форум Jazz Across Borders целиком. Потому что обычно я лишён этой возможности. Обычно мы составляем программу, потом всё обсуждаем, проводим мероприятия. Я думаю: вот сейчас мы отдохнём, и я потом все видеозаписи отсмотрю — интересно, как там и что. Но обычно я успеваю посмотреть только 20%, дай Бог, от всего контента. А здесь я был постоянно включён, и это было здорово. Прекрасно видишь все результаты своей работы. И есть больше возможностей сделать каких-то практических выводов: что лучше с точки зрения контента, что действительно удалось.

КМ: Тогда логически подходим к вопросу: а что, собственно, удалось? Что было наиболее удачным? Это вопрос к обоим.

ИБ: Для меня — то, что мы провели панель или беседу с Уинтоном Марсалисом. Для нас очень важно иметь в союзниках такого авторитетного, замечательного музыканта, человека и друга. Мы обсуждаем — и мы понимаем, что джазовое сообщество… я всегда считал, что оно гораздо больше, что оно гораздо важнее, чем это есть на самом деле. Если б я знал раньше, может, я не стал бы заниматься джазом (смеётся). Я просто думал, что клуб Village Vanguard — это где-то как Carnegie Hall. Оказалось, не совсем так…

Игорь Бутман и Уинтон Марсалис во время публичной дискуссии «Джаз в эпоху перемен» в ходе онлайн-версии форума «Джаз поверх границ», ноябрь 2020
Игорь Бутман и Уинтон Марсалис во время публичной дискуссии «Джаз в эпоху перемен» в ходе онлайн-версии форума «Джаз поверх границ», ноябрь 2020

КМ: 127 мест. (В нью-йоркском клубе «Вилледж Вангард», одном из важнейших джаз-клубов в мире, действительно всего 127 мест, а в Карнеги-Холле, самом престижном академическом зале Нью-Йорка, на открытии которого дирижировал П.И. Чайковский — 3671. — Ред.)

ИБ: Да, понимаешь? То же самое со всеми другими клубами: где-то больше, где-то меньше. Отношение к музыкантам и к самой музыке не только в Советском Союзе было не такое уж радужное. Особенно когда появились боперы и так далее, я уж не говорю об авангардистах. Поэтому не случайно, допустим, музыканты для того, чтобы добиться большей популярности, стали связывать джаз с роком и с другими видами более популярных искусств. Поэтому мы, на сегодняшний момент, понимая и любя эту музыку, не принимая себя без неё, всё же понимаем, что надо что-то делать. Во-первых, для самих себя, для российского джазового сообщества — оно должно разрастаться, потому что нам это важно. Мы должны, понимая, что музыка замечательная, что в ней много скрытых ценностей, мы должны её показывать и открывать.

И с помощью вот такого форума с привлечением и СМИ, а теперь и интернета, зарубежных исполнителей, авторитетных, не авторитетных, молодёжи — мы расширяем аудиторию как свою, так и всего джазового сообщества. Мы пропагандируем джазовую музыку, джазовое искусство во всех его проявлениях. И мы считаем, что добиваемся в этом успеха, зарабатываем авторитет для российского джаза: люди видят, как наши музыканты играют.

И ещё одна идея: ещё когда я жил в Америке, я понял, что некоторые джазмены, с которыми я работал в России, находятся ну абсолютно на высочайшем мировом уровне. Но об этом мы не знаем! Причём не только известные мастера, но и не такие известные, но тоже мастера… И когда я стал делать Независимый джазовый фестиваль (Центральный Дом художника, 1997; Концертный зал им. Чайковского, 1998. — Ред.), то мне хотелось соединить как раз именно американских музыкантов с нашими. Американцы, конечно, имея свой огромный опыт и багаж, подняли бы уровень признания наших собственных музыкантов на тот, на котором они реально есть. И мы бы это прочувствовали, и дали бы стимул музыкантам расти.

