Фестивали трудного сезона: 25-я «Розовая пантера» в Уфе — взгляд очевидца

0
XXV Международный джазовый фестиваль «Розовая пантера»
XXV Международный джазовый фестиваль «Розовая пантера»: Олег Касимов, Даниил Крамер (фото © Реналь Абизгильдин)
реклама
РОССИЙСКИЙ ДЖАЗ
РОССИЙСКИЙ ДЖАЗ
РОССИЙСКИЙ ДЖАЗ
РОССИЙСКИЙ ДЖАЗ

В апреле на сцене Большого зала Башкирской государственной филармонии прошёл долгожданный юбилейный XXV Международный джазовый фестиваль «Розовая пантера».

Первый фестиваль джазовой музыки в Уфе состоялся 25 лет назад в том же самом зале филармонии. Конечно, сначала он проводился силами уфимских музыкантов-энтузиастов, но продолжил расти и развиваться. Организаторы фестиваля стали приглашать звёзд российского, а вскоре — уже и международного уровня. С тех пор ежегодно в первый уикенд апреля Уфа становится настоящей джазовой столицей.

В этом году организаторы фестиваля продолжили начатую чуть ранее традицию — знакомить уфимскую публику не только с маститыми артистами, но и с самыми молодыми российскими джазовыми музыкантами. В этот раз пригласили ансамбль из Челябинска — VG Collective. В составе квартета — Эдуард Риккер (гитара, вокал), Александр Гаврилов (клавишные), Марк Дубровин (бас-гитара), Маргарита Глазунова (ударные). Ребята не ставят для себя строгих стилистических рамок в музыке: «мы любим музыку разных стилей, но сердца наши верны джазу». За свою недолгую историю квартет стал лауреатом многих международных джазовых конкурсов и фестивалей — «Джаз на Байкале» (Иркутск), «Какой удивительный мир» (Челябинск), «GNESIN-JAZZ-INSTR» (Москва). Вдохновлённые творчеством современных джазовых музыкантов, VG Collective в своей концертной программе исполнили как композиции современного джаза в собственной аранжировке, так и авторскую музыку.

«Уральский диксиленд Игоря Бурко» (фото © Реналь Абизгильдин)
«Уральский диксиленд Игоря Бурко» (фото © Реналь Абизгильдин)

Но не только этим составом была представлена челябинская джазовая школа. «Уральский диксиленд Игоря Бурко», полагаю, не нуждается в особом представлении. Это один из старейших ансамблей традиционного джаза на постсоветском пространстве, участник международных джазовых фестивалей в России и за рубежом. Диксиленд был создан в Челябинске в 1969 году трубачом Игорем Бурко (1944–2018), чьё имя коллектив носит и после его ухода из жизни, и с тех пор вырос в один из самых известных в стране и за её пределами составов традиционного джаза. Музыканты «Диксиленда» под руководством гитариста Валерия Сундарева великолепно владеют не только собственно стилем диксиленд, но и другими стилями современного джаза — от мэйнстрима и бибопа до джаз-рока и smooth jazz. Однако в основе репертуара сохраняется джазовая традиция.

«Уральский диксиленд Игоря Бурко» (фото © Реналь Абизгильдин)
«Уральский диксиленд Игоря Бурко» (фото © Реналь Абизгильдин)

Надо сказать, что исполнители диксиленда универсальны: они не только мастерски играют, но ещё и подпевают как настоящие бэк-вокалисты. Солистку диксиленда Кристину Рыжковскую отличает зажигательная вокальная манера. Вообще чувствуется, что музыканты вдохновляют друг друга. Из «фишек»: одна из песен была специально спета через мегафон ради изменения тембра, который зазвучал как голос со старой грампластинки.

Отдельно хочу отметить музыковеда Наталью Риккер, которая, не будучи бэндлидером или солисткой, а занимая, казалось бы, административную должность директора коллектива, тем не менее весьма успешна в роли очаровательной конферансье. Всё в этом ансамбле стильно и красиво.

