In Memoriam. Великий джазовый импресарио Джордж Уэйн (1925-2021)

1
Джордж Уэйн у себя дома в Нью-Йорке, лето 2010 (фото автора)
Джордж Уэйн у себя дома в Нью-Йорке, лето 2010 (фото автора)
реклама
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!

13 сентября в Нью-Йорке умер джазовый импресарио Джордж Уэйн (George Wein). Он всего трёх недель не дожил до своего 96-го дня рождения: Уэйн родился в пригороде Бостона — городке Линн, штат Массачусетс — 3 октября 1925 года, а рос в другом бостонском пригороде — городке Ньютон. Всему миру он известен как создатель идеи джазового фестиваля под открытым небом и первого такого музыкального праздника в США — Ньюпортского джаз-фестиваля, который проводится каждое лето по сей день.

Сын преуспевающего врача-отоларинголога, Джордж ещё в студенческой юности не только стал поклонником джазовой музыки, но и сам с почти религиозным восторгом играл традиционный джаз на рояле. Продюсерскую карьеру он начал в возрасте 24 лет с того, что в 1950 году создал и возглавил в родном Бостоне джаз-клуб Storyville, где не только устраивал выступления звёзд джазового искусства, но со многими из них ещё и играл на рояле. Попробовал Уэйн и нелёгкий хлеб продюсера грамзаписи, выпуская отличные пластинки выступавших у него артистов на собственном лейбле, который тоже назывался Storyville. Но в историю джаза — и в условный «зал славы» джазовой инфраструктуры США и всего мира — его имя вписано золотыми буквами прежде всего потому, что ещё в далёком 1954 году он впервые на территории США провёл настоящий летний джазовый фестиваль под открытым небомNewport Jazz Festival в курортном городке Ньюпорт (Род-Айленд), да так с тех пор его и проводил вплоть до 2019 года. В 2020-м фестиваль был отменён и перенесён на 2021-й, и текущий год стал всего третьим, когда Джордж не участвовал в его проведении — и впервые из-за пошатнувшегося здоровья…

Помимо Ньюпортского, Уэйн запустил целый ряд и других фестивалей, ставших важнейшими точками на американской джазовой карте — прежде всего Playboy Jazz Festival в Лос-Анджелесе, New Orleans Jazz and Heritage Festival на родине джаза, в Нью-Орлеане, и исполинский JVC Jazz Festival в Нью-Йорке. Фестивальные проекты Джорджа простирались далеко за географические пределы США: «клоны» его американских фестивалей проводились во многих европейских странах, от Франции и Испании до Финляндии и Югославии, а также в Японии — и далеко за жанровые пределы джаза: едва ли не наиболее влиятельным в современной американской культуре детищем продюсера стал Ньюпортский фолк-фестиваль, ставший важнейшим ежегодным событием для фолк-бума и «блюзового возрождения» 1960-хх гг.

В 2008 г. Уэйн, собравшись на покой, продал было свой фестивальный бизнес, но новые хозяева фестивалей немедленно оскандалились: Нью-Йоркский фестиваль потерял титульного спонсора и в 2009 году не состоялся. Видимо, без опыта и связей ветерана джазового бизнеса было не обойтись. В середине 2009 г. Джордж Уэйн вернул себе права на проведение Нью-Йоркского фестиваля и пообещал публике, что фестивальный бренд обязательно будет восстановлен в Нью-Йорке и продолжен в Ньюпорте. И сдержал своё обещание: в июне 2010 г. вместо отменённого JVC Jazz Festival в Нью-Йорке под руководством Джорджа Уэйна прошёл новый большой джазовый праздник — CareFusion New York Jazz Festival. Как видно из его названия, руку помощи легендарному импресарио протянула корпорация CareFusion — крупная структура в американской страховой медицине.