Не все это поняли, кстати. Не все оценили, даже в 1997 году. Но это неважно. Это должно было быть — кому-то понравилось, кому-то не понравилось. Но мы продолжаем это дело. Мы соединяем, мы создаем новые точки соприкосновения с зарубежной музыкой. Сейчас знаете, какие интересные проекты есть у зарубежных музыкантов вместе с нашими артистами? Идут изменения в хорошем смысле, это видно невооружённым глазом: выступают артисты, играют, джаз-клубы открываются, молодёжь поднимается. Например, Даниил Крамер делает YouTube-концерты. Я вообще там никого не знаю — а играют очень прилично, очень хорошо играют. Может быть, не супер-оригинально (молодёжь, какое там «оригинально»), но они играют! В моё время так никто не играл — даже, может быть, и я. Где-то, может быть, рядом, но не так. Барабанщики хорошие, басисты, пианисты — и это тоже хорошая тенденция, и мы должны тоже как бы быть рядом.

Для международной аудитории особый вес придавало участие в онлайн-программе звёзд из США
Для международной аудитории особый вес придавало участие в онлайн-программе звёзд из США

КМ: Роман, возвращаясь к позитивному опыту Jazz Across Borders — что больше всего запомнилось? Может быть, что-то есть такое, что именно после онлайн Jazz Across Borders, может быть, имеет смысл сохранить и в оффлайн-режиме, когда всё вернётся более-менее к норме?

РХ: Мне кажется, удалось вообще многое. Во-первых, конечно, все говорят о том, что такие самые highight‘ы, самые яркие моменты форума — это и паблик-ток (публичная беседа. — Ред.) Игоря Михайловича с Уинстоном Эллисовичем (смеются), мастер-класс Роберта Гласпера, мастер-класс Дайан Ривз. Вообще нужно понимать, что при всех тех связях, которыми мы обладаем, при всей поддержке, очень сложно согласовать график гастролей этих артистов с нашим графиком. Всегда, конечно же, хотелось бы Уинтона позвать на JAB, чтобы он приехал, открыл, со всеми пообщался — но, на самом деле, нам пандемия дала возможность пригласить этих людей, дала возможность нашей аудитории задать вопросы, пообщаться с ними. Я наблюдал за студентами, которые принимали участие в мастер-классе Дайан Ривз. Мне казалось, они там все сейчас в обморок грохнутся — ну, действительно, большая ответственность. А человек с ними просто занимается, в таком нормальном рядовом режиме! Поэтому, конечно, мы будем стараться уровень спикеров наращивать, и наращивать, и наращивать, насколько это будут позволять возможности и графики.

Дайан Ривз занимается с российскими студентами
Дайан Ривз занимается с российскими студентами

Конечно, все отмечают то, что очень удачный был формат публичного прослушивания новых альбомов — это самая плотная сессия была, которую Кирилл Мошков модерировал с большим успехом, где эксперты со всего мира слушали треки российских музыкантов и затем обсуждали. Это практически было такое, на самом деле, ток-шоу в хорошем смысле, когда люди имеют возможность быстро получить какую-то оценку, на что-то ориентироваться, может, даже использовать эти цитаты для своего продвижения, как-то выстроить общение с этими же журналистами потом: сказать «вы же слышали альбом, столько слов приятных сказали, большое спасибо». Вот этот формат хотели бы сохранить.

Listening Session — публичное онлайн-прослушивание и обсуждение новых российских жэазовых альбомов. Модератор Кирилл Мошков («Джаз.Ру») и эксперты: ведущая нью-йоркской джазовой радиостанции WBGO Шейла Андерсон, обозреватель журналов DownBeat и Jazz Times Аллен Моррисон, музыкальный обозреватель Издательского дома «Коммерсантъ» Борис Барабанов, заместитель главного редактора польского журнала Jazz Forum Марек Романьский
Listening Session — публичное онлайн-прослушивание и обсуждение новых российских жэазовых альбомов. Модератор Кирилл Мошков («Джаз.Ру») и эксперты: ведущая нью-йоркской джазовой радиостанции WBGO Шейла Андерсон, обозреватель журналов DownBeat и Jazz Times Аллен Моррисон, музыкальный обозреватель Издательского дома «Коммерсантъ» Борис Барабанов, заместитель главного редактора польского журнала Jazz Forum Марек Романьский

Конечно, хотелось бы, чтобы Jazz Across Borders продолжал существовать как объединяющая платформа, потому что я верю в силу сообщества, и эта сила даёт о себе знать. И на самом деле, JAB как глоток свежего воздуха даже во время пандемии, потому что ничего же практически не происходит. Ну хорошо, все смотрят онлайн-концерты; какие-то отдельные джазовые сообщества выкладывают какие-то выступления каких-то спикеров. А так, чтобы это было концентрированно, чтобы это можно было вместе обсудить, в чате пообщаться со своими товарищами, задать вопросы спикерам, ну, в общем, взбодриться — таких форматов не было в 2020 году. Поэтому все отмечают, что получилось всех приободрить.

