В Екатеринбурге прошёл IV конкурс молодого авторского джаза EverJazz. Кто куда поедет?

0
Участники, жюри и организаторы IV конкурса EverJazz
Участники, жюри и организаторы IV конкурса EverJazz
реклама
РОССИЙСКИЙ ДЖАЗ
РОССИЙСКИЙ ДЖАЗ
РОССИЙСКИЙ ДЖАЗ
РОССИЙСКИЙ ДЖАЗ

18 марта в Екатеринбурге состоялся очный финал IV конкурса-фестиваля молодого авторского джаза EverJazz. Первый профессиональный джаз-клуб Екатеринбурга EverJazz впервые провёл этот конкурс в 2019 г., чтобы дать возможность молодым джазменам, исполняющим собственную авторскую музыку, принять участие в ведущих российских джазовых фестивалях. Впоследствии конкурс получил поддержку Президентского Фонда культурных инициатив и БФ «Умная среда». В 2019 и 2020 гг. «Джаз.Ру» писал о том, как прошли II и III конкурсы молодого авторского джаза в Екатеринбурге. В 2021 г. конкурс не проводился в связи с пандемическими ограничениями.

Как и в прошлые годы, 18 марта десять коллективов-финалистов — всего 51 музыкант — выступили перед жюри конкурса, в которое входят продюсеры и букинг-менеджеры фестивалей со всей России. Конкурсанты здесь не занимают «мест» и не получают «премий»: участники жюри предлагают коллективам-лауреатам выступление на своих фестивалях. В этом году из 10 участников очного прослушивания такие приглашения получили шесть. Оргкомитет конкурса EverJazz компенсировал прошедшим отборочный этап финалистам расходы на дорогу и проживание в Екатеринбурге, а пять отобранных членами жюри лауреатов получили от оргкомитета конкурса поддержку — оплату дороги для выступления на отобравших их фестивалях (шестой ансамбль-лауреат поедет выступать полностью за счёт приглашающей стороны).

Кроме того, все финалисты получили от организаторов бесплатную профессиональную фотосессию в Екатеринбурге, а это тоже немаловажно в плане собственного продвижения на концертно-гастрольном рынке.

Жюри IV конкурса (фото © Павел Пушмин)
Жюри IV конкурса (фото © Павел Пушмин)

В 2022 г. в жюри входили представители пяти российских джазовых фестивалей: Ирина Щетникова (EverJazz, Екатеринбург), Дмитрий Комедея (Rainy Days Jazz Fest, Санкт-Петербург), Ольга Юшкова («Джаз у Старой крепости», Новокузнецк), Тимофей Дорофеев (Международные Дни джаза в Архангельске) и Екатерина Кисеева (Ural Music Night, Екатеринбург), а также автор этих строк — главный редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков.

Rostov People (фото автора)
Rostov People (фото автора)

Честь открывать очное прослушивание финалистов была предоставлена коллективу из Ростова-на-Дону, который так и называется Rostov People. К сожалению, ни один из фестивальных продюсеров для своих проектов его не отобрал — и, как кажется вашему корреспонденту, зря. Прохладный, европейского оттенка пост-боп «Ростовских людей» с элегантным мелодическим материалом, который пишет контрабасистка Полина Белан, возможно, не поражает напористостью и громкостью (увы, эти качества часто путают с привлекательностью для публики) — но это качественная, умная и отлично сыгранная музыка, даже если исполняется она в достаточно сдержанных динамических рамках. В целом выступление ансамбля лишний раз подтвердило для автора высокий уровень ростовской джазовой школы, тем более что я и видел его не впервые: на конкурсе «Гнесин Джаз» 2021 года, где я тоже входил в жюри, этот ансамбль получил диплом III степени, а его лидер Полина Белан — диплом «За лучшую авторскую композицию» (ансамбль тогда представил её авторскую пьесу «EP»).

