Как хранят историю джаза на его родине? Музей американского джаза в Канзас-Сити

0
American Jazz Museum, Kansas City, MO
реклама
Киреев - Хаджиманов: тур 2021
Киреев - Хаджиманов: тур 2021
Киреев - Хаджиманов: тур 2021
Киреев - Хаджиманов: тур 2021

«Джаз.Ру» продолжает публикацию цикла очерков об американских музеях джаза и других исследовательских и просветительских заведениях, которые сохраняют, изучают и пропагандируют историю джазового искусства. Цикл основан на материалах, полученных делегацией российского Центра исследования джаза в ходе стажировки по теме «Менеджмент джазовых архивов в США» летом 2019 года в рамках программы профессионального обмена International Visitor Leadership Program. Часть материалов была собрана в ходе аналогичной экспедиции с целью изучения системы исследования и сохранения джазового наследия в США, состоявшейся в январе 2019 и поддержанной компанией The Real Jazz Ambassadors, LLC.

РАНЕЕ В ЦИКЛЕ:
Музей Джаза в Новом Орлеане: общедоступное и сокровенное | Нью-Орлеан: джазовые архивы, коллекции и энтузиасты | Старейший в мире Нью-Орлеанский джазовый архив им. Хогана | Дом-музей Луи Армстронга в Нью-Йорке

реклама на джаз.ру - продолжаем читать текст после рекламы
Евгений Лебедев - Артист Yamaha
Евгений Лебедев - Артист Yamaha
Евгений Лебедев - Артист Yamaha
Евгений Лебедев - Артист Yamaha

Ранняя история джаза, 1910-30-е годы — это четыре основных центра развития: Новый ОрлеанЧикагоКанзас-Сити и Нью-Йорк. Были, конечно, и другие важные центры, где росла и развивалась джазовая сцена: Сент-Луис, Филадельфия, Питтсбург — но эти четыре сыграли самую важную роль.

В трёх из этих городов есть музеи джаза, а в Нью-Йорке даже и не один. В Чикаго музея нет, но есть гигантский Чикагский джазовый архив, о котором «Джаз.Ру» писал ещё в далёком 2002 году.

В этой серии публикаций мы уже побывали в джазовых музеях, исследовательских заведениях и архивах Нового Орлеана и Нью-Йорка. Сегодня — очередь Музея Американского Джаза в Канзас-Сити, штат Миссури.

Казнас-Сити, штат Миссури

Со второй половины 1920-х и до конца 30-х Канзас-Сити был важным центром развития афроамериканской музыки. А всё почему? Город у слияния рек Миссури и Канзас, на границе одноименных штатов в центре страны, работал как «транспортный хаб» — важный транзитный центр. Здесь, на роскошном гигантском вокзале Юнион-Стейшен, пересекались линии 12 железнодорожных компаний, и пересадка в Канзас-Сити позволяла ехать куда угодно на территории США — ведь именно железные дороги, как известно, сделали Америку единой страной. Более того, когда начались пассажирские перелёты с Восточного берега США на Западный и обратно, именно в Канзас-Сити большинство рейсов приземлялось для пересадки пассажиров, потому что у тогдашних медленных винтовых самолётов не хватало ни горючего, ни ресурса экипажа для перелёта через весь континент.

Union Station. Значение железных дорог в Америке сильно упало, пассажирские поезда здесь с конца 1980-х и до 2012 г. вообще не останавливались, но сейчас величественный вокзал превращён в туристический центр (и несколько поездов вдень на него всё же приходят).
Union Station. Значение железных дорог в Америке сильно упало, пассажирские поезда здесь с конца 1980-х и до 2012 г. вообще не останавливались, но сейчас величественный вокзал превращён в туристический центр (и несколько поездов вдень на него всё же приходят).

Но это, так сказать, условия задачи. А вот почему в Канзас-Сити развивалась джазовая сцена: четырнадцать лет, с 1925 по 1939 год, городом правил жёсткий и беспринципный делец Том Пендергаст. Он не был мэром — только председателем городского комитета Демократической партии: мэры, члены городского совета и другие чиновники управляли городом от его лица и как его марионетки. Пендергаст сделал Канзас-Сити «открытым городом», где всё официально запрещённое в США — алкоголь, наркотики, проституция, отмывание денег, азартные игры, взятки политикам и влияние мафии — неофициально, но вполне открыто цвело и разрасталось. Город буквально купался в не вполне чистых (или откровенно грязных) деньгах. И, естественно, такое положение дел буквально требовало цветущей индустрии развлечений, прежде всего множества ночных клубов с живой модной музыкой.

А что было модной музыкой в США в 1925-39 годах? Правильно: джаз.