В результате мы видим какие-то новые движения: смотрим, коллеги из Екатеринбурга — клуб EverJazz — выиграли президентский грант на проведение мероприятия, а значит, та панельная дискуссия, на которой Игорь Михайлович, кстати говоря, настаивал, когда мы собрали представителей Министерства культуры, Фонда президентских грантов и Фонда Потанина и они немножко приоткрыли карты, описали схемы подачи заявок… Это же всё понятно, всё прозрачно, но почему-то для многих остаётся загадкой. На панельной дискуссии они буквально всё разжевали, и мы видим, что это приносит плоды, то есть Jazz Across Borders продолжает развивать джазовое сообщество и помогает нам всем становиться лучше.

КМ: Сейчас вступаем на шаткую платформу попытки предсказания будущего. Есть ощущение, что мы сможем вернуться к персональным, личным встречам в начале ноября 2021 года?

ИБ: Очень надеемся. Ну сейчас, как вы знаете, вакцинация проходит по всему миру, но сейчас есть и тенденция на снижение заболеваемости в России, в Москве. Поэтому мы надеемся, что это приведёт к хорошим результатам с точки зрения здоровья и, конечно, будем делать встречу. Мы надеемся провести ещё юбилей 27 октября (Игорю Бутману исполнится 60. — Ред.), планы грандиозные. Так что очень надеемся. Верим, молимся, просим, работаем — в общем, делаем всё-всё-всё по схеме, но надеемся, что всё-таки вакцинация будет идти, а кто-то и переболеет, конечно. Как ты сам знаешь — мы с тобой переболевшие, понимаем всю тяжесть этого непредсказуемого вируса, но надеемся, что всё пройдёт нормально, и мы сделаем Jazz Across Borders. Но мы можем оставить некоторые части и в онлайне, или обязательно транслировать и подключать в онлайне людей к дискуссиям, потому что всё-таки это ещё больше даёт нам аудитории, много новых специалистов и экспертов, музыкантов, людей из индустрии.

Мы и сами не знали, как всё устроено. Мы сами приходили в министерство культуры, говорили с министром культуры. Ну хорошо, у нас есть такая возможность. Но я сам для себя, в какие-то там свои годы, обнаружил, что есть какие-то президентские гранты, есть ещё такие гранты, сякие гранты, и как на них подавать, как это работает. Никто же за нас на грант не подаст, министерство культуры же не будет же каждый раз ходить: Игорь Михайлович, а какие у вас проекты? Мы хотим вам дать денег! Точно так же они не будут ходить к кому угодно. Но есть гранты! Есть возможность их получения: посмотри, изучи… Мы эту информацию узнали, и мы сразу захотели ей поделиться. Потому что все гранты нам, к сожалению, не дадут (смеётся), но пусть дадут творческим людям, которым это необходимо… А на следующий год у нас будет ещё какая-нибудь интересная информация. Надо специального человека сажать, чтобы он отслеживал все возможности для творческих людей, читал «Российскую газету» (в которой публикуются извещения о начале приёма заявок на гранты. — Ред.), знал все постановления, все гранты, все деньги, которые выделяются на то, на то, на то, на то… Но это жизнь. Это не хорошо и не плохо. Некоторые осуждают: мол, государство нам денег не даёт, не поддерживает. Оказывается, поддерживает: просто надо купить лотерейный билет, как в том анекдоте.

РХ: Тут еще такой важный момент есть, мне кажется. Когда приходит много заявок из джазовой сферы и на президентские гранты, и на фонд Потанина, и в Министерство культуры, и в региональные органы исполнительной власти, в министерства культуры республик, краёв, областей — это сразу притягивает внимание, все понимают, что джазовое сообщество…

ВМЕСТЕ: …это не один человек!

РХ: …и сразу есть реакция: так, у нас не только академическая музыка, не только народная музыка, не только балет, а тут.. смотрите, сколько у нас джазменов! И тут подают заявки, и там подают, и лезут со всех сторон, невозможно просто уже.

ИБ: Ну, это не значит, что их надо отбросить, это значит, их надо поддержать.

