Финал серии очерков пианиста Алексея Подымкина о самых важных для него джазовых пластинках

0
Алексей Подымкин (фото © Антон Веселов)
Алексей Подымкин (фото © Антон Веселов)
реклама
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!

Пианист Алексей Подымкин завершает цикл, в котором он рассказывает читателям «Джаз.Ру» о джазовых альбомах, сформировавших его как артиста. В десятом (из запланированных 10) выпуске речь идёт о дебютном альбоме вокалиста Бобби Макферрина (1982), который стал одним из важнейших вокальных альбомов для автора в середине 1980-х.

Продолжение. См. Выпуск №1; Выпуск №2; Выпуск №3; Выпуск №4; Выпуск №5; Выпуск №6; Выпуск №7; Выпуск №8; Выпуск №9

Финальный, десятый очерк — своего рода признание в любви. Возможно, кто-то заметил, что в предыдущих постах я ничего не написал о пластинках и записях, в которых главные — вокалисты. Но я просто приберёг это на десерт.

реклама на джаз.ру - продолжаем читать текст после рекламы
ДМИТРИЙ НОСКОВ FRANK SINATRA TRIBUTE
ДМИТРИЙ НОСКОВ FRANK SINATRA TRIBUTE
ДМИТРИЙ НОСКОВ FRANK SINATRA TRIBUTE
ДМИТРИЙ НОСКОВ FRANK SINATRA TRIBUTE

На мой взгляд, самый совершенный музыкальный инструмент — человеческий голос. О нём написаны и опубликованы десятки тысяч книг, записаны тысячи телепередач, проведены многочисленные научные исследования, защищены диссертации. Безусловно, все эти труды и усилия помогли людям приблизиться к пониманию природы этого феномена.

Надеюсь, многие со мной согласятся, что магия человеческого голоса в том, что он напрямую обращается к сердцу человека, который его слышит. Думаю, в этом простота ответа на вопрос, почему всё-таки люди больше любят слушать песни. И я в этом смысле не исключение. Я очень люблю вокалистов.

Ещё в пору моей учёбы в училище мне очень полюбились вокальные циклы Шуберта и Шумана. Это было бы невозможно без Маргариты Гавриловны Климановой, которая вела у нас «концертмейстерский класс» и умела увлечь в фантастический мир этой музыки и привить уважение к своему предмету. И самое главное, она воспитывала в нас понимание важности концертмейстерских навыков в будущем. Это были уроки ремесла в лучшем понимании этого слова (гигантская по объёму читка с листа, транспонирование без подготовки на любой интервал и т.п.). Но самое главное — умение аккомпанировать солисту, научиться синхронно с ним дышать, улавливать и предугадывать все нюансы его партии.

Впоследствии мне это очень пригодилось в работе с джазовыми вокалистами.

Моё знакомство с джазовым вокалом было максимально традиционным — Элла Фицджеральд. Потом я услышал Билли Холидей, Сару Воэн, Кармен Макрэй, Аниту О’Дэй, Билли Экстайна, Фрэнка Синатру. Мне очень нравилась Хелен Меррилл… Почти каждый вокалист, которого я для себя открывал, вызывал любовь с первых звуков. Я старался внимательно слушать, как они интерпретируют джазовые стандарты, как изменяют мелодическую и ритмическую структуру мелодии. И ещё я очень внимательно слушал аккомпанирующих пианистов. Это было очень увлекательное занятие.

Примерно с тех пор для меня определяющим фактором в игре инструменталиста стало его умение петь на своём инструменте. Поэтому меня сразу покорили Эванс, Майлз, Кэннонбол, Колтрейн, Монтгомери, Роллинз, Декстер, Гетц, Чет и многие другие.

Конечно, в те годы для меня серьёзной отдушиной были поездки в Новосибирск, где я познакомился с музыкантами, играя с которыми я чувствовал настоящий полёт. Это были басисты Дмитрий Аверченков, Олег Петриков и Рашид Гаджиев, саксофонисты Владимир Тимофеев и Армен Чугурян, барабанщики Сергей Скоморохов и Владимир Кирпичёв. Примерно тогда же мы познакомились с трубачом Андреем Лобановым.

