Оксана Войтенко, вокалистка из Германии: интервью «Джаз.Ру» перед выступлениями в России

0
Оксана Войтенко
Оксана Войтенко
реклама
Иммерсивное джазовое шоу на крыше - В гостях у Гэтсби
Иммерсивное джазовое шоу на крыше - В гостях у Гэтсби
Иммерсивное джазовое шоу на крыше - В гостях у Гэтсби
Иммерсивное джазовое шоу на крыше - В гостях у Гэтсби

Как уже сообщал «Джаз.Ру», 29 апреля в Санкт-Петербурге (джаз-клуб JFC) и 2 мая в Москве (Клуб Алексея Козлова) выступит с материалом своего авторского альбома живущая в Германии вокалистка родом из Калининградской области — Оксана Войтенко. Вместе с ней будет играть пианист Борис Нецветаев — выпускник композиторского отделения Санкт-Петербургского музыкального училища им. Римского-Корсакова, который с 1997 г. живёт и работает в Гамбурге. Оксана Войтенко — выпускник джазового отделения консерватории Ганновера (Германия) и стипендиат Всемирной сети прославленного колледжа Бёркли (США), в Германии она сначала училась, а теперь и преподаёт: с октября 2018 Оксана — педагог по джазовому и поп-вокалу на кафедре музыки Брауншвейгского университета. Ещё студенткой Ганноверской консерватории она создала собственный квартет, а после поездки в США начала готовить запись дебютного альбома. За роялем был выдающийся пианист Вадим Неселовский — преподаватель колледжа Бёркли в Бостоне, живущий в Нью-Йорке одессит, окончивший Детмольдскую консерваторию в Германии. Под названием «Amber Light» («Янтарный свет») альбом вышел в Германии в 2018 г., и записавший его квартет совершил тогда тур по Германии. Перед приездом в российские столицы Оксана ответила на несколько вопросов редакции «Джаз.Ру».

Оксана Войтенко. Интервью
Оксана Войтенко. Интервью

Вы обучались академической музыке, потом учились на филолога-германиста, и вдруг уже после университета произошёл поворот к джазу. Как это случилось? Почему именно джаз?

— Я думаю, неожиданно это было не только для моего окружения, но и для меня в том числе. Потому что после университета, да и в университетское время, я занималась эстрадным вокалом, и мой педагог по вокалу дала мне как-то раз несколько джазовых дисков. Как сейчас помню, это были Эл Джарро, Бобби Макферрин, Элла Фицджералд, Сара Воэн. И эта музыка меня настолько захватила, что до сих пор не отпускает. Решение заняться ей в то время даже не было осознанным. Просто музыка увлекла меня за собой — той свободой, которой я почувствовала в ритме, в аранжировках, в том, что я сама могу творить, в принципе, из этой музыки и поворачивать её таким образом, как мне нравится.

Как проходило врастание в германскую и — шире — европейскую джазовую жизнь? Что должен делать музыкант, приехавший из другой страны, чтобы найти своё место на джазовой сцене Европы?

— Вопрос довольно-таки нелегкий, потому что для того, чтобы устояться на определённой сцене, необходимо большое количество… совокупность определенных качеств и навыков, которые приводят того или иного артиста к его цели. Я думаю что первое, что нужно артисту — это огромное желание. И работа в том направлении, в котором он хочет продвигаться.

Врастание проходило органично, потому что процесс подготовки к поступлению в консерваторию и само поступление шли с большой отдачей: я была просто губкой и так впитывала всю информацию, что даже, в принципе, не заметила, как для меня сменились культуры. Ну и тем более, в Германии я имею дело с людьми совершенно разных национальностей. В принципе, я влилась в европейскую среду довольно-таки органично, потому что, во-первых, я приехала в страну, уже зная язык, во-вторых, я была подготовлена в музыкальном плане. И я думаю, моё огромное желание учиться и заниматься музыкой именно в Европе было настолько большим, что этот процесс прошёл очень гладко. Рекомендации, которые я могла бы дать для благополучного врастания в европейскую музыкальную жизнь для становления определённого артиста — конечно же, знание языка, знание культурных особенностей той местности, в которой ты собираешься жить и заниматься музыкой, и огромное желание, понимание поставленных перед собой целей. В принципе, преград не существует.

Альбом «Янтарный свет», безусловно, ваш авторский от первой ноты до последней, но в то же время кажется, что без участия пианиста Вадима Неселовского он был бы совсем другим. Как вы познакомились, какую роль сыграл Вадим в работе над альбомом?