Игорь Бутман, Роман Христюк, Кирилл Мошков
Игорь Бутман, Роман Христюк, Кирилл Мошков

КМ: У меня есть ещё вот какая мысль. То, что мы уже несколько лет обсуждали, начиная с начала 2010-х: нам необходима некая техническая единица по аналогии с джазовыми федерациями, джазовыми ассоциациями, которые есть в европейских странах, где игроки нашего крошечного музыкального рынка, в его именно джазовом сегменте самообъединяются — как мы всё-таки нашли силы самообъединиться для того, чтобы представить страну всем вместе на Jazzahead! в Бремене. И это прекрасно cработало — все, кто там побывал, добились каких-то результатов. Может быть, не непосредственно, не сразу, не в первый же год, но, по крайней мере, у всех изменилась перспектива, все увидели себя не только в контексте российской музыкальной индустрии, которая, конечно, достаточно объёмная; но также и в контексте европейской и шире — мировой музыкальной индустрии. Может быть, нам всё-таки пора задуматься о том, чтобы подать на какой-то грант для создания постоянно действующей организации джазового сектора музыкальной индустрии, которая не будет указывать каждому из своих участников, что им делать, но которая будет координировать их участие, информировать их о возможностях и так далее. Уже наступает время, когда пора это сделать. И, кстати говоря, наверное, в рамках Jazz Across Borders имело бы смысл это представить.

ИБ: Я бы ещё предложил не одну федерацию, а несколько федераций. Федерации каждого города, чтобы каждый город сделал своё объединение и имел представителя уже в такой всероссийской организации…

КМ: Для всероссийской организации должны быть, конечно, сначала территориальные объединения.

ИБ: Чтобы не получилось, что мы здесь всё придумаем, а в Новороссийске там или Новосибирске будут думать, зачем им это. А вот если у каждого будет территориальная организация, каждый со своими этими чаяниями-веяниями… Надо поднять этот вопрос, чтобы в каждом городе создали свои объединения.

КМ: Ну, может быть, не в каждом, но там, где исторически есть большие джазовые сцены.

ИБ: Ну конечно. Ну вот, где мы были?

РХ: В Самаре.

ИБ: А, да, мы в Самаре были на фестивале. В Перми там есть братья Потасевич, тот же Ярославль — Гаврилов и другие энтузиасты. Их надо тоже объединять. Во-первых, джазменов в каждом городе надо объединить, потому что там тоже есть такие элементы клановости, причем по музыкальным противоречиям. Но мы можем сказать, что надо всех объединить: ребята, мы большего добьёмся, мы получим больше финансирования, если будем вместе, чем мы будем по отдельности рвать непонятно что.

КМ: Ну, может быть, попробовать как раз в рамках будущего Jazz Across Borders ?

ИБ: Это отличная идея.

КМ: Сделать учредительное… или ещё не учредительное, но информационное собрание энтузиастов.

ИБ: Ну если подготовить, если провести работу, надо со всеми переговорить, надо выработать условия: как мы будем, где мы будем, что и как делать. Я помню, когда началась пандемия, предлагали как-то объединяться музыкантам. Делать профсоюз джазовых музыкантов. Ну для того, чтобы был профсоюз, надо деньги, а денег нет. Ну так а где их взять?

КМ: Для того, чтобы был профсоюз, нужно платить членские взносы, как известно.

ИБ: Вот! Правильно.

КМ: А вот к этому почему-то не все готовы… Вопрос международных связей. Вопрос болезненный, поскольку сейчас не всем просто попасть из одной страны в другую. А если и можно, то это сопряжено с какими-то абсурдными вещами, типа двух недель в карантине и так далее. Всё-таки просматривается ли какая-то перспектива в возобновлении международных музыкальных связей? В особенности в джазе, где это так невероятно необходимо?