Профсоюзное удостоверение Союза защиты музыкантов на 1933 год, выданное 627-м местным комитетом в Канзас-Сити на имя Уильяма Бэйсси, то есть легендарного джазового бэндлидера Каунта Бэйси. Он работал в Канзас-Сити с 1929 по 1936 год. (Коллекция Публичной библиотеки Канзас-Сити)
Профсоюзное удостоверение Союза защиты музыкантов на 1933 год, выданное 627-м местным комитетом в Канзас-Сити на имя Уильяма Бэйсси, то есть легендарного джазового бэндлидера Каунта Бэйси. Он работал в Канзас-Сити с 1929 по 1936 год. (Коллекция Публичной библиотеки Канзас-Сити)

Нынешний Музей американского джаза расположен в самом сердце исторического джазового района Канзас-Сити. Район называется «18-я и Вайн», по перекрёстку самых оживлённых в 1920-30-е годы улиц афроамериканской части города — это вполне официальное название на всех городских картах: Historic 18th & Vine Jazz District, то есть «Исторический джазовый район 18-й и Вайн». В истории чёрной музыки название перекрёстка 18-й и Вайн стоит в одном ряду с такими символически важными адресами, как улица Бэйсин в Нью-Орлеане, улица Бил в Мемфисе, улица Стейт в Чикаго и 52-я улица в Нью-Йорке.

Над входом написано «Музеи на 18 и Вайн»: в здании два музея, Американского джаза и Негритянской лиги бейсбола
Над входом написано «Музеи на 18 и Вайн»: в здании два музея, Американского джаза и Негритянской лиги бейсбола

Джазовый музей занимает половину большого современного музейного комплекса, который он делит с учреждением, представляющем историю ещё одного явления афроамериканской массовой культуры — Музеем негритянской лиги бейсбола, Negro Leagues Baseball Museum: с момента создания профессиональных бейсбольных команд в 1920 и до 1962 г. этот популярнейший в США спорт (напоминающий лапту) был разделён по расовому признаку, и чёрные команды никогда не играли с белыми — только между собой.

В тротуар перед зданием музея вделаны памятные знаки в честь музыкантов из Канзас-Сити: вот эта посвящена первопроходцу джазовой сцены города, бэндлидеру Бенни Моутену (1894-1935)
В тротуар перед зданием музея вделаны памятные знаки в честь музыкантов из Канзас-Сити: вот эта посвящена первопроходцу джазовой сцены города, бэндлидеру Бенни Моутену (1894-1935)

Музей американского джаза (как и музей бейсбола) открылся в нынешнем здании в 1997 г. как символ возрождения и обновления «18 и Вайн» после многолетнего упадка и запустения района. Впрочем, и обновление района идёт с большими трудностями, и музей переживает непростой период своей истории. В прошлом году произошла полная смена его руководства. Прежний директор, Чепто Козитани-Бакнер, проработала в этой должности всего два года, но к концу её работы дефицит бюджета музея составил почти полмиллиона долларов, и никто не смог внятно объяснить, куда девались деньги, выделенные на проведение очередного Фестиваля джаза и культурного наследия Канзас-Сити. Кончилось тем, что городской совет разогнал прежний попечительский совет и хотел было даже на время закрыть сам музей, но и штат музея, и городской актив резко запротестовали против закрытия. Директор уволилась в апреле 2018, в ноябре 2018 в новый попечительский совет вместо прежних 23 вошло всего восемь членов (но зато знающих своё дело), а в мае 2019 временно исполняющим обязанности директора был назначен Ральф Каро — опытный и умелый, но, главное, честный администратор. Ральф уже, собственно, был на пенсии, но принял предложение взяться за восстановление репутации и оздоровление финансовых дел Музея Джаза, хотя к джазу как таковому не имел отношения: вся его карьера была связана со здравоохранением. Ральф Каро в течение 15 лет возглавлял два крупных медицинских центра в Канзас-Сити и заработал безупречную репутацию.

В Музее американского джаза
В Музее американского джаза

От прежнего руководства Музея остался только один человек, да и тот (точнее, та) работает в Музее джаза всего шесть лет. Но, пообщавшись с ней, автор этих строк решил: раз дело в руках такого энтузиаста, как директор Музея по общественным программам Карен Гриффин, — можно надеяться, что музей пройдёт сложные времена обновлённым и воспрявшим.

Карен Гриффин перед входом в принадлежащий Музею американского джаза концертный зал Gem
Карен Гриффин перед входом в принадлежащий Музею американского джаза концертный зал Gem

Карен — не музыкант: она историк. Джаз Канзас-Сити для неё — не только музыка: это часть истории и образа жизни города, то, на чём строится нынешнее его лицо. А Карен не «кабинетный» историк, она буквально живёт историей. Как вам её публичный образ? Она так одевается на работу. Этот тщательно пошитый по лекалам 1930-х гг. гарнитур — так сказать, «новодел»; но вообще Карен коллекционирует винтажные вещи. Это вы ещё её сумочку не видели!