Джордж Уэйн на сцене Нью-Орлеанского фестиваля джаза и культурного наследия, август 2009

Летом 2010, незадолго до 85-го дня рождения Джорджа Уэйна, автору этих строк довелось взять у него интервью, которое впоследствии вошло в книгу «Индустрия джаза в Америке. XXI век». В память о великом импресарио сегодня мы впервые публикуем в сетевой версии «Джаз.Ру» фрагменты этого интервью (на бумаге мы опубликовали его в 6/7 номере 2010 года — «Джаз.Ру» №31-32).

Джордж Уэйн — наверное, один из самых богатых людей в «индустрии джаза» (как мы помним из предисловия — «самой небогатой, самой обособленной, самой, извините за грубую прозу, низкооплачиваемой части американского шоу-бизнеса»), и человек крайне занятой. Он не любит общаться с прессой вне пресс-конференций. Автору этих строк потребовались два месяца интенсивной переписки с сотрудниками компании Джорджа Уэйна, New Festival Productions, чтобы организовать интервью с легендарным продюсером в преддверии его 85-летия. Ветеран джазовой индустрии принял русского журналиста в новом офисе своей компании, расположенном в самом дорогом районе Нью-Йорка — Верхнем Истсайде. Возраст, конечно, сказался на Джордже: он ходит с тростью (больные колени не дают ему покоя много лет) и плоховато слышит, хотя всё ещё регулярно выходит на сцену в качестве джазового пианиста. Тем не менее это всё ещё прежний Уэйн — хваткий, умный, энергичный и преисполненный энтузиазма по отношению к музыке, которую он пропагандирует, проталкивает, пробивает и производит в последние пять с половиной десятилетий (и на которой, что уж греха таить, неплохо зарабатывает).

В 2009 году, принимая от Ассоциации джазовых журналистов престижную премию Jazz Award в категории «фестивальный продюсер года», вы сказали, что впервые в жизни получаете награду за то, что ваш Нью-Йоркский джаз-фестиваль не состоялся. В этом году Нью-Йоркский фестиваль вернулся к жизни, а вы вернулись к фестивалю. Что изменилось?

— Я искал нового спонсора для Ньюпортского фестиваля, и в прошлом году им стала компания CareFusion. Я сказал им, что им нужно было бы сделать то же самое и для Нью-Йоркского фестиваля, и они ответили «OK». Теперь мне нужно было придумать новую идею для фестиваля в Нью-Йорке, что было непросто. Мы выступили с идеей общегородского фестиваля, который проходит сразу во всех районах города. Это хорошая идея — с одной стороны, но с другой — фестиваль теряет фокусировку на каком-то одном зале или площадке, где происходят главные события. Тем не менее, распространение фестиваля на множество площадок создало целую семью, состоящую из руководителей этих площадок. В мае месяце в этой самой комнате собралась вся эта семья — от руководителей Карнеги-Холла и Линкольн-Центра до владельца бруклинского клуба Barbès, люди из Управления парков, из Гарлема, из Бронкса — настоящая семья CareFusion Jazz Festival, и это было очень хорошее ощущение.

В общем, новая формула хороша. У нас есть и бесплатные концерты, например, Маккой Тайнер и другие на летней сцене Центрального парка на Манхэттене. При этом билеты, например, в Карнеги-Холл хорошо продаются; кто захочет — пойдёт на бесплатные концерты в бруклинском Проспект-Парке, и так далее. Таким образом, мы охватываем тысячи и тысячи слушателей. И это хорошо. Надеюсь, спонсоры довольны; надеюсь, будет довольна и пресса; а уж что я сам доволен, я и так знаю. И это самое главное, потому что когда я недоволен, я всем об этом сообщаю! (смеётся)

Джордж Уэйн у себя дома в Нью-Йорке лето 2010 (фото автора)
Джордж Уэйн у себя дома в Нью-Йорке лето 2010 (фото автора)

В чём же главное отличие нового фестиваля от прежнего JVC Jazz Festival?