Квартет Арсения Владимирова (фото © Павел Пушмин)
Квартет Арсения Владимирова (фото © Павел Пушмин)

Сходную стилистику исповедовал и представлявший Москву квартет пианиста Арсения Владимирова, в который входят саксофонист Альберт Сабирзянов, контрабасист/бас-гитарист Касьян Лекус и барабанщик Даниил Морозов. Однако напористость и динамичность звучания ансамбля завоевали ему приглашение минимум на один фестиваль. Да, музыка Арсения непроста: головоломные асимметричные темы, переменные размеры и общая ориентация на подготовленного слушателя, который любит разгадывать в музыке интеллектуальные загадки, вряд ли предназначены для тысячных толп и весёлых опен-эйров — однако отобрали их на Ural Music Night, а значит, букинг-менеджер «Уральской ночи музыки» Екатерина Кисеева представляла себе минимум одну площадку своего обширного фестиваля, где напористый и заковыристый квартет из Москвы будет звучать органично. Отмечу, что наряду с Rostov People и ещё одним коллективом (см. ниже) автор этих строк тоже особо отметил квартет Арсения Владимирова — рад, что эту высокую оценку разделил как минимум ещё один член жюри.

Трио Фёдора Герасимова (фото автора)
Трио Фёдора Герасимова (фото автора)

Строго говоря, Москву представлял и следующий коллектив — Fred Gerasimov Trio, сиречь трио Фёдора Герасимова, хотя в его составе играют музыканты из Архангельска (лидер — пианист), Екатеринбурга (барабанщик Даниил Морозов) и Новосибирска (контрабасист Вадим Ким). Все его участники учатся на джазовом факультете РАМ им. Гнесиных и постоянно играют вместе как ритм-секция чьих-то ансамблей — в том числе, например, и в концертах творческой мастерской профессора Александра Осейчука Sax Days. А вашему корреспонденту доводилось слышать всех троих, опять-таки как ритм-секцию ещё чьего-то ансамбля, на конкурсе «Гнесин Джаз». Все трое — очень крепкие, замечательно подготовленные инструменталисты и, в принципе, авторская музыка Фёдора Герасимова вполне сценична и наверняка найдёт своего слушателя на Международных Днях джаза в Архангельске, куда их отобрал член жюри Тим Дорофеев. Что же до восприятия вашего корреспондента, то мне показалось, что при очевидных влияниях американских и североевропейских пауэр-трио гнесинская троица несколько переувлекается элементом «пауэр». Музыкальная фактура трио состоит из множества головоломных фактур, непрерывно сменяющих друг друга: в результате звуковое пространство оказывается перенасыщено фортепианным тембром, а паузы как средство выразительности практически отсутствуют. Да, на фестивалях публика хочет «мяса», но «мясо» обычно развивается во времени и в пространстве, а не валится на аудиторию сплошняком. Безостановочный вал «мяса» в каждом такте способен быстро притупить восприятие слушателя — что и произошло с автором этих строк.

Квартет Никиты Мочалина (фото © Павел Пушмин)
Квартет Никиты Мочалина (фото © Павел Пушмин)

Петербургский квартет тенор-саксофониста Никиты Мочалина выделялся не только мощной игрой барабанщика Маркоса Караханяна (кстати, ещё один представитель ростовской джазовой школы — до Санкт-петербургского государственного института культуры Маркос окончил эстрадно-джазовый факультет Ростовской консерватории), но и крепким авторским материалом лидера (не зря в своё время петербургский лейбл Rainy Days взял его авторскую тему и аранжировки для дебютного альбома другого молодого саксофониста — Макара Кашицына). Как исполнитель Мочалин достаточно силён, но в его ансамбле есть и другие сильные импровизаторы. Бас-гитарист Валентин Курилко запомнился ярким фьюжновым соло в первой пьесе (светлым, почти гитарным звуком), а пианист Павел Васильев — интересным импровизационным эпизодом с постепенным нарастанием плотности фактуры, где в первых тактах было, кажется, больше пауз, чем нот: это впечатляет, тем более по контрасту с импровизаторской манерой самого лидера, который солирует весьма плотно и напористо. Динамические контрасты, чередование прозрачных и плотных, более тихих и более громких эпизодов почти всегда лучше работают на слушательский интерес, чем единообразно громкая музыкальная ткань, пусть и виртуозная. Квартет Никиты Мочалина по результатам своего выступления получил от Ирины Щетниковой приглашение выступить на опен-эйр фестивале EverJazz в окрестностях Екатеринбурга.

