Главные альбомы-3. Пианист Алексей Подымкин о самых важных для себя джазовых пластинках

1
Алексей Подымкин (фото © Антон Веселов)
Алексей Подымкин (фото © Антон Веселов)
реклама
саша машин: новый альбом 2020
саша машин: новый альбом 2020
саша машин: новый альбом 2020
саша машин: новый альбом 2020

Много недель подряд джазовые круги в социальных сетях волнами обходит «флэшмоб», в рамках которого музыканты рассказывают о десяти альбомах, сформировавших музыкальные вкусы каждого из них. В изначальных правилах возникшего в марте 2020 «флэшмоба» было прописано, что выкладывать на своих страницах в соцсетях нужно только обложки этих альбомов, без комментариев. Но многие, конечно, не удержались и принялись делиться воспоминаниями и впечатлениями от своих «самых главных альбомов». Пианист Алексей Подымкин сделал это настолько впечатляюще, что редакция «Джаз.Ру» не могла не предложить ему опубликовать очерки о любимых альбомах на наших страницах. Спасибо Алексею, что согласился!

Продолжение. См. Выпуск №1.; Выпуск №2

Adam Makowicz «Winter Flowers»
Supraphon, 1978, 1151987

Обложка восточногерманского издания 1976 г.
Обложка чехословацкого издания 1979-1980 г.

Ответственно заявляю, что я везучий человек!

реклама на джаз.ру - продолжаем читать текст после рекламы
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки

В первую очередь это касается моих учителей. Мне с ними очень повезло, а вот им со мной изначально — не очень. Всё, что я сегодня знаю и умею — процентов на 80 их заслуга! Несколько раз пытался проанализировать, чем я мог такие подарки заслужить? Нет объяснений…

На мой взгляд, вся наша жизнь — это химический процесс. Как правило, если химический элемент не вступает в контакт с другими, то и реакции никакой не происходит. А чем больше контактов с разными элементами, тем эффект интереснее и результат неожиданней.

Но, конечно, желательно соблюдать допустимые пропорции и учитывать совместимость!

Я уже писал в рассказе №1 о Михаиле Тимофеевиче Стюхине, который разбудил во мне музыканта, в рассказе №2 я поведал о парнях, с которыми начал делать первые шаги в джазе, причём у нас даже очень неплохо получалось.

Рассказ №3 — о человеке, который меня расколдовал.

Первую осмысленную и при этом абсолютно спонтанную импровизацию, от которой я словил ощущение рождения музыки прямо из-под моих пальцев, я сыграл на уроке. Надежда Владимировна Бунеева вела у меня два предмета: ансамбль и аккомпанемент. Оба предмета в сознании педагогов и учеников относились скорее к вспомогательным дисциплинам, почти факультативным. Но благодаря Надежде Владимировне я просто стремительной птицей летел на каждый урок. Во-первых, она показала мне первые джазовые аккорды в левой руке. Они звучали очень смачно, как на пластинках. И во-вторых, она настоящий джазовый человек, с правильным, воспитанным вкусом.

Несколько лет она училась в Рижском музыкальном училище, имела возможность слушать живой джаз и общаться с классными музыкантами. Поэтому у неё было много фирменных пластинок, привезённых из Латвии, и я стал небольшими порциями брать их у неё на время. Благодаря ей я услышал такие группы, как The Crusaders, Earth, Wind & Fire, The Temptations.

Но особенно меня зацепила эта пластинка. Она довольна редкая. Я потом много раз слушал другие записи Адама Маковича, но эта пластинка для меня навсегда останется особенной. Это ощущение, когда ты сотый раз слушаешь одну и ту же пьесу и каждый раз, как в первый, чувствуешь рождение новой музыки: нота за нотой, от одной фразы к другой, как будто пианист, словно скалолаз на отвесной стене, без страховки нащупывает уступы, за которые можно зацепиться, находит их, появляется движение — и вдруг снова всё замирает и рассыпается в виртуозных пассажах…

ОТ РЕДАКЦИИ. Польский пианист Адам Макович (Adam Makowicz) записал этот альбом в 1977 г. для чехословацкой государственной фирмы грамзаписи Supraphon, которая первоначально выпустила его в 1978 г. под названием «Zimní Květy» (по-чешски «Зимние цветы»; оригинальное польское название альбома и его финального трека — «Kwiaty Zimowe»). Последующие переиздания — 1979 и 1980 гг. — выходили с англоязычной, экспортной обложкой, уже как «Winter Flowers». Все три издания имеют единый каталожный номер: 1151987.

Адам Макович в Москве, 2008 (фото © Павел Корбут)
Адам Макович в Москве, 2008 (фото © Павел Корбут)

В Польше альбом был издан лейблом GOWI Records только на 15 лет позже оригинального чехословацкого издания, в 1993 г. — на компакт-диске и компакт-кассете; в 1990-е альбом также выходил небольшим тиражом в США на нью-йоркском лейбле VWC Records, который выпустил ещё как минимум два других альбома Маковича.

Адам Макович не раз бывал в СССР и России. В своих «Воспоминаниях» легендарный советский джазовый трубач Андрей Товмасян (1942-2014) писал о нём так:

Адам Макович — это нечто волшебное, если так можно выразиться о качестве его джазового мышления. Это и фантастическая техника, и особый саунд, и изысканнейший утончённый вкус, и, разумеется, огромный талант.

Поскольку эта пластинка была произведена в социалистической стране, входившей в так называемый Совет экономической взаимопомощи (СЭВ — экономическое объединение стран так называемого «Восточного блока» или «советского блока»), она свободно продавалась в СССР.

СЛУШАЕМ Adam Makowicz «Winter Flowers»

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.