— Отличие не в самом фестивале — просто артисты уже совершенно другие. Например, когда-то на JVC у нас был концерт, на котором играли всего три музыканта: Чарлз Мингус, Макс Роуч и Телониус Монк. Все три имени теперь в «Зале славы». Какие были имена! Элла Фицджералд, Дюк Эллингтон, Сара Воэн, Каунт Бэйси… Майлз Дэйвис… И все эти имена были в программе Нью-Йоркского джаз-фестиваля, когда я впервые проводил его! Мы набивали полный Карнеги-Холл, мы проводили полуночные джем-сешны в «Радио-Сити Мюзик-Холле», и шесть тысяч человек выстраивались в очереди на вход вокруг здания. И это не из-за блестящей организации, а потому, что у нас в программе были все эти великие имена. Весь этот «Зал джазовой славы» был ещё жив.

А теперь музыкантов уровня «Зала славы» в живых уже совсем немного. И публика не так хорошо знает тех, кто сменил этих гигантов на сцене. Джазовый мир знает новых музыкантов, джазовые критики — знают, настоящие ценители джаза — знают. Но не широкая публика.

Мы сейчас находимся в переходном периоде. Многие из нынешних музыкантов станут крупными звёздами, но я не могу предсказать, кто именно. Может, кто-то из тех, кто на сцене уже много лет, вроде Стива Коулмана. Может — кто-то из совсем молодых, которые создают совершенно новые стили, как Мигель Зенон. Мы пока не можем сказать, кто станет звездой — мы только стараемся предоставить им всем равные возможности.

Майлз Дэйвис в кулисе фестиваля в Ньюпорте, лето 1969. Из-за его руки выглядывает Джордж Уэйн (фото © David Redfern)
Майлз Дэйвис в кулисе фестиваля в Ньюпорте, лето 1969. Из-за его руки выглядывает Джордж Уэйн (фото © David Redfern)

Как в условиях этого переходного периода сделать хороший джазовый фестиваль?

— Хотел бы я знать! Самое главное, конечно — не рассчитывать заработать много денег, потому что ты их не заработаешь. Это — один из ключевых моментов. Следовательно, ты должен быть способен финансово поддержать то, что ты делаешь: либо через работу в качестве «некоммерческой организации», либо через сильное спонсорство, либо, наконец, если ничего этого у тебя нет, то через крайнее урезание бюджета фестиваля, так что его неуспех, по крайней мере, не приведёт тебя в долговую яму. Не рассчитывать на прибыль от продажи билетов, искать другие средства — очень важно, если у тебя джазовый фестиваль. Это же не рок-концерт, на который может прийти 75 000 человек. На Ньюпортском фестивале в прошлом году (2009. — Ред.) у нас было девять тысяч слушателей за два вечера. А нужно было платить музыкантам. Но у нас был спонсор, и это позволило нам выйти «в ноль».

Кроме того, нужно… Ну вот как у меня: у меня всегда была определённая философия — с годами она слегка изменилась, но в целом я всё ещё придерживаюсь её. Вот как она формулируется: «Коммерциализм плюс художественная убедительность». Что это значит? Если ты приглашаешь чисто коммерческих артистов — это само по себе неплохо (их, кстати, в джазе всё равно не так уж много). Тебе нужны коммерческие артисты. Но ты при этом должен обязательно приглашать и тех, кто больше думает о художественной стороне дела, кто, быть может, меньше озабочен выпуском хитовых альбомов, но больше заботится о том, чтобы играть свою музыку так, как она должна, по их мнению, звучать, и так, как им её нравится играть. Обязательно нужно представлять таких музыкантов, давать им шанс. Вот и у меня на фестивале в этом году — Дарси Джеймс Д’Аргью, Мария Шнайдер, Кен Вандермарк… — множество разных музыкантов: не только на Ньюпортском, но и на Нью-Йоркском фестивале. У нас есть целая программа фестивальных концертов в Jazz Gallery, четыре или пять вечеров, потому что я верю в этот клуб: это некоммерческая организация, у них вход всего по 15 долларов, концерты каждый вечер, и они представляют молодых артистов — не обязательно молодых по возрасту, кстати: смелых музыкантов, старающихся достичь какого-то уровня.