Nuggers (фото автора)
Nuggers (фото автора)

Екатеринбургский коллектив Nuggers, кажется, на сей раз немного ошибся конкурсом, хотя когда-то участвовал в самом первом «конкурсе молодого авторского джаза»: всё-таки третья характеристика в определении конкурса (то есть джаз как таковой) отсутствовала в музыке этого забавного состава, как говорится, «чуть более чем полностью». Это современный брасс-ансамбль, где многие духовики «дублируют» на других инструментах: трубач на блок-флейте, тубист на EWI (электронном духовом контроллере), саксофонист на модульном синтезаторе — но вот элемент джазовой импровизации в их музыке не присутствует. Точнее, лучше бы не присутствовал вообще: простите мою стариковскую прямоту, но «импровизации» на блок-флейте, тем более такой продолжительной, лучше бы было избежать. Но ансамбль сценичный, развлекательный элемент у них присутствует (что немаловажно для инструментального коллектива), всё в целом хорошо придумано и неплохо исполнено — и, как результат, Тим Дорофеев отобрал Nuggers для выступления на Международных днях джаза в Архангельске наряду с трио Фёдора Герасимова.

Dizzy Dutch Duck (фото автора)
Dizzy Dutch Duck (фото автора)

Петербуржцев из ансамбля Dizzy Dutch Duck автор этих строк ожидал с любопытством, так как их лидер и основной импровизатор — тромбонист Антон Боярских — музыкант опытный, сильный, едва ли не лучший по своему инструменту в нынешнем поколении петербургской джазовой сцены, и при том ориентирован не столько на бибоп/постбоп (чего по-прежнему требуют традиции питерского консерватизма), сколько на современный европейский джаз. И, в принципе, сам-то Антон не разочаровал: он по-прежнему сильный солист-импровизатор, самый сильный в том составе Dizzy Dutch Duck, с которым он приехал в Екатеринбург. Но в целом представленный ансамблем материал не прозвучал, и не только потому, что не был, строго говоря, авторским, а представлял собой вольные версии джазовых стандартов «Flamenco Sketches», «Giant Steps» и аж «When The Saints…» (да, да, о наличии лазейки в виде «авторских аранжировок» в условиях участия в конкурсе мне было известно, но…) Нот было много, но не вполне было ясно, зачем большая часть из них издаётся. Говоря формально, художественная оправданность авторских решений не всегда представлялась очевидной, а контраст между умной импровизационной техникой лидера и искушённой джазовой игрой контрабасиста Романа Салмасова, с одной стороны, игрой по-рокерски прямолинейных барабанов и гитары — с другой и не самым выразительным вокалом — с третьей не вызвал как минимум у одного слушателя (автора этих строк) ничего, кроме разочарования. Впрочем, ни один из других участников жюри этим выступлением тоже не впечатлился…

The Settlers (фото автора)
The Settlers (фото автора)