Безусловно, выступление Карины Кожевниковой, одной из звёзд российской джазовой сцены, стало настоящим подарком для многих уфимцев. Своеобразный тембр голоса, проникновенная манера пения, владение вокальной импровизацией, умение передать смысл того, о чём поётся в песне — всё это характеризует творчество Кожевниковой. Критики нередко называют её «русской Эллой Фитцджеральд», имея в виду, вероятно, схожесть манеры, хотя Карина создаёт оригинальные версии джазовых стандартов, оставаясь в рамках свинговой стилистики. Вероятно, именно поэтому её талант особенно ярко проявляется в концертах с биг-бэндами. В концерте с Биг-бэндом Башкирской государственной филармонии п/у Олега Касимова немного смутило излишнее вибрато в голосе, но это, как говорится, дело вкуса. Вместе с тем, оставила яркое впечатление прекрасная джазовая интерпретация песни «Весёлый ветер» Исаака Дунаевского в исполнении Карины Кожевниковой. Неудивительно, что она выступает с ансамблями известнейших музыкантов — Льва Кушнира, Алексея Кузнецова, Георгия Гараняна, Александра Осейчука, Игоря Бутмана и других.

Секстет Биг-бэнда Башкирской государственной филармонии и Карлос Эчаварриа (альт-саксофон)
Секстет Биг-бэнда Башкирской государственной филармонии и Карлос Эчаварриа (альт-саксофон)

Следующие приглашённые гости фестиваля — прекрасные инструменталисты. Карлос Эчаварриа — виртуозный альт-саксофонист и трубач. В его композициях, специально аранжированных для башкирского биг-бэнда, сочетаются яркие кубинские ритмы с джазом. Саунд отличается от привычных для нас версий латин-джаза, это не какая-то знакомая сальса или босса-нова: это новый подход к джазу, где смешиваются сложные ритмы Кубы и современного джаза. Здесь свободно перемежаются ритмические паттерны, оставаясь в рамках четырёхдольного метра. В музыке Карлоса присутствует, на мой взгляд, медитативность сродни индийской раге, но гораздо более эмоциональная.

Олег Касимов (тенор-саксофон) и Карлос Эчаварриа (труба) фото © Реналь Абизгильдин
Олег Касимов (тенор-саксофон) и Карлос Эчаварриа (труба) фото © Реналь Абизгильдин

Слушая игру Карлоса, нужно понимать очень важную вещь: оба эти инструмента (саксофон и труба) являются духовыми, но особенности звукоизвлечения и техника игры на них сильно отличаются. Однако это обстоятельство совершенно не мешает молодому кубинцу демонстрировать прекрасное владение обоими инструментами.

Сергей Долженков и Биг-бэнд Башкирской государственной филармонии п/у Олега Касимова (фото © Реналь Абизгильдин)
Сергей Долженков и Биг-бэнд Башкирской государственной филармонии п/у Олега Касимова (фото © Реналь Абизгильдин)

Сергей Долженков — ведущий российский тромбонист, композитор, аранжировщик, солист Московского джазового оркестра п/у Игоря Бутмана. На фестивале прозвучали авторские пьесы Долженкова и композиции фьюжн-классики 1960-х годов («Little Sunflower» Фредди Хаббарда, «Speak No Evil» Уэйна Шортера — «космический композитор», по мнению Сергея), представленные с точки зрения сегодняшнего дня. Конечно же, было очень необычно услышать практически невозможное двухголосие на тромбоне. Полагаю, что не ошибусь, что этот технический приём (очень, кстати, созвучный башкирскому горловому пению узляу) на уфимской сцене впервые продемонстрировал именно Сергей. Вообще сложилось впечатление, что артист выкладывается на все сто, и его драйв действительно вдохновлял всех, кто с ним работал на сцене (удалось в этом убедиться, когда на следующий вечер солистка Полина Кобец спела уже соло, без Долженкова, и это не производило должного впечатления). Кстати, все композиции Сергей также специально аранжировал для уфимского оркестра, что неудивительно, ведь у артиста есть целых два бэнда — собственный New Blood Big Band и студенческий, которым Долженков руководит как преподаватель кафедры эстрадно-джазового искусства Московского государственного института культуры.