— С Вадимом мы познакомились около пяти лет назад на джазовой выставке-ярмарке Jazzahead, которая проводится ежегодно в Бремене, и туда съезжается огромное количество музыкантов, организаторов фестивалей и деятелей в сфере джаза. Я тогда специально приехала на концерт, который давал Неселовский: с валторнистом Аркадием Шилклопером: они играли в дуэте. И этот концерт на меня оказал на тот момент очень большое влияние, потому что те ощущение чудес, которые происходили на сцене в этом дуэте, я помню до сих пор. И уже тогда появилась мысль: надо с Вадимом когда-либо или сыграть вместе, или записать альбом, или каким-то образом посотрудничать. Спустя некоторое время, это желание превратилось в реальность. Но в отношении той роли, которую Вадим сыграл в записи альбома и вообще в подготовке материала, в отборе материала… Я могу просто привести один пример. Когда я принесла уже готовую музыку и спросила Вадима, не будучи уверенной в том, какой материал записывать, будет ли это мой собственный материал или я ещё добавлю джазовые стандарты в собственной отработке, он сказал мне единственное: «Подумай над тем, хочешь ли ты ещё одну аранжировку джазового стандарта? Хочешь ли ты это показать своей публике?» В принципе, его ответ натолкнул меня на размышления, и я приняла решение записывать в этом альбоме собственные композиции. Ну и весь процесс записи материала в студии проходил в очень дружественной и непринуждённой атмосфере. И те рекомендации, которые давал Вадим, то, как он общался со всеми музыкантами, были настолько интеллигентными и тонкими, что даже не возникало особых вопросов. Процесс был, скажем так, очень интересный и в то же время расслабленный.

Английский и русский языки имеют разную ритмическую, интонационную природу. В чём для вас заключаются особенности работы с русским текстом в современной джазовой стилистике? И как русскоязычные песни принимают слушатели, которые их не понимают — в той же Германии, например?

— Ну в моём случае, когда я сочиняю музыку, первое, из чего я исхожу — это именно музыкальные параметры, то есть я сочиняю мелодию, или какой-то мотив, или аккордовую последовательность и уже потом на готовую мелодическую и гармоническую структуру я накладываю текст. Поэтому для меня прежде всего это ощущения музыкальные, а не текст. Поэтому, я думаю, в плане англоязычных и русскоязычных текстов для меня нет какого-то особого разделения и я не могу сказать, что моя музыка — это чистый джаз: это смешение стилей. Поэтому я не вкладываю сам текст чисто в музыкальный джазовый контекст. Возвращаясь ко второй части вопроса, могу просто привести пример, когда ко мне приходят слушатели после концерта, я с удовольствием с ними общаюсь, и они говорят, что они не понимают текста, но песни на русском языке им очень нравятся. Таких слушателей довольно-таки много, и с каждым разом я собираю эту информацию для себя и понимаю, что связь родного языка с моим сердцем — её никуда не денешь, и этим нужно пользоваться. Именно поэтому русские песни так близки публике вне зависимости от её национальной принадлежности.

Знакомы ли вы с нынешней российской джазовой сценой, если да — кого для себя выделяете среди российских джазовых музыкантов?

— Так как я джазом начала заниматься в довольно осознанном возрасте, в 22 года, я услышала первую джазовую пластинку уже осознанно. Но в 25 лет я уже переехала в Германию, и поэтому с русской джазовой сценой я знакома не близко. Но я могу некоторых исполнителей выделить, которых я знаю и уважаю. Это прежде всего, конечно, LRK Trio во главе с Евгением Лебедевым. Из вокалисток, из певиц это, пожалуй, Алина Ростоцкая, Анна Бутурлина. Ещё Алексей Козлов, легенда российского джаза. Из пианистов — Дмитрий Илугдин.

В Петербурге состав квартета Оксаны Войтенко дополнят контрабасист Николай Затолочный и барабанщик Артём Теклюк, а в Москве — барабанщик Денис Силантьев и контрабасистка Дарья Чернакова.

  • 29 апреля, 19:30, Джаз-клуб JFC — концерт в рамках фестиваля «Джазовая весна в Санкт-Петербурге» к 25-летию клуба. Билеты онлайн: 500 ₽ — 800 ₽
  • 2 мая, Клуб Алексея Козлова. Билеты онлайн от 500 ₽

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.