Обязательно нужно внимательно следить за молодыми музыкантами. Раньше у нас были разные школы джаза: был бибоп, потом — Колтрейн с модальным джазом, потом — авангард. Но в наше время музыканты могут объединять все эти влияния в своём творчестве, и их невозможно определить стилистически. Один и тот же артист использует влияния и свинга, и латино, и ещё трёх-четырёх направлений, самые разные концепции — и он при этом вовсе не обязательно авангардист: он уникален, он таким образом выстраивает собственную индивидуальность. Это очень хорошо, это признак здоровья джаза. Если ты вовлечён в какую-то определённую школу, например — авангард, ты оказываешься замкнут в её границах и таким образом теряешь художественную свободу.

Хёрби Хэнкок и Джордж Уэйн, 2019
Хёрби Хэнкок и Джордж Уэйн, 2017

Как чувствует себя Ньюпортский фестиваль, который в последние, сложные для его нью-йоркского собрата годы не прерывался?

— Я горд его программой. Вы видели программу 2010 года? Несколько хорошо известных имён (Хэрби Хэнкок, Уинтон Марсалис, Чик Кориа со своей группой, Ахмад Джамал) — остальные сплошь молодёжь. 15 групп в день, и билеты в этом году продаются лучше, чем в прошлом, так что, я думаю, фестиваль пройдёт лучше, чем в прошлом году. И это хорошо, потому что в программе этого года — только джаз. Да, я пригласил [вокалиста] Джейми Каллума и [трубача] Криса Ботти, но, хотя им обоим удалось продвинуться в коммерческом плане, оба они — прекрасные джазовые музыканты, и я рад видеть их в программе фестиваля.

Посмотрим, как всё пройдёт. Каждый год для меня — приключение. Я провожу Ньюпортский фестиваль уже 56 лет, и никогда не знаю, как именно он пройдёт в очередной раз!

Джордж Уэйн на сцене Ньюпортского джаз-фестиваля, 1970
Джордж Уэйн на сцене Ньюпортского джаз-фестиваля, 1970

Должен сказать, что Ньюпорт для меня вообще важнее, чем Нью-Йоркский фестиваль. Так было не всегда. Когда я впервые проводил фестиваль в Нью-Йорке (1972 — КМ.), это было очень, очень важно! В Нью-Йорке просто ещё не было такого явления, как джазовый фестиваль в условиях города. В моей книге «Я сам, среди других» («Myself Among Others», 2003, в соавторстве с Нэйтом Шиненом. — КМ.) я написал, что «не хотел откусить кусок от Большого Яблока — я хотел всё яблоко, целиком!» Я проводил фестивальные концерты в Карнеги-Холле и в тогдашнем Филармоник-Холле (ныне зал им. Эйвери Фишера), в «Радио-Сити Мюзик-Холле» — два концерта за вечер в каждом зале! У нас была сцена на реке Гудзон, уличные «джазовые ярмарки» — в общем, мы делали колоссальное музыкальное событие общегородского масштаба. Дело в том, что летний Нью-Йорк в то время представлял собой пустыню. В Нью-Йорке не было ни одного летнего фестиваля ни в одном жанре! И мы провели в этой пустыне великолепный фестиваль.

А теперь ситуация совершенно иная. В Нью-Йорке за месяц проходит тысяча джазовых концертов. Трудно! Да, в прошлом году за всё лето в городе прошёл всего один джазовый фестиваль — Vision Festival. Но в нынешнем году их уже четыре, и они продолжают появляться! Что делать? Остаётся только делать то, что делаешь, и надеяться, что людям это понравится. Я буду продолжать проводить Нью-Йоркский фестиваль, пока ситуация к этому располагает. Но стану ли я за него сражаться, если ситуация поменяется? Не уверен. Джаза в Нью-Йорке и так предостаточно. Полно молодых продюсеров, и они знают, что делают. У джаза в Нью-Йорке большое будущее.