Из Санкт-Петербурга приехали и The Settlers (по-русски «Поселенцы»), с которыми автор познакомился два с половиной года назад на прослушивании студенческих джазовых ансамблей в рамках форума Jazz Across Borders в Санкт-Петербурге. Тогда музыканты учились в петербургском музыкальном училище им. Мусоргского и декларировали «фолк-джаз», то есть соединение фольклорного песенного материала и джазового инструментального состава. За прошедшие годы молодые музыканты изрядно прибавили в качестве игры, не отходя от изначальной формулы: в основе всех номеров — по-прежнему народные песни разных областей России, которые ярко исполняет вокалистка-народница Яна Шелпакова, все эти номера аранжирует в современном эстрадно-джазовом звучании гитарист Олег Судосьев, а исполняет довольно обширный состав, в котором выделяются эмоциональная саксофонистка Полина Ильина, трубач Андрей Селиванов и пианистка Анастасия Мазуренко. Проблема в одном: ладовый строй русского фольклора плохо укладывается в европейскую мажорно-минорную гармонию, и особенно это слышно в составе с электронными клавишами. Когда советские джазмены в середине 1960-х делали первые удачные опыты по введению русской фольклорной мелодики в джаз, они нашли выход в уходе от гармонических сеток в ладовость и адаптацию внеакадемической (в том числе и блюзовой) микротональности, подвижной звуковысотности. Но молодой петербургский состав пока что идёт другим путём, и конфликт между ладовым строем мелодии в вокале и гармонией внутри жёстко темперированного звукоряда в аккомпанементе у них никак не разрешается. По сравнению с выступлением на JAB у петербургских энтузиастов фолк-джаза пошёл уклон в хип-хоп и поп-музыку — и это усилило разрыв стилистики между фольклорным материалом и аранжировкой, тем более что на очном прослушивании (в отличие от выступления на гала-концерте конкурса на следующий день) на четыре исполненных номера прозвучало всего два условно импровизационных соло — одно на саксофоне, одно на трубе, так что на сцене имел место, в общем, не фолк-джаз, а фолк-эстрада. Правда, сценический потенциал группы был оценен по достоинству: «Поселенцы» получили от Ирины Щетниковой приглашение выступить на летнем джазовом опен-эйре EverJazz в окрестностях Екатеринбурга и попали в программу гала-концерта 19 марта — а показывая свой материал на гала-концерте, вполне реабилитировались в глазах автора этого отчёта, усилив в своей программе джазовый элемент до вполне удовлетворительных показателей.

Masala Quartet (фото © Павел Пушмин)

Московский Masala Quartet существует довольно давно, «Джаз.Ру» в 2020 г. даже писал о выходе их дебютного авторского альбома. Коллектив играет эклектичный, интеллигентный современный джаз, основанный скорее на попевках, чем на мелодиях. Мозаичная, калейдоскопическая природа композиций, где эпизоды разных фактур стремительно сменяют друг друга, а перекличка «по 8 и по 4» может стать драматургическим центром пьесы, несколько подводит коллектив: если бы в этих пьесах почаще встречались чуть более стабильно повторяющиеся мелодические линии, которые средний слушатель способен если не запомнить, то как-то ассоциировать со своим слуховым опытом, они бы только выиграли. Во всяком случае, никто из моих коллег по жюри этот коллектив выступать не пригласил — что не умаляет, конечно, их умений (не только постоянных участников квартета — пианистки Анны Бёме и саксофониста Алексея Сухова, но и отличного контрабасиста Фёдора Фабера, который приехал с ними в Екатеринбург, не будучи, судя по всему, постоянным участником ансамбля) и в целом высокого уровня их звучания.

Illo (фото автора)
Illo (фото автора)

Из Москвы приехали и участники трио Illo (произносится «Илло») — пианист/клавишник Николай Хоменко, контрабасист Алексей Баусин и барабанщик Николай Прихотько. Они не отрицают влияния Esbjörn Svensson Trio и вообще европейского «пауэр-джаза» с его ритмической основой на ровных 16-х и академической гармонией — впрочем, влияние это настолько очевидно, что даже внезапное появление в их как бы авторском репертуаре «Nardis» Майлза Дэйвиса не повернуло общий стилистический вектор в сторону, скажем, Билла Эванса — так и продолжал звучать скандинавский «пауэр» с синтезатором, где фортепиано в соло опирается не на певучее туше, а, напротив, на перкуссивность, жёсткость инструментального тембра. Каждый из участников трио уместно продемонстрировал свои умения, но, возможно, как раз авторского тематического материала и, как следствие, сколько-нибудь оригинального авторского лица им не хватило.

Seven Note Collective (фото © Павел Пушмин)
Seven Note Collective (фото © Павел Пушмин)

Ансамбль Seven Note Collective участвовал в конкурсе не в первый раз — в 2019 г. они уже удачно выступили в Екатеринбурге, где, собственно, тогда и жили. Но теперь это несколько иной коллектив. Его главными действующими лицами остаются резкая и хлёсткая барабанщица Анастасия Бова и автор музыки, пианистка Анастасия Шпилёва, но трое из шести музыкантов на сцене были московские: с ними две Насти, по их словам, подружились и сыгрались на фестивале «Будущее джаза» в ноябре 2021. Допустим, гитарист Александр Соколов — тоже екатеринбуржец, как и тенор-саксофонист Юрий Псянчин, хотя последний и учится сейчас в РАМ им. Гнесиных в Москве. А вот трубач Герман Аветисов, тоже гнесинец (и, как и Псянчин, неоднократный лауреат конкурса «Гнесин Джаз»), к Екатеринбургу отношения не имеет, как и басист Ярослав Константинов, который в этом году выпускается из Академии джаза.