РХ: Буквально вчера разговаривал с коллегами из Линкольн-центра, обсуждали грядущие гастроли Уинтона Марсалиса и его оркестра. Коллеги планируют, и планируют в том числе и в Россию приехать. Мы их ждём практически в ближайшее время. В этом году надеемся, что у нас всё получится. Даже на «Триумфе Джаза», который через полтора месяца уже стартует в Москве, потом перемещается в Тулу, и, наконец, в Санкт-Петербург — даже на «Триумфе Джаза» мы уже планируем зарубежных исполнителей. Да, это такая, скажем так, непростая работа, потому что получение виз сейчас связано с определенной процедурой, через которую нужно пройти; это занимает больше времени, но, тем не менее, зарубежные артисты уже в России выступают. Взять тот же Большой театр. У нас в клубе тоже выступают артисты из-за рубежа, и мы соблюдаем все требования — и касательно визовых процедур, и касательно всех антивирусных предосторожностей, да, но потихоньку это уже начинается развиваться, потихоньку начинает возвращаться как-то если не на круги своя, то хотя бы приближаться к докарантинному уровню. Надеемся, что нынешнее лето уже даст нам возможность представлять зарубежных артистов в России. Ну, это несколько оптимистичный взгляд.

ИБ: Идут переговоры для выезда наших артистов за рубеж: и нас, и других. Мы тоже не оставляем надежды: и Турция уже обращается, и Арабские Эмираты. В декабре уже опять намечаются гастроли в Нью-Йорке.

Но многие музыканты, допустим, тот же [германский трубач] Тилль Брённер, которого мы приглашали на «Триумф Джаза» — он не очень хочет брать коллектив, имеет ответственность за него. Говорит, что если они приедут, и им надо быть в карантине… он говорит, я не так переживаю за свой карантин. Но кому-то из них, у которых работа каждый день, это сложно… И поэтому если можно, говорит он, я приеду один. То есть каждый артист, сам звезда, готов пойти и на какие-то финансовые жертвы, и готов взять на себя ответственность за себя самого, но за музыкантов — не очень хочет. Есть такая ситуация.

Уже идут разговоры. Вчера был посол Израиля — Александр Бен-Цви, который очень хочет, чтобы на всех наших российских фестивалях были представлены израильские музыканты. Ну, это замечательно. Надо теперь, чтобы наш посол пошёл в джаз-клуб в Иерусалиме (смеётся)…

Это всё равно будет. В общем-то, конечно, мы строим планы и уже ставим амбициозные задачи, чтобы восстановить всё, что было. Восстановить и приезд зарубежных артистов сюда, и наших: и нас, и других наших музыкантов — туда.

РХ: Но у нас даже на таком онлайн-формате у нас всё равно происходит международная деятельность. Квинтет Игоря Михайловича играл концерт для Blue Note в Hью-Йорке, мы сейчас готовим концерт для Dizzie’s Club Coca-Cola, в октябре планируем на фестивале в Амерсфорте в Голландии выступать тоже в онлайн-режиме. Интересные перспективы открываются, и да, действительно, планируются концерты оркестра в Нью-Йорке в ноябре-декабре.

КМ: Мы можем предварительно сказать, что да, в ноябре будет Jazz Across Borders номер пять?

ИБ: Да. Будет. Предварительно (смеётся). Ну, главное, чтобы был Международный культурный форум (в рамках которого проходит JAB. — Ред.). Это первое, мы же часть форума. Но я скажу, что мне нравится, что у нас очень такая вот настоящая движуха. У нас что-то происходит, я не хочу обидеть никого из наших коллег [в других видах искусств]… Может быть потому, что я не знаю, кстати. Тоже иногда говоришь, а не знаешь, не ходишь, и думаешь, что лучше тебя никого нет… Но с точки зрения именно задач и активности, то, по-моему, мы как раз является примером для всех остальных. Может быть, с нас будут брать пример и другие. Музеи — это отдельная тема, но я очень хочу, чтобы всё, что связано с кино и с академической музыкой было немножко поживее. У нас такое искусство, нам нужно обмениваться идеями для самого важного составляющего джазовой музыки — для импровизации. Для обмена идеями, для представления нашей сцены нам как раз это всё очень нужно, поэтому мы обязательно работаем над тем, чтобы всё было. Мы уже встречались с Егором Москвиным, директором Культурного форума, и Мединский нас поддерживает в этом плане, и многие люди, которые были на концертах, когда мы играли в Мариинском театре — 2018 году. Всем тогда понравился и тот концерт, и тот, который был с Тилkем Брённером на JAB в Филармонии в 2019-м.