Даниил Крамер (фото © Реналь Абизгильдин)
Даниил Крамер (фото © Реналь Абизгильдин)

Главный гость фестиваля, далеко не впервые приезжающий в Уфу — народный артист России Даниил Крамер. Этот пианист давно любим уфимской публикой. Приятно слышать, что Даниил Борисович остаётся верен своей манере, умело вплетая в свои красочные рояльные импровизации цитаты из популярной мировой академической классики. Манера маэстро представляет своего рода микс из пианизма Эрролла Гарнера и Оскара Питерсона, но на собственный лад. Исполняемые им стандарты легко узнаваемы, ибо относятся к золотому фонду джазового мэйнстрима.

Олег Касимов и его оркестр (фото © Реналь Абизгильдин)
Олег Касимов и его оркестр (фото © Реналь Абизгильдин)

Было бы несправедливо не отметить главного участника фестиваля, а именно — Эстрадно-джазовый оркестр Башкирской государственной филармонии и его лидера, народного артиста Республики Башкортостан, художественного руководителя оркестра и фестиваля Олега Касимова. Оркестр играл на протяжении всех трёх дней фестиваля, однако музыканты, по их собственному признанию, поняли, что могут выступать, не теряя качества исполнения, три вечера подряд с новыми программами, имея буквально несколько часов на предварительную репетицию. Я обратилась к Олегу Касимову с несколькими вопросами.

В этом году фестиваль двадцать пятый — юбилейный. Наверное, это было очень значимо и ответственно.

— В каком-то смысле да. Но поскольку он всё же ежегодный, то обдумывая осенью планы на сезон, мы всегда помним про весеннюю «Пантеру». Ближе к открытию феста могут произойти какие-то изменения, что и случилось в этом году. По понятным причинам часть «международных» гостей не смогла принять участия в юбилейном джазовом марафоне. Но всё же после пандемии, когда два года назад проведение фестиваля отменилось буквально за неделю, какие-то иные изменения даются легче. В этом году состав приглашённых гостей пришлось спешно корректировать, но в конечном итоге фестиваль от этого только выиграл.

Как восприняли музыканты довольно напряжённый график работы? Может, хотели бы кого-то особо отметить из оркестрантов?

— Единственная жалоба, что я слышал от ребят, это «надо больше заниматься». Очень ценно, когда музыканты понимают, что ещё есть потенциал профессионального роста. А насчёт отметить… Все, точно все мои ребята молодцы, они ответственно подошли к экстремальным условиям работы на фестивале, чему я очень рад. И на сегодняшний день мы, пожалуй, самый востребованный коллектив.

Солирует Артур Гимаев (труба) (фото © Реналь Абизгильдин)
Солирует Артур Гимаев (труба) (фото © Реналь Абизгильдин)

Со своей стороны отмечу замечательные соло трубача Артура Гимаева, саксофониста Антона Сальникова, гитариста Антона Антонова. Вообще, на мой взгляд, оркестр растёт профессионально, с каждым фестивалем звучит всё уверенней, лучше и стилистически точно.

Как и в прошлом году, все три фестивальных концерта провёл специально приглашённый главный редактор журнала «Джаз.Ру», преподаватель Академии джаза (Москва) Кирилл Мошков. Кроме того, 3 апреля Мошков также провёл творческую встречу с профессионалами и любителями, где рассказал о том как начинался российский джаз, 100-летие которого мы будем отмечать 1 октября. 

Конечно, уже почти традиционно я расспросила Кирилла Мошкова о том, как ему видится нынешний фестиваль, что было нового и отличительного, в том числе и в контексте других российских фестивалей, которые также приглашают Кирилла в качестве ведущего.

Это уже вторая ваша «Розовая Пантера». Какие впечатления?