С каждым визитом в Новосибирск моя фонотека значительно пополнялась. Благодаря Володьке Кирпичёву я впервые услышал Джона Хендрикса, Эдди Джефферсона, Эбби Линкольн, Бетти Картер.

И примерно тогда же я впервые услышал вокалиста, который очень сильно расширил мои представления о возможностях голоса и применении их в вокальном джазе.

Это был Бобби Макферрин.

обложка винилового издания 1982 г.
обложка винилового издания 1982 г.

С джазовыми вокалистами в России, кстати, тогда была беда. В Сибири, по сути, были только Наталья Соболева в Новосибирске (которая по сей день активно выступает и растит талантливую молодёжь в колледже) и Галина Козина в Барнауле.

Это сегодня у нас, к счастью, есть замечательные вокалистки (с мужским джазовым вокалом по-прежнему грустно), прекрасно владеющие языком мэйнстрима и при этом со своим почерком, не боящиеся экспериментировать, ищущие и образованные (в отличии от многих приезжающих в Россию американских певиц, которые порой не знают даже тональностей своих песен). Карина Кожевникова, Анна Бутурлина, Алина Ростоцкая, Анастасия Лютова, Юлиана Рогачёва, Людмила Сваровская, Кристина Ковалёва, Ирина Остин, Алла Туровская, Виктория Урусова и многие другие — простите, что назвал не всех — цвет вокального джаза России. Для любого музыканта выступать с такими певицами — счастье.

Мужской вокал представлен вечно молодым Сергеем Манукяном, уникальным Олегом Аккуратовым и радующим слух и душу Ваагном Айрапетяном (который бывает в России наездами).

Но, к счастью, в тот момент, когда в моей коллекции появилась запись, о которой идёт речь, у нас сформировался состав под названием Hard Fusion, который мог что-то из репертуара этой пластинки исполнить. И это тоже было замечательное время роста, за которое я благодарен своим тогдашним партнёрам по ансамблю — вокалисту Игорю Наумову, саксофонисту Андрею Казакову, гитаристу Владу Ващенко, басисту Паше Барыбину и барабанщикам Валере Сурину и Саше Подорожному.

На мой вкус, аранжировка «Moondance» на этом альбоме — настоящий шедевр.

Я стараюсь следить за всем, что появляется нового в вокальном джазе сегодня и многое мне нравится. Но есть для меня неизменные ориентиры. Меня вдохновляет и убеждает практически всё, что делают эти большие Мастера: Дебора Браун (Deborah Brown), Курт Эллинг (Kurt Elling), Тирни Саттон (Tierney Sutton), Сара Газарек (Sara Gazarek), Дайанн Ривз (Dianne Reeves). Желаю им всем здоровья!

Обложка первого CD-издания 1990 г.

От редакции. Альбом «Bobby McFerrin» — дебютная долгоиграющая работа Бобби Макферрина, которую в 1982 году выпустил лейбл Electra Musician. Это подразделение принадлежавшей корпорации Warner Bros. фирмы звукозаписи Electra, созданное специально для издания джазового и околоджазового материала. Во главе лейбла стоял Брюс Ландвалл, будущий глава возрождённого в 1986 легендарного лейбла Blue Note. Первые несколько релизов нового лейбла вышли 12 февраля 1982, и среди них пятым был альбом никому ещё особо не известного 31-летнего певца из Нью-Йорка — сына оперного певца-баритона Роберта Макферрина. В работе участвовало множество инструменталистов: по четыре басиста, гитариста и барабанщика, плюс известный пианист Виктор Фелдман — он выступает здесь как лидер инструментального состава — и перкуссионист Кеннет Нэш, а также бэк-вокалистка Фиби Сноу в одном из треков. Пожалуй, только в сольном (без инструментального аккомпанемента) номере «Hallucinations» (и, возможно, в «All Feets Can Dance», представляющем собой дуэт вокалиста и барабанщика Эйч Би Беннетта) можно услышать намёки на будущий уникальный стиль Макферрина, но многие другие номера по-своему интересны, в том числе и «Moondance», аранжировку которого написал сам певец. На компакт-дисках альбом впервые был издан тем же лейблом в 1990 г.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.