[…] Должен сказать, я не стремлюсь опять увеличивать количество своих фестивалей. Меня уже не интересует бизнес как таковой. Мне скоро 85, и я стараюсь делать только то, от чего получаю больше всего удовольствия. А больше всего удовольствия я получаю от того, что играю джаз! На прошлой неделе я выступал в Пуэрто-Рико. Было здорово, хотя поначалу было страшновато выходить на сцену перед тремя тысячами горячих латиноамериканцев, чтобы поиграть им свинг. Но мы пробили барьер, им понравилось. Больше всего им понравилась [кларнетистка] Анат Коэн — она сыграла «Memories of You», и ей аплодировали невероятным образом. А в октябре я собираюсь выступить в Dizzy’s Club Coca Cola в Линкольн-Центре в честь моего 85-го дня рождения. Со мной играют отличные музыканты, так что и сам я начинаю звучать неплохо, хотя я совсем не выдающийся пианист: на барабанах Луис Нэш, он играет со мной всю неделю в Dizzy’s — я не мог представить себе лучшего подарка на день рождения!

ВИДЕО: Джордж Уэйн (фортепиано) и его Newport All Stars на Ньюпортском джаз-фестивале 1960 года (Пи Ви Расселл — кларнет, Руби Брафф — труба и др.)

Во многих странах вне США было время, когда фестивальные программы определяли лицо джаза. Музыканты специально готовили авторские программы к джазовым фестивалям, тогда как в клубах могли играть более рутинный, стандартный репертуар. Можно ли и сейчас ещё сказать, что на джазовых фестивалях звучит самый передовой джаз?

— Не думаю. Мне кажется, что джаз-фестивали стали, так сказать, «пиаром» для джаза, а заодно — источником доходов для музыкантов. Есть много городов, где джаз звучит всего раз в год, на фестивале: там нет местной джазовой сцены, нет джаз-клубов. А джаз развивается прежде всего на клубной сцене. Видите ли, музыканты не могут учиться на джазовых фестивалях. Чтобы чему-то научиться, чтобы стать мастером своего инструмента и, собственно, музыки, нужно вечер за вечером играть в маленьких клубах, получая какие-нибудь двадцать долларов за вечер… У фестивалей другая роль: на них публика знакомится с джазом и с музыкантами. Люди приходят на фестиваль и говорят: «о, какая интересная группа, почему мы о ней раньше ничего не слышали?» Они ничего о ней раньше не слышали, потому что не интересовались. А на фестивале группа сама нашла их.

Джордж Уэйн (справа) и Луи Армстронг. Ньюпорт, 1970. Позади — трубачи Джо Ньюман и Диззи Гиллеспи.
Джордж Уэйн (справа) и Луи Армстронг. Ньюпорт, 1970. Позади — трубачи Джо Ньюман и Диззи Гиллеспи.

Когда-то у вас был свой джаз-клуб в Бостоне — с 1950 по 1960 год. А сейчас вы ещё ходите в джазовые клубы?

— Обязательно. Я постоянно хожу в клубы, потому что именно там слушаю новые для себя группы. Пару дней назад я как раз ходил в клуб, слушал Мигеля Зенона и его пуэрториканскую группу — отлично, превосходно! Ходил в Jazz Gallery в Южном Вилледже послушать этого мальчика из Нью-Орлеана, пианиста, как его — Салливана Фортнера. Я хожу во множество разных клубов: Blue Note, Birdland, Iridium, Village Vanguard, в клубы в Бруклине, но особенно я подружился с Рё Сакаири в Jazz Gallery — она очень смелый арт-директор, всегда в поиске новой музыки, и мне интересно то, что она находит.

А вы хотели бы снова руководить собственным джазовым клубом?

