Часть 6. Фортепианная школа

Вернуться к оглавлению книги   |   Другие книги о джазе на “Джаз.Ру”

Митропольский баннер

Фортепианная школа

В 20-е годы параллельно с Чикаго стала бурно развиваться джазовая жизнь в Гарлеме – негритянском районе Нью-Йорка. Это был город в городе, с весьма насыщенной культурной жизнью. В начале века туда стекались многочисленные исполнители рэгтайма, устраивались танцевальные вечера и соревнования, ставились менестрельные спектакли и шоу. В Гарлеме возникла и развивалась фортепианная школа страйд-пиано, сформировавшая гарлемский фортепианный стиль. Этот стиль продолжал развитие рэгтаймовой игры и опыт баррел-хауз. Мелодия в страйде строилась в отрыве от граунд-бита. При этом левая рука чередовала бас на 1 и 3 долю с аккордом на четные доли. Аккорд брался в среднем регистре, бас в низком, в результате чего левая рука совершала своеобразные шаги, что и дало название стилю (stride – большой шаг). Одним из основоположников гарлемской школы был великолепный пианист, имевший неплохое академическое образование – Джеймс Пи Джонсон. Его игра, под воздействием белых музыкантов новоорлеанского стиля, познакомивших Нью-Йорк с новой для них музыкой, превратилась из таперской, развлекательной в джаз. В результате рояль превратился в подобие бэнда с распределенными функциями, которые были подвластны пианисту-виртуозу. Следующим по популярности после Джонсона был Уилли “Лайон” (Лев) Смит (Willie “The Lion” Smith), который, несмотря на прозвище, полученное в Первую мировую войну, играл мягче и лиричнее своего коллеги.
Характерной особенностью музыкального Гарлема были так называемые “рент-парти” – вечеринки, затеваемые с целью сбора денег для арендной платы. На такие вечеринки приглашался пианист, развлекавший публику. Постепенно на эти вечера стали собираться многочисленные мастера фортепиано и их ученики. Фактически, развлекательное мероприятие превратилось в школу “передового опыта”. В этой школе в качестве ученика появился молодой Томас “Фэтс” Уоллер, которому давал уроки пораженный его талантом Джеймс Пи Джонсон. Уоллер превратился во влиятельнейшего представителя гарлемской школы. Его богатый стиль игры включал в себя и оркестровое использование фортепиано, и изысканные импровизации, и невероятный драйв, обеспеченный агрессивной левой рукой, и необыкновенный музыкальный юмор.

СЛУШАТЬ: Fats Waller – “I´m Gonna Sit Right Down And Write Myself a Letter”

Ответвлением от стиля страйд можно считать манеру игры, выработанную пианистом Эрлом Хайнсом, становление которого проходило в Чикаго,. Еще до встречи с Армстронгом в 1928 году на сессиях записей Хайнс соединил рэгтаймовую игру страйда с сильным блюзовым влиянием. А позже привнес в свои исполнения фразировку, характерную для трубы, т.е. положил начало “трубному” стилю. Эта тенденция появилась у музыканта еще в ранние годы, но восхищение Армстронгом подстегнуло ее. Влияние Хайнса на других пианистов было значительным и постепенно увело джазовое фортепиано от стандартов страйда.

Ранние джазовые оркестры

В 20-е годы в Чикаго, в Нью-Йорке и в других городах возникает большое число танцевальных оркестров, т.н. “свит-джазовых” (англ. Sweet – сладкий, благозвучный). Они состояли из профессиональных музыкантов, которые взяли на вооружение многие приемы из стилистического набора раннего джаза. Примером таких оркестров могут служить коллективы Бенни Поллака (Ben Pollack), Жана Голдкета (Jean Goldkette) и Пола Уайтмена (Paul Whiteman). Как правило, музыканты этих оркестров, за исключением некоторых солистов, пришедших из настоящего джаза, не умели импровизировать. Усилиями симфоджазовых оркестров, облачивших джаз в европейские одежды, к джазу было привлечено внимание публики, воспитанной в канонах академической музыки. При этом произошли значительные потери в импровизационной сущности джаза, но была подготовлена почва как для прихода свинговой эпохи, так и для синтеза джаза и академической музыки в более глубокой форме. Но этот этап пришелся уже на вторую половину века.
Оркестр Пола Уайтмена был силен не составом музыкантов, а аранжировками, в которых Уайтмен пытался убрать “варварские” звучания раннего джаза. Своими выступлениями, в том числе и в престижных залах, Уайтмен старался привлечь к джазу внимание деятелей культуры и искусства. В числе таких выступлений был и знаменитый концерт 1924 г., в котором прозвучала “Rhapsody In Blue” композитора Джорджа Гершвина (George Gershwin).

СЛУШАТЬ: “Rhapsody in Blue” George Gershwin
Историческая первая запись “Рапсодии в блюзовых тонах”: оркестр Пола Уайтмена, солист – Джордж Гершвин (фортепиано), 1924

Расцвет полуджазовых и джазовых оркестров досвинговой эпохи приходится на период с 1923 по 1929 годы, который обычно называют “золотой эрой джаза”. В это время блистают бэнды Флетчера Хендерсона (Fletcher Henderson) с целой плеядой выдающихся солистов в лице Коулмана Хокинса (Coleman Hawkins), Дона Рэдмана (Don Redman), Рекса Стюарта (Rex Stewart), Бенни Картера (Benny Carter), в Нью-Йорк переезжает из Вашингтона оркестр Дюка Эллингтона, в Детройте работают “Коттон Пикерс” (“Cotton Pickers”) под руководством Уильяма Маккинни (William McKinney), Джелли Ролл Мортон продолжает свою деятельность после Нового Орлеана с ансамблем “Red Hot Peppers”. В это время формируется и оркестр Джимми Лэнсфорда (Jimmy Lanceford). Благодаря возникновению большого количества оркестров джазово-танцевального типа, джаз становится частью шоу-бизнеса. В Соединенных Штатах эта музыка воспринимается публикой в рамках своего прикладного значения, да еще и в контексте ее расовой принадлежности (происхождения). Впрочем, растущее число белых оркестров постепенно сдвигает общественное мнение о статусе новой музыки.

СЛУШАТЬ: Fletcher Henderson – “King Porter Stomp”, Нью-Йорк, 14.03.1928

Иное отношение к джазу складывалось в Европе, где очень быстро возникло иное восприятие джаза. В среде просвещенной публики он оценивался как очень богатое в художественном отношении музыкальное искусство. Этому способствовали гастроли американских джазменов в Европу, начиная с 1919 года. Именно тогда была опубликована восторженная оценка академического дирижера Эрнеста Ансерме (Ernest Ansermet) игры кларнетиста Сиднея Беше. В 20-е, а особенно в 30-е годы в Европе появляется огромное число поклонников джаза и музыкантов, которые пытаются идти вслед американцам и копируют их. Одновременно в Европе начинается исследовательская деятельность новой музыки, и появляются книги о джазе Юга Панасье (Hugues Panassier) и Шарля Делоне (Charles Delaunay).

<<<< предыдущая следующая >>>>