Форум — и представление новых участников, и представление молодёжи, и к тому же пандемия сейчас немножко всё изменила, и многие российские музыканты вернулись домой. С одной стороны, они сейчас чувствуют, что творчески здесь тоже могут развиваться не хуже, чем, допустим, в Нью-Йорке или где-то ещё. Потому что родные стены помогают. Достаточно музыкантов, которые могут осуществить творческие идеи — не очень хочется, чтобы уезжали люди, которые ещё не стали мировыми звездами. Звезда просто чувствует, что здесь уже делать нечего, надо ехать туда. Но если они, допустим, опять же станут мировыми звездами, то здесь, в общем-то, можно спокойно и жить, и творить. Здесь всё для этого есть: и музыканты, и аудитория, и технические возможности — студии, вся инфраструктура. Всё есть. Ну так вот, по идее, ну что там болтаться в Нью-Йорке? Нет, если ты хочешь поиграть джем-сешны — то это один вопрос. Обязательно надо поехать, там можно и пожить, и опыт приобрести. Можно получить работу у того же Марсалиса. Это да, это шикарно. Но такой работы, таких коллективов, как раньше было, их уже почти нету, их осталось мало. Поэтому попасть некуда, болтаешься — и начинается творческая стагнация. Ты можешь писать, репетировать. А где играть? Получить работу в джаз-клубе? Ну попробуй получить в Smoke, где 40 человек сидит. Не получишь. Там только звёзды играют. Я уж не говорю о Blue Note.

КМ: Ну, и здесь не без потерь. Jazz Standard закрылся…

ИБ:Так сейчас они деньги собирают на Birdland. Деньги собирают на Keystone Korner. Это люди, которые предлагали мне купить Birdland за пять миллионов долларов, ну, чтоб я кого-то спросил местных, если кто-то хочет купить. Нормально? А представляешь, у них же аренда! Cейчас концертов нет — значит, аренды нет, денег нет. А за аренду надо платить, и всё. Так Jazz Standard ушёл.

РХ: Ну да, в этом плане, конечно, когда общаешься с нашими зарубежными коллегами, все говорят: как вам повезло, на самом деле, что есть возможность играть музыку…

ИБ: Только сейчас поняли…

РХ: Сейчас будут обращаться за гражданством.

ИБ: Сейчас будут им его предоставлять…

ВИДЕОВЕРСИЯ ИНТЕРВЬЮ:

Предыдущая статьяПамяти джазового педагога. Тамара Иванова, организатор джазового образования в Ростове (1953-2021)
Следующая статьяMussorgsky Jazz Orchestra Сергея Богданова представит «Классику и джаз» в Петербургской филармонии
Родился в Москве в 1968. По образованию — журналист (МГУ им. Ломоносова). Работал на телевидении, вёл авторские программы на радио, играл в рок-группе на бас-гитаре, писал и публиковал фантастические романы, преподавал музыкальную журналистику в МГУ и историю джаза в РГГУ, выступает как ведущий джазовых концертов и фестивалей, читает лекции о музыке (джаз, блюз) и музыкальной индустрии. С 1998 г. — главный редактор интернет-портала «Джаз.Ру», с 2006 — главный редактор и издатель журнала «Джаз.Ру» (Москва). С 2011 также член совета АНО «Центр исследования джаза» (Ярославль). С 2019 преподаёт историю стилей музыкальной эстрады в московской Академии джаза. Публикуется как джазовый журналист в ряде российских изданий, а также в американской, японской и европейской джазовой прессе (DownBeat, Jazz Perspective, Jazz Forum, Jazz.Pt, Jazzthetik, Jazz Podium и др.). Научные публикации в сборниках: Россия, Китайская Народная Республика, Япония. Выпустил ряд книг о джазе и смежных жанрах: «Индустрия джаза в Америке» (автор, 2008, расширенное переиздание — 2013), «Великие люди джаза» (редактор-составитель и один из авторов: 2009, второе издание — 2012, третье — 2019), «Блюз. Введение в историю» (автор, 2010, переиздания 2014 и 2018) и «Российский джаз» (2013, редактор-составитель и один из авторов совместно с Анной Филипьевой). Редактор-составитель сборника работ основоположника российского джазоведения Леонида Переверзева («Приношение Эллингтону и другие тексты о джазе», 2011). Автор главы «Джаз в Восточной Европе» в учебнике «Откройте для себя джаз» (издательство Pearson, США, 2011) и раздела о джазе в СССР и России в сборнике «История европейского джаза» (издательство Equinox, Великобритания, 2018).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.