— Учитывая обстоятельства, фестиваль, на мой взгляд получился интересным: и программа гостей была разнообразна, и оркестр Башкирской филармонии прозвучал на привычном уже высоком профессиональном уровне. Несколько лет назад произошли изменения в ритм-секции, однако меня вновь приятно удивил басист Олег Янгуров. До его прихода в оркестр я знал его как фьюжнового и фанкового музыканта, но услышав его в этом составе, могу сказать, что он универсален. Надо понимать, что главный в ритм-секции — это именно басист, потому что не только ритм, но и вся гармоническая вертикаль держится на нём, и Олег Янгуров прекрасно с этим справляется. В вашем оркестре есть и отличные солисты-импровизаторы, что бывает не во всяком биг-бэнде. Вообще, и по отдельным группам, и по всему оркестру в целом можно с уверенностью сказать — это отличный слаженный коллектив, которому удаётся достигнуть по-настоящему джазового звучания, что во многом, безусловно, заслуга его руководителя. И даже исполняя сложные партитуры, представленные Сергеем Долженковым (пожалуй, это самая сложная часть программы фестиваля), музыканты справились со своей задачей очень хорошо.

Олег Янгуров (фото © Реналь Абизгильдин)
Олег Янгуров (фото © Реналь Абизгильдин)

 На мой взгляд, и сам Олег Касимов не только как руководитель, но прежде всего как солист — очень убедительно и ярко выступил.

— Безусловно, Олег — очень сильный тенор-саксофонист, и мне немного жаль, что он редко выступает с малыми составами как солист. Понятно, это связано с большой занятостью его как руководителя оркестра, но я полагаю, что Олегу нужно подготовить свою отдельную программу как солисту. Надеюсь, что такое есть в планах, поскольку необходимо создавать фонд авторской музыки именно российского джаза. 

Биг-бэнд Башкирской государственной филармонии (фото © Реналь Абизгильдин)
Биг-бэнд Башкирской государственной филармонии (фото © Реналь Абизгильдин)

Кстати, если говорить об авторских программах, то ведь здесь наши гости очень сильно разнятся: Сергей Долженков с Карлосом Эчаварриа с одной стороны и, предположим, Карина Кожевникова — с другой.

— Я никогда не скрывал своего отношения к исполнению джазовых стандартов: если только это не художественная реконструкция какого-то исторического джазового стиля, то нет смысла, на мой взгляд, петь стандарты из репертуара Эллы Фитцджеральд, копируя манеру Эллы Фитцджеральд. Опять же, только собственное прочтение, пусть даже вековой джазовой классики, имеет ценность. Но и это не предел. Нужно двигаться дальше. Безусловно, есть и современные биг-бэнды, руководители которых сознательно воссоздают звучание тех или иных направлений в свинге (либо добиваются саунда конкретных оркестров эпохи свинга), но это связано именно с какой-то программностью, со стремлением познакомить публику с богатейшей историей джаза. Так вот Карина Кожевникова, при всей опоре на историческую сущность исполняемых ею стандартов, всё же пытается делать в этом контексте что-то своё. Что же касается музыки Сергея Долженкова и Карлоса Эчаварриа, то это — бесспорно, современный джаз. Наверное даже, их стилистики диаметрально противоположны, если так можно выразиться, но всё же обе очень современны. Если Сергей использует в своих композициях и аранжировках всевозможные электронные средства («примочки») в игре на инструменте, то Карлос опирается афро-кубинские ритмы и современную джазовую манеру оркестровки. В аранжировках, представленных для оркестра БГФ, у Сергея определённо звучит оркестровое «мясо», а у Карлоса —композиции более деликатной фактуры, лишь слегка подправленные Олегом Касимовым под возможности своих музыкантов, но вполне сочные и пряные. Но невзирая на стилистическую разницу, это всё — современный джаз.

 Что, по вашему мнению, происходит сейчас в джазовой музыке? Ведь электронику в джазе открыли ещё в семидесятых годах прошлого века, но тем не менее интерес к подобного рода экспериментам не снижается.

— По всей видимости, импульс развития, заданный в ту эпоху, не угас. Нынешний интерес к электронике — своего рода новый виток спирали в этом направлении. Конечно, в начале XXI века наблюдался некоторый спад в использовании модифицированных звучаний, поиск в области натурального акустического звука, но сейчас всё удачно балансирует, и в этом поиске одно не отрицает другого. Джаз никогда не стоит на месте, он многогранен, разнообразен и в том велик.

Невозможно не согласиться с Кириллом Мошковым в главном: джаз не может быть однозначным, он настолько разный, что каждый человек может найти в этой музыке что-то сокровенное, что-то своё.

реклама на джаз.ру

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.