Karen E. Griffin
Karen E. Griffin

Ну, а теперь давайте изучим публичную экспозицию Музея американского джаза. В отличие от аналогичного музея в Новом Орлеане, о котором мы рассказывали ранее, в Канзас-Сити куда меньше уникальных артефактов, да и исследовательский отдел тут, в общем-то, отсутствует — зато есть программа начального джазового образования для детей. Это в гораздо большей степени просветительское учреждение, и те, кто создавал экспозицию, прекрасно понимали: в наше время в массовом восприятии доминирует визуальная сторона!

Публичная экспозиция Музея американского джаза построена по хронологическому принципу
Публичная экспозиция Музея американского джаза построена по хронологическому принципу

Поэтому в Музее американского джаза представлено очень много яркого, удивительного и привлекательного визуального материала из истории даже не столько джазового искусства, сколько из истории материальной культуры той эпохи, когда Канзас-Сити был одним из центров развития этого искусства.

Продолжаем осмотр экспозиции
Продолжаем осмотр экспозиции

И то сказать, в 1930-е было много удивительного: как, например, насчёт этого уникального джукбокса (автомата для воспроизведения граммофонных пластинок)?

Jukebox!
Jukebox!

В Музее американского джаза придерживаются мнения, что в музее должен звучать джаз — живьём. У Музея два помещения для живой музыки.

Gem Theater
Gem Theater

Одно — Gem Theater, концертный зал на 500 мест, расположенный через дорогу от основного здания — сейчас на ремонте, но зато в самом здании музея работает Blue Room, джаз-клуб с музейно точной имитацией интерьера 1930-х годов. Там по понедельникам проходят джемы, а в четверг, пятницу и субботу концерты джазовых музыкантов — причём в пятницу даже два концерта за вечер.

Blue Room
Blue Room

И здесь визуальная составляющая продумана до мелочей. Возьмём, например, столики для посетителей в центральной части зала. Под стеклянной крышкой каждого находится множество подлинных артефактов 1920-50-х гг. из «золотой эры джаза».

Крышка столика. Сейчас посмотрим крупнее…
Крышка столика. Сейчас посмотрим крупнее…

Причём это не просто случайные предметы — это настоящие музейные экспонаты, подобранные по историческим джаз-клубам Канзас-Сити, из которых они происходят или к ведущим артистам которых имеют отношение.

больше деталей
больше деталей
Сейчас посмотрим крупнее…
Сейчас посмотрим крупнее…

Крупнее!

больше деталей
больше деталей

Экспозиция в основных залах музея построена по хронологическому принципу, и каждую эпоху в истории джаза иллюстрируют свойственные этому времени визуальные образы.

Эпоха Майлза Дэйвиса
Эпоха Майлза Дэйвиса

Например, классическую эпоху джазовой грамзаписи представляют оригинальные, хорошо запоминающиеся конверты виниловых дисков, которые создавал в 1950-е годы один из крупнейших мастеров искусства виниловой обложки — Дэвид Стоун Мартин.

Искусство джазовой обложки. David Stone Martin
Искусство джазовой обложки. David Stone Martin

А вот та часть экспозиции Музея американского джаза, которая представляет самые распространённые в джазовом искусстве музыкальные инструменты. На каждый можно не только посмотреть: тут же, на стенде, можно послушать (в наушниках, чтобы никому не мешать), как они в джазе употребляются.

Слева медные инструменты (труба, тромбон, сурдины для них), справа язычковые (саксофон, кларнет)
Слева медные инструменты (труба, тромбон, сурдины для них), справа язычковые (саксофон, кларнет)

Пока посетительница слушает образцы звучания гитары, на фоне стенда «Ритм-секция» вдруг возникает временно исполняющий обязанности директора Музея — Ральф Каро.

Ralph Caro
Ralph Caro

Карен Гриффин показывает гостям Музея уникальный артефакт — платье Эллы Фицджералд, в котором Первая леди джазового вокала была на инаугурации одного из президентов США. Это всё, что известно о платье, поэтому сейчас Карен изучает вопрос — какого именно президента. А в руках у неё, кстати, та самая винтажная сумочка!

Karen E. Griffin
Karen E. Griffin

Ещё один из действительно уникальных артефактов — тот самый пластиковый саксофон, на котором во время одного из узловых событий истории джаза, легендарного концерта в Масси-Холле (Торонто, Канада, 15 мая 1953), играл Чарли Паркер, самый знаменитый уроженец Канзас-Сити в джазе. Паркер сыграл на концерте гениально, к тому же с ним на сцене в Торонто были гениальные партнёры — трубач Диззи Гиллеспи, пианист Бад Пауэлл, контрабасист Чарлз Мингус и барабанщик Макс Роуч. Это был единственный раз, когда эти пять первопроходцев бибопа выступили таким составом, и последний раз, когда Паркер и Гиллеспи — творцы нового стиля — записались вместе: альбом «Jazz at Massey Hall», записанный в тот вечер на концерте, входит в Зал славы премии «Грэмми» и в «Главную сокровищницу джаза» Национального общественного радио США.