— Нет! Ни за что. Я очень дружу с Лоррейн Гордон, владелицей Village Vanguard. Вы понимаете, она же там каждый вечер! Она буквально заперта в своём клубе. И каждый вечер: сколько пришло людей, не шумит ли публика, сколько потрачено, сколько стоит то, сколько стоит это, пришёл ли инспектор, который должен был прийти, чисто ли в туалетах и надо ли это ещё раз проверить… — ну и так далее. И это каждый вечер, и это никому нельзя передоверить, ни на кого нельзя переложить, потому что это и есть твоя работа. Когда я провожу фестивали, у меня есть штат ассистентов, каждый за что-то отвечает и выполняет свою работу, а я могу сидеть вот тут и с вами разговаривать (смеётся), но в клубе так не получится. Нет, больше не хочу никакого клуба. Мне хватило тех десяти лет!

Я не жалею: я в эти десять лет научился своему ремеслу. И кто у меня выступал! Арт Блэйки, Майлз Дэйвис, Хорас Силвер, Билли Холидей, Арт Тейтум, Чарли Паркер! Все они играли в Storyville: Дюк Эллингтон, Луи Армстронг, Сидней Беше! Величайшие имена джаза! Я чувствовал себя, как ребёнок на шоколадной фабрике. Я же был их фэном! Собственно, я и сейчас фэн: это и заставляет меня жить и работать — то, что я люблю музыку и тех, кто её играет.

ВИДЕО: Джордж Уэйн и ансамбль Newport All Stars на Ньюпортском джаз-фестивале 2008 года. Уэйн — рояль, Анат Коэн — кларнет, Ховард Алден — гитара, Эсперанса Сполдинг — контрабас, Джимми Кобб — ударные

реклама на джаз.ру
Предыдущая статья108-й Europe Jazz Media Chart: 14 джазовых изданий Европы рекомендуют новые альбомы
Следующая статьяПевица Анастасия Лютова и «Лютый Бэнд» дадут большой концерт в Оранжерее ВДНХ
Родился в Москве в 1968. По образованию — журналист (МГУ им. Ломоносова). Работал на телевидении, вёл авторские программы на радио, играл в рок-группе на бас-гитаре, писал и публиковал фантастические романы, преподавал музыкальную журналистику в МГУ и историю джаза в РГГУ, выступает как ведущий джазовых концертов и фестивалей, читает лекции о музыке (джаз, блюз) и музыкальной индустрии. С 1998 г. — главный редактор интернет-портала «Джаз.Ру», с 2006 — главный редактор и издатель журнала «Джаз.Ру» (Москва). С 2011 также член совета АНО «Центр исследования джаза» (Ярославль). С 2019 преподаёт историю стилей музыкальной эстрады в московской Академии джаза. Публикуется как джазовый журналист в ряде российских изданий, а также в американской, японской и европейской джазовой прессе (DownBeat, Jazz Perspective, Jazz Forum, Jazz.Pt, Jazzthetik, Jazz Podium и др.). Научные публикации в сборниках: Россия, Китайская Народная Республика, Япония. Выпустил ряд книг о джазе и смежных жанрах: «Индустрия джаза в Америке» (автор, 2008, расширенное переиздание — 2013), «Великие люди джаза» (редактор-составитель и один из авторов: 2009, второе издание — 2012, третье — 2019), «Блюз. Введение в историю» (автор, 2010, переиздания 2014 и 2018) и «Российский джаз» (2013, редактор-составитель и один из авторов совместно с Анной Филипьевой). Редактор-составитель сборника работ основоположника российского джазоведения Леонида Переверзева («Приношение Эллингтону и другие тексты о джазе», 2011). Автор главы «Джаз в Восточной Европе» в учебнике «Откройте для себя джаз» (издательство Pearson, США, 2011) и раздела о джазе в СССР и России в сборнике «История европейского джаза» (издательство Equinox, Великобритания, 2018).

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Где-то с десяток лет назад я получил от Уэйна послание с предложением сотрудничать на поприще джазовых фестивалей. Увы, не те были времена… RIP
    А.Мездриков

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.