Анастасия Шпилёва (фото © Павел Пушмин)
Анастасия Шпилёва (фото © Павел Пушмин)

Ансамбль показал яркие, не слишком сложные, хорошо ложащиеся на слух широкой аудитории авторские пьесы Насти Шпилёвой с характерными «жизнеутверждающими» названиями («Смирись», «Чёрная полоса» и т. п.), изрядно украшенные изобретательными соло Аветисова и Псянчина, и в соответствии со своим несомненно возросшим классом получила право выступить на старейшим за Уралом джазовом фестивале «Джаз у Старой крепости» (Новокузнецк), а также на одном из мероприятий петербургского лейбла Rainy Days.

Автору приятно отметить, что, хотя общая стилистика этого задорного коллектива лежит несколько в стороне от лично моих музыкальных интересов, я в 2020 г. сделал верный выбор, отметив в тогдашнем конкурсе совсем зелёный студенческий ансамбль из Екатеринбурга: они растут, развиваются и имеют все шансы стать в России одним из самых ярких фестивальных проектов ближайших лет.

Полностью всё конкурсное прослушивание 18 марта (продолжительностью 6 часов 20 минут) можно посмотреть на видео в сообществе конкурса ВКонтакте:

реклама на джаз.ру
Предыдущая статьяПамяти джазового педагога. Создатель иркутской джазовой школы Владимир Романенко (1944-2022)
Следующая статьяПевица Анастасия Лютова: джазовая классика на видео — трилогия по песням Джерома Керна
Родился в Москве в 1968. По образованию — журналист (МГУ им. Ломоносова). Работал на телевидении, вёл авторские программы на радио, играл в рок-группе на бас-гитаре, писал и публиковал фантастические романы, преподавал музыкальную журналистику в МГУ и историю джаза в РГГУ, выступает как ведущий джазовых концертов и фестивалей, читает лекции о музыке (джаз, блюз) и музыкальной индустрии. С 1998 г. — главный редактор интернет-портала «Джаз.Ру», с 2006 — главный редактор и издатель журнала «Джаз.Ру» (Москва). С 2011 также член совета АНО «Центр исследования джаза» (Ярославль). С 2019 преподаёт историю стилей музыкальной эстрады в московской Академии джаза. Публикуется как джазовый журналист в ряде российских изданий, а также в американской, японской и европейской джазовой прессе (DownBeat, Jazz Perspective, Jazz Forum, Jazz.Pt, Jazzthetik, Jazz Podium и др.). Научные публикации в сборниках: Россия, Китайская Народная Республика, Япония. Выпустил ряд книг о джазе и смежных жанрах: «Индустрия джаза в Америке» (автор, 2008, расширенное переиздание — 2013), «Великие люди джаза» (редактор-составитель и один из авторов: 2009, второе издание — 2012, третье — 2019), «Блюз. Введение в историю» (автор, 2010, переиздания 2014 и 2018) и «Российский джаз» (2013, редактор-составитель и один из авторов совместно с Анной Филипьевой). Редактор-составитель сборника работ основоположника российского джазоведения Леонида Переверзева («Приношение Эллингтону и другие тексты о джазе», 2011). Автор главы «Джаз в Восточной Европе» в учебнике «Откройте для себя джаз» (издательство Pearson, США, 2011) и раздела о джазе в СССР и России в сборнике «История европейского джаза» (издательство Equinox, Великобритания, 2018). В 2021-22 гг. работал над сценарием полнометражного документального фильма «ДЖАЗ 100», посвящённого истории джаза в России, и над одноимённой книгой, представляющей собой развёрнутое исследование столетней истории отечественной джазовой сцены. Осенью 2022 г. выступил научным консультантом выставки «ДЖАЗ!100! РОССИЯ!» в Российском национальном Музее музыки.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.