Но вообще-то в то время Птица (прозвище Паркера) был уже в очень плохом состоянии, вызванном злоупотреблением чем не стоило бы. Свой альт-саксофон он где-то, что называется, просвистел, и в Масси-Холле ему пришлось играть на дешёвом пластиковом инструменте — таким образом доказав, что гений может сыграть на чём угодно, и прозвучит гениально. Так вот инструмент этот, пластмассовый Grafton c латунными клапанами, сохранился — и представлен в экспозиции Американского музея джаза.

Grafton alto sax
Grafton alto sax

Конечно, из Канзас-Сити на мировую сцену вышли многие известные джазовые музыканты 1930-х гг. и более позднего периода: и Бенни Моутен, и Джей Макшенн, и вышеупомянутый Каунт Бэйси (во всяком случае, именно из Канзас-Сити он уехал в Нью-Йорк, к мировой славе). Но всё-таки самым известным уроженцем Канзас-Сити в истории джаза остаётся Чарли Паркер (1920-1955), который, по словам писателя Хулио Кортасара, «перевернул джаз, как рука переворачивает страницу». Поэтому перед зданием Музея установлен именно памятник Чарли Паркеру — но не со стороны 18-й улицы, а с противоположной стороны здания, с приятным видом на деревья Бульвара Мартина Лютера Кинга на заднем плане.

Памятник Чарли Паркеру у здания Музея американского джаза в Канзас-Сити
Памятник Чарли Паркеру у здания Музея американского джаза в Канзас-Сити

P.S. В феврале 2020 г. Музей наконец обрёл постоянного исполнительного директора. Им стала Рашида Филипс: родом из Сент-Луиса, она прожила 16 лет в Чикаго, в студенческие годы изучала историю джаза и джазовый вокал — в общем, не чужой джазу человек, хотя и проработала несколько лет заместителем директора Old Town School of Folk Music (Школы фолк-музыки Старого Города) в Чикаго. Успехов ей в наши непростые времена.

Делегация российских специалистов и Карен Гриффин
Делегация российских специалистов и Карен Гриффин

Сайт Музея американского джаза в Канзас-Сити

реклама на джаз.ру
Предыдущая статья12 Russian Jazz Standards. Episode 3 of 4: Mama Bear Lullaby; Five Minutes; Meadowland
Следующая статьяВыпущенный в России альбом американского пианиста Бенито Гонсалеса на высоких местах в чартах США
Родился в Москве в 1968. По образованию — журналист (МГУ им. Ломоносова). Работал на телевидении, вёл авторские программы на радио, играл в рок-группе на бас-гитаре, писал и публиковал фантастические романы, преподавал музыкальную журналистику в МГУ и историю джаза в РГГУ, выступает как ведущий джазовых концертов и фестивалей, читает лекции о музыке (джаз, блюз) и музыкальной индустрии. С 1998 г. — главный редактор интернет-портала «Джаз.Ру», с 2006 — главный редактор и издатель журнала «Джаз.Ру» (Москва). С 2011 также член совета АНО «Центр исследования джаза» (Ярославль). С 2019 преподаёт историю стилей музыкальной эстрады в московской Академии джаза. Публикуется как джазовый журналист в ряде российских изданий, а также в американской, японской и европейской джазовой прессе (DownBeat, Jazz Perspective, Jazz Forum, Jazz.Pt, Jazzthetik, Jazz Podium и др.). Научные публикации в сборниках: Россия, Китайская Народная Республика, Япония. Выпустил ряд книг о джазе и смежных жанрах: «Индустрия джаза в Америке» (автор, 2008, расширенное переиздание — 2013), «Великие люди джаза» (редактор-составитель и один из авторов: 2009, второе издание — 2012, третье — 2019), «Блюз. Введение в историю» (автор, 2010, переиздания 2014 и 2018) и «Российский джаз» (2013, редактор-составитель и один из авторов совместно с Анной Филипьевой). Редактор-составитель сборника работ основоположника российского джазоведения Леонида Переверзева («Приношение Эллингтону и другие тексты о джазе», 2011). Автор главы «Джаз в Восточной Европе» в учебнике «Откройте для себя джаз» (издательство Pearson, США, 2011) и раздела о джазе в СССР и России в сборнике «История европейского джаза» (издательство Equinox, Великобритания, 2018).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.